Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

«Пираты Карибского моря: Сундук мертвеца» /Pirates of the Caribbean: Dead Man's Chest/ (2006) родились не вчера, о чем сами прекрасно знают. Они родились перед триквелом после оригинала, о чем прекрасно знаем мы. Но это участь любого второго ребенка в многодетной семье – быть не на своем месте.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Пираты Карибского моря: Сундук мертвеца"

Большие поклонники первых «Пиратов…» предъявят вторым понятно, что: «стало тяжеловесно», «переизбыток деталей», «смакование персонажей в ущерб сюжету, топчащемуся на месте», «середина провалена», «былая легкость утеряна», Ну, и по финалу, конечно, пройдутся: «Зачем сиквел выпускать, если без триквела он не сиквел, а так – вторая серия про Штирлица?». Все то же самое в свое время вменяли второму «Шрэку» /Shrek 2/ (2004) относительно первого. Но ведь и Ренессанс гнобят до сих пор лишь за то, что после него было барокко, а про рококо лучше вообще не вспоминать. Складки Ватто, путешествие на остров Цитеру – да какая, еклмн, Цитера, забивай давай, гоооол!!!

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Пираты Карибского моря: Сундук мертвеца"

Поклонники всего, на что модно тратить деньги, поступят ровно наоборот, когда потратят свои, кровные на лучшие билеты. Скачав ролики, трейлеры и обои, они предварительно знают, что теперь надо обсасывать от души каждый новый поворот головы Джонни Деппа, каждую косицу в его бороде и длину сюртука относительно камзола, не говоря о кожаной треуголке, потерянной в первых кадрах, сравнительно с остальными благоприобретенными шляпами. Подогретый восторг им будет обеспечен переодеванием Кейры Найтли в мальчишескую матроску, вхождением в круг посвященных культового Тома Холландера и введением в круг посвящения модной религии вуду. Поклонники моды тут же начнут самоутверждаться на знании подробностей вудуистских ритуалов или деятельности Ост-Индской компании в середине XVIII века. Самые продвинутые возгордятся знанием Левиафана, но тоже только чтобы посчитать, сколько щупалец было у спрута, хватавшего корабли, и насколько реально колоть их саблями, обрубать пушечными ядрами и взрывать скопом пороховыми бочками выше уровня моря.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Пираты Карибского моря: Сундук мертвеца"

Но для того ли всего Джонни Депп уехал опять от детей и Ванессы Паради с комфортабельной виллы в южнофранцузских садах? Денег он может взять и без грима, что, надо полагать, прекрасно понимают Гор Вербински и Джерри Брукхаймер. Нет, мир, в котором провально лишь смазливое личико Найтли, при любых обстоятельствах лишь кривящее губки, стал самовозрастающим, как стоимость у Маркса, и где еще нынче такое найдешь? Как и Деппу, прикалывающемуся над новыми бусинами в бороде, истинным ценителям достаточно верить по-прежнему, что все в душе – дети, все дети – пираты, пираты все – грязные осьминоги, рыбы-молоты, раковины, кораллы, а благопристойно выглядят лишь трупы ходячие, наподобие лорда Беккета. И тогда сиквел заиграет всеми цветами радуги. Каждая фраза – на вес золота («Дихотомия добра и зла», «Замуж очень хочется», «Иди на звук, товарищ, иди на звук»). Каждая территория необъятна (Порт-Рояль, тюрьма, море, остров с каннибалами, остров вуду, «Жемчужина», море, «Летучий Голландец», Тортуга). Каждое человеческое изобретение бессмертно (лебедка, колесо, порох, ром, ключик и замочек).

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Пираты Карибского моря: Сундук мертвеца"

Истинные ценители не нуждаются в пересказе сюжета о Кащее Бессмертном, чье сердце – в ларце, ларец – в сундуке, а тот закопан на острове, который покажет лишь компас, который жаждет добыть Ост-Индская компания, пославшая Уилла Тернера, подло прервав его свадьбу с Элизабет Суонн, к капитану Джеку-Воробью, владеющему также рисунком ключа к ларцу, который находится у самого Кащея Бессмертного, в данном случае – капитана «Летучего Голландца», с годами обретшего облик спрута. Сюжет фильма – вовсе не в том, как искали ларец и сколько раз ключ переходил из рук в руки. Нет, Уилл, Элизабет и Джек-Воробей – фактически едины. Это одно трехглавое существо, которое попадает. И вот как оно попадает, чем будет удивлять, насколько оно существо, чтобы не стать инвалидом – сюжет более захватывающий. Он – именно в споре избыточных деталей, которая из них лучше. Побег из тюрьмы в плавучем гробу или изобретения шара и колеса. Драматический образ Стеллана Скарсгарда или впрямь совершенная пластика Джонни Деппа. Когда капитан-спрут играет на органе – это из ренессансного Босха, а когда голова-улитка искала бренное тело – просто очень смешно. Собачку жалко, хотя знакомые уверяют, что она ушлая и сама всех съест, прежде чем ее съедят. Остальные многие сцены – милые и домашние, почему изначально не являются проходными в эдаком вихреобразном кино.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Пираты Карибского моря: Сундук мертвеца"

Но все поймут, что фильм стал несколько мрачнее, причем не из-за милых морских чудовищ, а из-за господства ночи и монтажа «нуар». Фильм не потерял в смехе, но не дурацком, как прежде, а более утонченном, включая отсылки к «Кинг Конгу» /King Kong/ (2005) на острове каннибалов и к «Звездным войнам» /Star Wars/ далее. Фильм стал более занимательным, в первую очередь именно из-за «инвалидности» конца. Ведь знали же, что что-то будет, что просто так не кончится, ну, вот вам и выдали подлую девку «с психологией». Уж чего никто не ожидал…

Комментарии  161

Читайте также

показать еще



Главное

 

Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть