Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

Кролик всегда был героем американской попсы, и не только из-за «Плейбоя». Помимо поддержания базового инстинкта в кино его подставляли, кролик бежал по литературе и богател в ней, со временем эта прорва ушастая стала в Америке знаком качества, примерно как у нас - пятиконечная звезда. «Донни Дарко» Ричарда Келли, премированный на многочисленных европейских кинофестивалях, подытоживает это качество. Где кролики - там и хорошо.
То есть на скромном дебюте Келли можно с лихвой добрать все, чего мы только что не дождались от нескромного Шьямалана и постаревшего Мендеса. Будет загадка с разгадкой, мистика со схоластикой, Дрю Бэрримор с Патриком Суэйзи, конец света с последующим симпозиумом, масса стеба и масса контекста, который уже даже не попса. Мальчик Джеймс Ричард Келли к своим двадцати шести перерос в высоту не только родной маленький город Мидлтон, но и большие голливудские бюджеты.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Донни Дарко"

В его культурно-пародийно-молодежно-мистическом триллере все концы сведены так аккуратненько и впритык, что за какой конец ни потянешь, только засыпешься, и высоко больше не будет. Ну, да, мальчик Донни Дарко (Джейк Гилленхал), навеки шестнадцатилетний, в конце 80х проживает в городе Мидлсексе в образцовой провинциальной американской семье. Мама-климактеричка, папа-зануда, старшая сестра-шлюха, младшая сестра-дура, еще младший пацан-очкарик. Мальчик учится в школе, где директор - козел, одноклассники - идиоты, литераторша - стерва, физик со склонностью к садизму. Мальчик принудительно ходит к психологу, потому что когда-то поджег школу и все время грубит семье. Стандартный случай затраханности юного пытливого ума. Но Келли достойно воспользовался поставленным пытливому уму диагнозом «параноидальная шизофрения».
Однажды после очередной грубой склоки за ужином мальчика наконец-то посетил и увел за собой призрак с кроличьим оскалом. Призрак пообещал, что ровно через четыре недели 6 часов 52 минуты 12 секунд наступит конец света. Пока он это обещал, мальчик заснул на площадке для гольфа, где его нашли утром. Но пока длилась ночь, от какого-то «Боинга» в американском небе отвалилась турбина, грохнула сквозь крышу точно в постель Донни Дарко, и если бы он там был: Он не задал себе вопроса, за что ему такое счастье, но в призрака поверил. Стал выполнять все его приказы. Зарубил топором бронзовый памятник во дворе школы. Устроил в школе потоп. Сжег дом Антихриста, притворявшегося американским народным целителем. И так далее. За это ему стали являться, как наяву, огромные прозрачные глисты, периодически вылезающие прямо из сердца близких друзей и родственников. Они оказались не чем-нибудь, а порталами для путешествий во времени. Только как в них попасть, чтобы навеки дунуть от стандартной затраханности? Психолог прописывает Донни еще больше таблеток, и он обращает внимание на столетнюю старуху из предместья, всю жизнь ждущую писем, которые не приходят…

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Донни Дарко"

Старуха тоже в конце концов будет отыграна, как и «Боинг» с турбиной, и кролик, и грядущий Хэллоуин. Ричард Келли невозмутимо совмещает фантастику с ползучим бытовизмом, поскольку имеет дело с изображением «параноидальной шизофрении». Но помимо диагноза Келли спокойно изобразил также подробности сексуальные, ужастиковые, сатирические и прикольные. Прострочил это все цитатами из «E.T.», «Зловещих мертвецов», «Последнего искушения Христа», «Американского оборотня в Лондоне», Стивена Кинга и Грэма Грина - дальше ищите сами. Получилось забавно во всех отношениях в каждый данный момент. Забавно так, что завидно, столько всего придумано.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Донни Дарко"

Но получилось у Келли постольку, поскольку база была для придумок - вся куча мала агрессии и героизма, буйства фантазии и повернутости на сексе, уже пробудившихся инстинктов и еще не свернувшихся мозгов, которая свойственна именно этому вечно конкретному шестнадцатилетию. А конкретность, в свою очередь вышла за счет того, что возраст как диагноз увиден также определенным зрением. Не сочтите за очередной прикол, но «Донни Дарко» увиден глазами того младшего пацана-очкарика из семьи шизофреника, который до всей этой кучи малы еще не дорос и потому относится к ней спокойно. Другой роли в сюжете у него просто нет, при этом младшему брату на вид примерно тринадцать - ровно столько, сколько в 1988 году, когда все происходит, было лично Ричарду Келли. Отсюда и взялся вообще «88-й год» - чтобы глазам быть моложе содержания. Содержание же взялось естественным путем - что еще может быть игрушкой для двадцатишестилетнего ныне Келли, как не он сам «в прошлом поколении».
Разобраться бы еще только, почему до конца света именно четыре недели с минутами и секундами, и можно не ходить на это кино по второму разу. Но хотя бы однажды сходить на него надо. Надо помнить себя юнцом, отроком, младенцем, и тогда даже в сто лет без всяких порталов весь свет будет мягкой игрушкой типа кролика. Если же вспомнить себя внутриутробным плодом, то, думается, конца не будет вовсе.

Комментарии  115

Читайте также

показать еще



Главное

 

Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть