Наверх
Хантер Киллер Пришелец Оверлорд Фантастические твари: Преступления Грин-де-Вальда Ральф против Интернета Апгрейд Вдовы Робин Гуд: Начало Проводник Все или ничего

Может, устроить опрос по поводу «Сдвига» (2006), как лучше его описывать – стебно, злобно или со слезами на глазах – и описывать по результатам опроса? Это, ну, хоть какой-то повод. Но стеб все равно был бы порожден не экраном, а только приятной компанией в соседних креслах, злоба на пустое место выдаст собственную глупость, а жалость к пустому месту – старушечий маразм. Так что действительно непонятно, что делать с этим «Сдвигом», который в известном тесте Юнга легко мог бы заменить очень длинную фразу Гегеля из «Феноменологии духа».

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Сдвиг"

Юнг долго ее искал, чтобы тестировать окружающих на предмет эстетического восприятия. Фраза могла быть нужной Гегелю в цепочке рассуждений, но со стороны и в отдельности не может быть воспринята никак. Вообще никакой реакции, иначе тест не пройден, а Юнг, между тем, был психоаналитик, с ними лучше не связываться. Так вот жаль, что он давно умер – у нас тут без работы не остался бы. Познакомился бы с тремя (тремя!!!) сценаристами «Сдвига» и тремя (тремя!!!) его режиссерами, не говоря уж о трех продюсерах, и ничего бы в жизни больше не искал.

Вот их имена: сценаристы Владимир Кильбург, Игорь Порублев, Александр Велединский, режиссеры Владимир Кильбург, Георгий Тоидзе, Анна Кельчевская (хотя в титрах стоит лишь девушка). Посмотреть им в глаза можно на сайте фильма (только не надо плевать в монитор), а вот разбираться, что там с титрами, тоже бессмысленно. Фильма нет. Его не существует так же, как на экране не существует Куценко, Шакурова, Сухорукова и Прыгунова, хотя именно они указаны в IMDb в числе главных исполнителей. Правда, периодически на экран заходят другие известные люди – Михаил Козаков, Михаил Горевой, Борис Галкин, Сергей Векслер, Петр Зайченко, Иван Бортник, Михаил Ефремов, и вот за них, наверно, положено порадоваться. Дело в том, что объявленное «боевиком» пустое место стоимостью более трех миллионов долларов длится все два часа довольно специфически.

Не в первый раз нечто, снятое на уровне «Партийного билета» (1936), нам пытаются выдать за «Крепкий орешек 5». Но тут вообще нет действия, и не вздумайте поверить, что «сейсмолог из Амстердама спас саммит на юго-востоке от страшного катаклизма». Не было саммита, как и юго-востока, да и Дмитрий Ульянов – такой же сейсмолог, как Незнайка на Луне. Впрочем, не его это вина, поскольку вся специфика двухчасовой длительности «Сдвига» – именно как рядом с ним, несчастным нашим красавцем, сидящим, лежащим, стоящим и бегущим из Амстердама в Москву и обратно, на экране последовательно появляются узнаваемые лица. «О, вот и девушка Анна Чурина, о, вот и Олег Тактаров. А это, кажется, младший Баринов. Или нет? Вроде он, но чего ж его так быстро убивают, актер-то хороший? Хотя быстро отмучился»… Порадоваться в данном случае положено за то, что много хороших актеров получили какие-то гонорары, почти ничего не делая, лишь появляясь и исчезая. В стране много лишних денег…

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Сдвиг"

С другой стороны, симпатизируя всем им, нельзя не предупредить о порче репутации. Ведь и сэр Лоуренс Оливье вряд ли выглядел бы прилично, если бы пять минут на единственном крупном плане рассуждал о продаже Родины. «Длинные волосы и говорит вполголоса: Предатели! Погибла Россия! Должно быть, писатель… вития…» – это сарказм аж 1918 года. А то, что «мы все глядим в Наполеоны, двуногих тварей миллионы», – дату сами смотрите у Пушкина. В «Сдвиге» же все они, без исключения, говорят что-то неприличное, и камера тупо смотрит им прямо в лицо, а потом в другое лицо, и счастье, если кому-то удалось повернуться задом. Когда глаз не видно, и фальшь меньше слышно. Но все равно, если в проходной сцене в аэропорту в толпе журналистов, обступивших сейсмолога, была красивая девушка, а когда он уже ушел, камера на ней задержалась, это без вариантов: засекайте время, когда они займутся сексом. Репутацию, к сожалению, портит именно чужая тупость.

Кстати, вообще прилично ли вот сегодня делать наших тележурналисток совестью нации? Кто тут у нас прототип ведущей ток-шоу, вцепившейся в дальнее землетрясение, как в близкого человека, отказывающейся от «плохого» сейсмолога в эфире, бегающей за «хорошим», чтобы заставить его в эфире сказать страшную правду, через постель сделавшей его патриотом, уволенной за смелость и за собственные деньги едущей спасать саммит? Светлана Сорокина или Елена Ханга? Или Аврора, может быть? Ничего порочащего об этих милых дамах сказать не хочется, только совесть надо иметь тем, кто такое про них сочиняет. И не верится, что за последние годы сочинители ни разу не смотрели программу «Время», «Вести», новости на НТВ, ТВЦ и пр.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Сдвиг"

Нет, о приличиях на пустом месте можно, наверное, говорить. И о том, зачем был зачин с увозом дочки сейсмолога, то есть куда она потом делась, так же как куда делась тележурналистка или третий джип из погони, и вообще где тут начала и концы с безумными генералами и генералами, числящимися убитыми, с ФСБ и мировым империализмом, если все на экране – лишнее. И о том, что смесь монтажа времен «Партийного билета» с редкими клиповыми вставками дает результат старой эпиграммы – «как будто Шанели накапали в щи». Но вообще-то природа не терпит пустоты, и если ты – естественный человек, просто забудь про «Сдвиг». Забудь, как зонтик в гостях.

Оставайтесь с нами на связи и получайте свежие рецензии, подборки и новости о кино первыми!

Яндекс ДзенЯндекс Дзен | InstagramInstagram | TelegramTelegram | ТвиттерТвиттер


Комментарии  93



Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть