Наверх
Фильмы 2017 Звёздные Войны: Последние Джедаи Джуманджи: Зов джунглей Ёлки новые Три богатыря и принцесса Египта Движение вверх Днюха! Ночная смена
Мы его теряем!
10 фильмов, в которых от главной звезды избавляются уже в первом акте
Длина имеет значение.
15 фильмов и сериалов со сверхдлинными непрерывными сценами
Темные времена.
10 ролей, сыгранных сломленными судьбой актерами
Стыдно людям смотреть в лицо.
8 фильмов, за которые авторам пришлось извиниться
Испанский стыд.
10 сцен из фильмов, в которых неловкие ощущения достаются зрителю

Один за всех…

Интервью с актером и продюсером Александром Невским

Александр Невский – для российского кино персона уникальная. Он продюсирует кино, снимается сам, приглашает в свои фильмы заметных актеров и вполне успешно экспортирует «русскую идею» за рубеж, при этом у Невского остается время на спорт, написание книг и общественную деятельность. Накануне старта проката новой картины с участием Александра Невского «Максимальный удар», снятой, между прочим, легендарным Анджеем Бартковяком, мы встретились с Александром на московской премьере и церемонии закладки отпечатков рук актера и продюсера на Аллее звезд «Люксор», чтобы поговорить об Арнольде Шварценеггере и Кевине Спейси, о звездах новой ленты и профессиональных «хейтерах», о судьбе русских в Голливуде и московском морозе. У нас снова все по максимуму, absolutely!

– Прежде всего, Александр, поздравляем вас с очередной премьерой и хотим спросить, чем для вас является «Максимальный удар» и в чем главное отличие этого проекта от ваших предыдущих работ?

– Здесь все более чем очевидно. «Максимальный удар» – это самый большой проект в моей карьере, и не только с точки зрения бюджета, но и по количеству занятых в работе над картиной серьезных студийных профессионалов. Режиссер Анджей Бартковяк всегда снимал для крупных студий, сценарист Росс ЛаМанна никогда не был замечен в работе в независимом кино, он автор сценариев к франшизе «Час пик». «Максимальный удар» выглядит как большое студийное кино, потому что Бартковяк собрал туда коллектив, работавший с ним на «От колыбели до могилы», и не только актеров Марка Дакаскоса, Тома Арнольда и Келли Ху, но и операторскую команду во главе с Верном Ноблсом, и знаменитого постановщика трюков Джеймса Лью, который прямо с нашей площадки отправился на съемки сериала «Люк Кейдж». Даже по трейлеру можно отметить, что наше кино стало заметно выше уровнем.

Александр Невский

Александр Невский

– О съемках «Максимального удара» мы говорили с вами еще в 2015-м. Почему работа так затянулась? Не показатель ли это каких-то проблем?

– Ни в коем случае, это вполне нормальные сроки для большого кино. И столь долго работать над одним фильмом мне тоже раньше не приходилось. Для сравнения: «Разборку в Маниле» мы сняли в 2015-м, в России выпустили в 2016-м, международные сделки закрыли в 2017-м, и в январе 2018-го фильм выйдет в Америке. У «Максимального удара» только съемки растянулись почти на три года – из-за большого числа локаций и международной логистики мы снимали и в 2015-м, и в 2016-м, и даже в 2017-м. И только сейчас мы выходим в российский прокат, а также представили картину на Американском кинорынке (AFM). Я подчеркиваю, что по давно заведенной традиции мои фильмы всегда сначала выходят в России, потому что я горжусь своей страной и ценю поддержку моих поклонников, живущих здесь.

– И каковы перспективы «Максимального удара» вне России?

– Мы всего несколько дней работаем над международным прокатом, но я уже могу похвалиться перед поклонниками: в отличие от предыдущих моих картин, которые не всегда попадали в кинотеатральный прокат, «Максимальный удар» уже закуплен во Франции, на Ближнем Востоке и в Эмиратах, Восточная Европа покажет ленту в своих кинотеатрах. Что же касается Соединенных Штатов, то мы сегодня выбираем дистрибьютора между Sony и LionsGate – в моей карьере такое впервые, и как продюсеру я уже могу смело ставить себе «пятерку». Но и это еще не все – вы знаете, что первым зрителем «Максимального удара» стал Арнольд Шварценеггер?

– Да, мы писали об этом, но с удовольствием послушаем вас, как непосредственного участника.

– Это настоящая фантастика! Я вспоминаю себя мальчишкой, я помню свой первый плакат со Шварценеггером на стене, свои первые гантели и первый поход в качалку, я мечтал встретиться с ним, но реальность превзошла все ожидания: я сам стал знаменитым культуристом, уже давно работаю в Голливуде и много лет знаком с Арнольдом! А просмотр «Максимального удара» проходил в закрытом частном кинозале в Беверли-Хиллз, нас было всего восемь человек, и сидеть между Шварценеггером и Бартковяком, которые дружат еще со съемок «Близнецов», слышать его комментарий, его похвалы, его восхищение Москвой, его оценку постановки трюков и погонь, его теплые слова в адрес актеров и съемочной группы – это воплощение самых смелых мечтаний. И не только моих – этим я показываю всем, что, если ты готов мечтать, если ты строишь планы, если бьешься за их воплощение в жизнь, шанс непременно представится. Любая фантастика станет реальностью. И я, Александр Невский, уже от «Максимального удара» в полном восторге – я получил похвалу от человека, на которого ориентируются люди в кинобизнесе и миллионы поклонников по всему миру.

С Бартковяком, Шварценеггером и Марией Бравиковой после первого показа "Максимального удара"

С Бартковяком, Шварценеггером и Марией Бравиковой после первого показа "Максимального удара"

– Действительно, фантастика. И все же мы попытаемся несколько усомниться – а действительно ли Анджей Бартковяк не утратил хватки, ведь это довольно возрастной режиссер, а кино сейчас снимается в каком-то сумасшедшем ритме. Справился ли он со всеми поставленными задачами?

– Заверяю вас, Анджей в отличной форме! И это не моя оценка, Шварценеггер оценил работу постановщика на «пять с плюсом». Здесь неправильно отталкиваться от возраста, важнее опыт работы. Бартковяк, в отличие от многих режиссеров – звезд боевиков 80-90-х, таких как Джон МакТирнан, Ренни Харлин, Ричард Доннер, в 2000-х не исчез с радаров, он-то как раз только и развернулся: Doom, «Уличный боец», «От колыбели до могилы» – это ведь все фильмы нового века. У него совершенно особый свой стиль, в нем удивительно сочетаются взгляд оператора и чутье режиссера. Вы ведь знаете, он в молодости работал с Сидни Люметом, а затем с Яном Де Бонтом, Джоэлом Шумахером и Уильямом Фридкиным – у него такой опыт, какой не даст ни одна школа. А на площадке Анджей мог дать фору любому из нас, даже на затяжных 24-часовых сменах, – он управлял, планировал, смотрел локации, утверждал костюмы, шутил с Томом Арнольдом, разучивал вместе с Марком Дакаскосом движения боевых искусств, он был везде. А на постпродакшене его вообще невозможно превзойти – Анджей не снимал с 2009-го, и для него очень важно было выдать картину такого уровня, чтобы можно было смело говорить о его возвращении в большое кино. Так что фильм адресован самой широкой аудитории, он обязательно удивит зрителя качеством и размахом, и никто не останется его просмотром разочарован.

– Ваш новый фильм в России позиционируется как приключенческая комедия, но сценарий ее написан иностранцем. Будет ли этот юмор понятен и близок российскому зрителю, ведь у нас все-таки несколько иная культура, история и комедийная школа?

– Некоторые, назовем их «кинокритики», иногда шутят, что все мои фильмы – комедии, но на самом деле в комедии я снимаюсь впервые, и нужно сказать, что это весьма интересный опыт для меня. Я ничуть не беспокоюсь насчет жанра и юмора картины – уверен, вы знаете, что голливудские приключенческие комедии в России заходят прекрасно, особенно если профессионально поработать над дубляжом и переводом. Западные комедии – один из самых кассово успешных жанров в российском прокате. В нашем случае я абсолютно уверен, что перевод будет не только адекватным, но и специально адаптированным под нашего зрителя, под все современные фишки и приколы – с нами работают ребята, связанные и с КВН, и с ComedyClub. Должно быть смешно!

С Бартковяком на съемках "Максимального удара"

С Бартковяком на съемках "Максимального удара"

– В касте «Максимального удара» мы видим не только ваших старых знакомых Марка Дакаскоса и Маттиаса Хьюса, но и множество новых известных имен. Чем удалось подкупить столь обширный актерский ансамбль?

– Вы правы, для меня действительно фильм обернулся множеством новых знакомств – я раньше не работал ни с Эриком Робертсом, ни с Дэнни Трехо, ни с Томом Арнольдом, ни с Билли Болдуином. Но должен вам сказать, что секрета в привлечении всех этих звезд нет никакого – они все с удовольствием откликнулись на приглашение Анджея Бартковяка. И работать с этими замечательными людьми – огромное удовольствие. Я уже говорил вам в одну из предыдущих наших встреч, что работа с такими профессионалами обязательно и тебя самого заставляет тянуться к их уровню и выкладываться на 200%. Вспомните, в «Московской жаре» рядом со мной были Майкл Йорк и Эдриан Пол, в «Охотниках за сокровищами» – Дэвид Кэрродайн и Шерилин Фенн, в «Черной розе» – Кристана Локен и Роберт Дави, а «Разборка в Маниле» собрала огромный коллектив мастеров. Если хотите, это продолжение истории о мечте и фантастике – с каждым новым фильмом я знакомлюсь со все большим числом замечательных актеров.

– А что касается наших артистов, какое впечатление осталось от сотрудничества с ними?

– Должен вам сказать, что я очень тепло отношусь к нашим актерам. Моим первым фильмом были «Тихие омуты» легендарного Эльдара Рязанова, и там со мной на площадке были великолепные Александр Абдулов и Любовь Полищук. В «Московской жаре» у нас снялся Александр Белявский, в «Охотниках за сокровищами» был Альберт Филозов, Эммануил Виторган – в «Черной розе», в «Разборке» мы задействовали Дмитрия Дюжева, но «Максимальный удар» собрал просто невероятное число отечественных артистов. И прежде всего я хочу отметить Евгения Стычкина. Мы познакомились всего за пару дней до начала съемок, но очень быстро сработались, сдружились, он великолепный актер, мне кажется, наш с ним тандем может посоперничать с массой других известнейших киношных друзей. Только самые теплые слова могу сказать и в адрес Максима Виторгана, и про Андрея Кайкова, и про Анну Хилькевич, и про Сергея Астахова, и про многих других. Заранее прошу прощения у всех, кого не упомянул.

Трэхо, Невский, Полина Буторина на съемках "Максимального удара"

Трэхо, Невский, Полина Буторина на съемках "Максимального удара"

Я очень рад, что Анджей Бартковяк взял на одну из ведущих ролей Полину Буторину. Она играла в небольшом эпизоде в «Разборке в Маниле», но на площадке Бартковяк ее не видел, он в это время был занят и на Филиппины с нами не летал. Я познакомил их позже, и Анджей захотел ее попробовать для «Максимального удара», вот так все и сложилось. Полина – большая молодец, она между нашими съемками успела записать музыкальный альбом, замечательная девочка. Не могу не отметить участие чудесной и очень талантливой Марии Бравиковой – ее сцена танго с Марком Дакаскосом легко заткнет за пояс знаменитый танцевальный эпизод из «Мистера и миссис Смит», уверен, ее зрители оценят очень высоко.

– Александр, не можем не задать вопрос о фамилии вашего персонажа. На этом Голливуд всегда прокалывается, там очень любят придуманные фамилии, которых в России нет. Вы играет героя по имени Максим Кадурин. Почему не Иванов, Петров или Сидоров?

– Я вам совершенно откровенно на это отвечу: в данном случае я целиком и полностью подчиняюсь авторитету сценариста и режиссера. Если Росс ЛаМанна решил написать в своем сценарии о Максиме Кадурине, то так тому и быть. Тем более знаете ли вы, сколько раз ЛаМанна и Бартковяк переписывали сценарий «Максимального удара»? 24 раза! Двадцать четыре! Если бы я пришел к ним и сказал: «Нужно переписать 25-й раз, потому что мне не нравится фамилия моего героя», представляете, как бы на меня посмотрели? Я вам больше скажу, у меня был обратный случай. В «Московской жаре» героя Майкла Йорка конвоировал милиционер по фамилии Чехов, и актер мне тогда сказал: «Почему у вас простой милиционер носит фамилию великого классика, замените ее на что-то нейтральное». И мне тогда, наоборот, пришлось объяснять, что фамилия Чехов у российского зрителя вызовет меньше вопросов, чем условный Кадурин. Для меня в фильме самое главное, чтобы Россия не была показана страной, где по улицам ходят медведи, а люди в ушанках пьют водку из горла, остальное приемлемо.

– Обязательно хочется коснуться важного вопроса отношения к вашему творчеству в России. Мягко говоря, против ваших картин выступает много так называемых «хейтеров». Не задевает ли вас это?

– Да ну что вы! Я смотрю на такие проявления совсем с других позиций. Поймите, для меня, простого московского парня, который ходил в обычную школу, который был тощим и долговязым, для которого только-только открывался мир спорта, бокса, бодибилдинга, нынешняя жизнь и работа Александра Невского была невообразимой сказкой, чем-то нереальным. Сейчас я снимаю фильмы с участием звезд со всего мира, мое кино идет на экранах всех континентов, я воплощаю в жизнь все свои задумки, планирую, снимаю, показываю и продаю свои фильмы на весь мир без какой-либо финансовой поддержки – так о каких «хейтерах» здесь может идти речь? Это всего лишь защитный рефлекс на собственное безволие, обесценивание чужих успехов на фоне собственной никчемности. Я этого просто не замечаю. Самое смешное то, что все эти ненавистники вполне могли бы добиться того же, чего и я, только для этого нужно не дома за дешевым компьютером в Интернет ругань писать, а тренироваться, быть готовым посвятить своей мечте годы, упорным трудом добиваться каждой новой ступеньки на пути к вершине. Но ругать других ведь всегда проще, чем делать самому. Так что я смотрю на это спокойно, а то, что кино мое кому-то не нравится, ну так и хорошо, так и должно быть.

– А в Голливуде вы ощущаете к себе предвзятое отношение? Из-за того, что вы русский, из-за того, что вы качок, из-за того, что вы работаете в независимом кино?

– Конечно, это бывает. Вы можете посмотреть рецензию, которую дал на «Черную розу» журнал The HollywoodReporter – они написали, что это классическое тупое кино для Америки Трампа. Думаете, им кино не понравилось? Да они прицепились всего к одной сцене, где начальник полиции Лос-Анджелеса жалуется моему персонажу – русскому менту – на то, что в США с их политкорректностью у преступников стало больше прав, чем у полиции, и он завидует моему герою, который в бандитов стреляет без предупреждения. Вот за это ухватились репортеры и раскрутили до вселенского масштаба, мол, мы провоцируем насилие, и вообще, только русские могли такой ужас придумать. А вот журнал Forbes сравнил «Черную розу» с фильмами Уолтера Хилла и Альфреда Хичкока и дал большое мое интервью. Так что однозначного отношения нет, и поэтому зрителей я всегда призываю оценивать кино самостоятельно, не по чужим рецензиям, не по роликам в Сети, а в хорошем кинотеатре с большим экраном.

– Вы выглядите совершенно непоколебимым человеком, достигшим какого-то внутреннего равновесия. Неужели Александр Невский ничего не боится? Не страшится провалов, не опасается срывов проектов, каких-то неудач?

– Нет, этого я не боюсь совершенно. Конечно, как и у любого человека, у меня есть свои собственные страхи, я переживаю за родных и близких, мне небезразлично, в каком мире я живу, но рабочих моментов я совершенно не страшусь. Меня на протяжении всей карьеры поддерживают две истории, которые я считаю для себя основополагающими и формирующими. Первая случилась в 1986 году. Тогда я только начал заниматься спортом, начал поднимать отцовские гантели, и на вопрос отца, зачем я это делаю, ответил, что хочу стать первым, лучшим и главным культуристом России, потом поехать в Голливуд и сниматься там вместе с Арнольдом Шварценеггером. А когда он мне сказал, что шансы на это у меня минимальны, я заявил, что главное, что такой шанс есть, и я непременно им воспользуюсь. Вторая история уже из года 2003-го, тогда мы как раз закончили съемки «Московской жары» и великолепнейший Майкл Йорк давал интервью для фильма о фильме. Я тогда не слишком хорошо говорил по-английски, но уже отлично все понимал, и я его просто слушал, а он сказал одну гениальную вещь. Майкл Йорк тогда сказал, что никогда нельзя знать заранее, что ждет впереди, поэтому каждую свою новую роль он играет так, словно это последний его фильм. Это было настолько неожиданно слышать от звезды уровня Йорка, у которого наверняка множество предложений на несколько лет вперед, что эти слова накрепко засели в моей голове, и к своим фильмам я отношусь так же – могут быть самые разные проекты и планы, но выложиться по полной нужно здесь и сейчас.

– А какими-то секретами из своих ближайших планов поделитесь?

– В настоящий момент меня занимают лишь две вещи. Это прокат «Максимального удара» и выход моей книги «Бодибилдинг и другие секреты успеха». С презентацией книги я сейчас согласую даты, потому что хочется и в Москве встретиться с читателями, и в Питере, возможно, удастся посетить Сочи и несколько других городов, сейчас мы все это пытаемся уложить в сложный график. Книга состоит из двух частей, первая – биографическая, в ней я рассказываю о мальчишке, который следовал за мечтой, когда не было ни бодибилдинга, ни фитнеса, ни Голливуда, ни даже гантелей, вторая – о натуральном бодибилдинге и натуральном фитнесе, о том, как любой человек может приобщиться к миру спорта и здоровья, может добиться своей мечты.

 

– Это отличный подарок для всех ваших поклонников. Ну, а для тех, кто, может быть, не слишком хорошо вас знает, мы подготовили несколько простых вопросов, которые многим позволят увидеть в вас «своего парня». Рассчитываем на короткие ответы. Итак, Сильвестр Сталлоне или Арнольд Шварценеггер?

– Ну, это против правил (смеется), это как спрашивать, кого больше любишь, маму или папу. Вначале, конечно, был Арнольд, потому что в моей жизни появился бодибилдинг. Потом на первое место вышел Сталлоне, когда я узнал историю создания фильма «Рокки», сейчас, разумеется, Шварценеггер, после совместного просмотра «Максимального удара».

Архивное фото 1986 года из новой книги "Бодибилдинг и другие секреты успеха", Александр Невский второй слева среди стоящих (вес примерно 70 кг при росте 194 см)

Архивное фото 1986 года из новой книги "Бодибилдинг и другие секреты успеха", Александр Невский второй слева среди стоящих (вес примерно 70 кг при росте 194 см)

– Книга или спортзал?

– Ну, как вы хитро выбирать заставляете… Тоже очень сложно сделать выбор. Я сейчас стал активно заниматься актерским мастерством и восполняю книжный голод, который у меня присутствовал всегда, читаю много пьес, классики, это все очень интересно, но вот в данный момент очень хочу попасть в спортзал и бассейн.

На тренировке в Лос-Анджелесе, вес 125 кг при росте 198 см (2016 год)

На тренировке в Лос-Анджелесе, вес 125 кг при росте 198 см (2016 год)

– Лос-Анджелес или Москва?

– Сегодня – Москва на 100%. Очень скучал по родному городу.

– «Московская жара» или «Черная роза»?

– Однозначно «Черная роза», ведь там я был не только продюсером и актером, но и режиссером.

– Mercedes или BMW?

– BMW. Именно BMW пятой серии был моим первым «люксовым» автомобилем, я очень долго на нем ездил.

– Apple или Android?

– Это просто. У меня iPhone.

– Бицепс или мышцы пресса?

– Ну конечно, бицепс! (Смеется.) Ну не ходить же голым по улице, чтобы все твой пресс видели!

– Любимая женщина или футбол?

– Разумеется, любимая женщина. Футболом никогда не увлекался.

– Вы на стороне Кевина Спейси или осуждаете его действия?

– Я однозначно его осуждаю. И даже добавлю к этому пару слов. Я встречался в Голливуде очень со многими, я представляю Россию в голосовании на приз «Золотой глобус», мне приходилось общаться практически со всеми звездами в актерской, режиссерской и продюсерской среде, я встречался в Америке со многими спортивными героями, писателями, музыкантами, и я могу по пальцам одной руки пересчитать людей, встречи с которыми оставляли легкий осадок. Не то чтобы меня кто-то где-то ухватил, меня попробуй ухвати, но какой-то неприятный оттенок, какое-то скверное послевкусие от таких встреч оставалось. И Кевин Спейси именно такой человек. Он ни к кому, разумеется, в моем присутствии не приставал, не говорил ничего непристойного, но есть в нем что-то такое, что дает мне основание верить во все обвинения в его адрес. И мне чрезвычайно больно и неприятно понимать, что такие люди, пользующие своей властью, могли других столько лет унижать, оскорблять, а где-то даже ломать. Поэтому у меня нет никаких сомнений в том, что подобное должно быть пресечено и осуждено обществом.

– Мстители или Лига справедливости?

– Только Лига справедливости, там Бэтмен, мой любимейший супергерой.

– Лето или зима?

– Я очень рад тому, что оказался в России в морозные дни, но в первые же дни после приезда в Москву, гуляя, я едва не простудился. Поэтому – зима, но берегите себя и обязательно приходите посмотреть наш новый фильм под названием «Максимальный удар»!


 42


Комментарии

Пользователи еще не оставили комментариев.


Добавить комментарий
Аватар пользователя Гость
Войдите на сайт



Зарегистрируйтесь



Читайте также

показать еще


Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть