Наверх
Фильмы 2018 Мстители: Война бесконечности Остров собак Собибор Такси 5 Дэдпул 2 Конченая Хан Соло: Звёздные Войны. Истории Черновик Красный воробей
Отцы невест.
13 кинозвезд, к которым опасно набиваться в зятья
Бонд. Джейн Бонд .
10 актрис, которые могли бы сыграть Джеймса Бонда
Ну очень странные дела.
13 фантастических фильмов и сериалов, вдохновленных реальными событиями
Старики и море.
13 лучших морских киносражений 2000-х
И смех, и свадьба.
20 лучших романтических комедий

Рецензия на фильм

В движении

Похмельный синдром

«В движении» – новый фильм о беличьем колесе российской тусовки.

Похоже, что с выходом на экраны фильма Филиппа Янковского «В движении» в постсоветском кино наметилось потепление: в навозной куче тусовочных приколов «для своих» вдруг материализовалось жемчужное зерно кинематографа мысли, уже способного заинтересовать широкую публику. Фильм, что интересно, почти без выстрелов, совсем без погонь и с сексом в стиле «на себя посмотри!». В результате отечественная картина, о чудо, реально идет в московском прокате, и на дневном сеансе при изрядной цене на билеты зал не был пуст.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "В движении"

Этого поворота следовало ожидать: краткий, но разрушительный период буйства почуявших свободу недоучек подходит к концу, генерация телепузиков взрослеет, задумывается о душе и начинает смекать, что не фишкой единой жив человек. Т.е. круг рано или поздно замкнется, чтобы после паузы начался новый виток поколенческих споров. «В движении» – клиническая картина похмельного синдрома: la dolce vita, заполнившая жизнь так называемой элиты, а заодно теле- и киноэкраны бессмысленными ужимками и прыжками, принесла опустошенность. Впрочем, ничто не ново под луной – об этом в свое время сделал свою «Сладкую жизнь» Феллини.
На всех афишах картины лицо актера Константина Хабенского смазано: жизнь его героя – коловращение. Пребывающий в безостановочном беге, он остается на месте, как в кошмарном сне. Дебютную картину Янковского-младшего в прессе успели обругать «советской» – потому что она концептуальна, и пристрастен взгляд авторов, и очевидны как их человеческая заинтересованность в своих героях, так и почти автобиографическое знание предмета.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "В движении"

Гурьев у Хабенского – хищник-папарацци. Говорят, талантлив, но это ни в чем не проявлено (наблюдение точное: ни ум, ни талант этой журналистике не нужны, а нужна наглость). Судя по квартирке, успешен. Но его глаз вспыхивает только при виде бабы, любой. И тут же гаснет, потому что ничего нового уже не будет, а будет очередная истерика от жены. Не надо толковать о том, насколько точен портрет тусовочного репортера, это не имеет значения: фильм берет нас на эмоциональном уровне. Он заставляет ощутить порочный круг, откуда нет выхода. Это состояние сильно выписано в сценарии Геннадия Островского и на уровне бредовой клаустрофобии передано в картине.
Впрочем, широкая публика, возможно, захочет увидеть здесь рассказ о шикарной репортерской жизни, продолжение «светских хроник» из глянцевых журналов. Или даже производственную драму в духе Хейли. И тоже будет права: журналистика как безумная гонка за сенсацией, рейтингом и большими деньгами именно такова если не типологически, то психологически и нравственно. В этом смысле фильм Янковского - антипод другой «производственной драмы» 60-х «Журналист» соцреалиста Сергея Герасимова. Та лента тоже хромала по части типологии, но замечательно передавала романтическое представление о человеке, который «сорок суток не спал ради нескольких строчек в газете» и о профессии, которая пользовалась в массах реальным уважением.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "В движении"

Только что в связи с картиной Веры Сторожевой «Небо. Самолет. Девушка» я писал о дилетантизме как родовом признаке «нового кино». Фильм Филиппа Янковского и здесь делает крутой вираж – к профессии. В основу взята плодотворная идея: едва ли не впервые сказать про то, что уже ясно ощущается всеми, – про гибельность нашей новой иерархии ценностей. Приглашен драматург, умеющий и чувствовать, и сочувствовать, он уже доказал это свое атавистическое качество в фильмах «Стрингер» и «Сочинение ко Дню победы». Оператор Сергей Мачильский умеет сделать каждый кадр небанальным, не впадая в «догматические» соблазны потрясти камерой. Молодой режиссер безупречно владеет профессией, что делает картину явлением культуры в прямом смысле слова. Актеры выбраны точно, без единого прокола, они совершенно по Станиславскому проживают свои судьбы, играя эту трагикомедию по-вахтанговски азартно, сочно и вкусно.
Картину называют римейком «Сладкой жизни», но Москва с ее светскими пьянками никак не тянет на полный соблазнов феллиниевский Рим. Созерцатели-хроникеры превратились в хищников, зрелище распада потеряло величественность, и Христос уже не пролетает над вечным городом даже в виде статуи, которой предстоит украсить поместье новорусского олигарха. Охотник за сенсациями Гурьев здесь подобен рыбе пиранье – без смака обгладывает жертву (в фильме будет на этот счет отдельный кадр-цитата) и спешит к новым победам, уже отчаявшись когда-нибудь утолить тоску. Финал безнадежен, но элегичен, как в «Рабе любви»: вагон, провожаемый нежным девичьим взором, уносит героя нашего времени в никуда. И ясно, что подрастающей чистоты, которую предстоит совратить, хватит на всю его до тошноты «сладкую жизнь».

Комментарии  81



Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть