Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

Обычно, когда решаешь сходить на горячих финских, шведских, норвежских, датских, исландских или других парней, которые произошли от викингов, заранее обрекаешь себя на занудное, медленное, эпическое глубокомыслие. Что ж, бывают и такие настроения. Но произведению горячего парня Оле Борнедаля «Я – Дина» в этом плане крупно повезло. Фильм экранизирует модный литературный эпос некой Хьерборг Вассмо и, видимо, все глубокомысленное занудство оставил на бумаге, где ему и место. Сам фильм неожиданно сделан в бодром ритме, с радующим глаз цветовым решением и неприкрытой игрой страстей в исполнении Марии Бонневи, Жерара Депардье, Кристофера Экклстона, Бьёрна Флоберга. Легким движением камеры эпос превратился в драму. При этом Вассмо явно вдоволь начиталась «Бесов» и «Воскресения», не говоря уж о Кнуте Гамсуне, а сам Борнедаль насмотрелся Бергмана по макушку.
С места в карьер все кратко, но выразительно. В XIX веке девочка счастлива с папой и мамой на живописном побережье норвежских фьордов. Однажды в большой и светлой прачечной рукав ее платьица зацепился за железяку, она позвала маму, и та помчалась к ней прямо через огромную ванну с бельем. Но девочка в этот момент отцепила рукав, колесо закрутилось и опрокинуло в ванну цистерну кипящего щелока. Мама упала и стала кричать. Ее попытались вытащить, но кипятка было больше. В общем, мама кричала безостановочно несколько дней, пока не умерла. Девочку в это время от папы, съехавшего с катушек, прятали на чердаке. Потом она одичала.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Я - Дина"

В пересказе это выглядит как ответ черному юмору типа «Дочка у мамы просила конфетку. Мама сказала: »Сунь пальчик в розетку«. Быстро обуглились детские кости. Долго смеялись над шуткою гости». Но в кино даже четверостишие может быть «случаем из жизни». Просто жизнь тогда вся должна быть такой, натурально-символической. И, конечно, начало - не единственная чернуха на все кино. Дина вырастет в соответствии с ним, и пойдет в кадре казнь через повешение, гангрена крупным планом, эвтаназия по-старинному, по-норвежски. Но это не стеб и не индийская мелодрама. За два часа проходит примерно четверть века, и чтобы время чувствовалось, Оле Борнедаль сделал все очень конкретно и зримо, не на словах. Ведь помимо того от дикости Дину спасет гувернер, игравший на виолончели Бетховена, а от морального вырождения – любовник, читавший Пушкина в оригинале. Под Бетховена Дина впервые за долгое время вернулась домой, после чего сама стала классной виолончелисткой. С Пушкиным тоже небезынтересно. В фильме полно политики, секса, бизнеса среди зигзагов семейной драмы, постепенно включившей себя Дининого мужа, двух его взрослых пасынков, ее маленького ребенка и нескольких дальних родственников. Впрочем, ничего лишнего, и за счет выразительных лиц и характерных ролей в событиях не запутаешься.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Я - Дина"

Все они нанизаны на биографию Дины по одному любопытному принципу. Это биография человека, у которого сил было тьма, а жить он никогда не хотел, и все получалось само собой, именно поскольку не хотелось. Если у человека есть способности к музыке, значит, есть и к математике. Дину никто в деньгах не обманул, хотя пытался, и на сексуальной почве ее тоже не обломали, хотя сам бог велел. В фильме очень последовательно как раз, что она никогда не хотела жить, как люди – разбогатеть, прославиться, власть употребить. Она просто делала, без чего не могла в это время и в этом месте. Нужно потрахаться – пойдет потрахается, нужно спасать – спасет, пора убивать – убьет.
Но это вовсе не феминистский фильм, что бы там ни говорили. Просто когда уже и баба на свободе, значит, все остальные давно там, и было это в Норвегии в XIX веке. Это правильный экранизаторский фильм, где раздражение вызывает только не менее последовательная мистика. С призраками перебор, и ни к чему они при таких натуральных красотах, тем более что выглядят довольно по-дурацки. Но поскольку главным любовником Дины ненароком окажется простой русский анархист, нам с призраков все равно волей-неволей переключаться на судьбы родины. Тут не до раздражения.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Я - Дина"

Ведь если в принципе кино – правильное, получается, что единственным правильным случаем в истории России было тысячу лет назад приглашение княжить в Киеве простого викинга Рюрика. Чтоб теперь в гробу перевернулись враги народа по имени Иван Грозный, отвоевавший затем у шведов Ивангород и Копорье, да Петр Великий, прогнавший их из-под Полтавы. Потому что из «Я – Дина» очень хорошо видно, что всякий раз, когда в стране назревала смута, надо было просто звать очередного Рюрика и сажать на престол, да хоть бы и силком. Видно чисто по вещам. Мало того, «Я – Дина» наглядно объясняет, как произрастали от викингов все знаменитые «тайны русской души». Все наши жажды смерти, символизмы с психологизмами и рванье страстей в клочки, включая «славянофилов-западников», даже «еврейский вопрос» – они оттуда, из Норвегии. Только там это издавна глупые детские тайны.
Простой пример не плагиата, а контекста у Хьерборг Вассмо. Один из Дининых родственников, злой и завистливый Нильс всю жизнь обкрадывал отчима, чтобы уехать в Америку. Когда однажды изнасиловал служанку, действительно собрался уезжать. Только он был дурак, и тайник его Дина давно нашла, и даже служанка отказалась идти замуж. И повесился Нильс в сарае. Но если кто помнит, у Достоевского Свидригайлов тоже насиловал всех, насиловал, потом передал, что уезжает в Америку, а сам тем временем застрелился. И был у нас Свидригайлов трагическим героем, самым умным на все «Преступление и наказание». За державу страсть как обидно от этой Дины-Динули.

Комментарии  116


Главное

 

Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть