Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

«Как-то вяло» – поднадоевший уже итог слишком долгого ожидания, полностью осуществленный в «Братьях Гримм» /Brothers Grimm, The/ (2005) Терри Гилльяма. Но всегда ли большие надежды должны заканчиваться пшиком или только на старости лет? Что ж, продолжим надеяться, что Гилльяма утешат накопленные под старость заменители радости – свободное владение режиссерской профессией, надежное обеспечение крупного финансирования проектов, легкое привлечение кинозвезд и верных друзей. По отдельности в «Братьях Гримм» все очень даже классно. Бюджет в 80 миллионов освоен по всем статьям.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Братья Гримм"

Два рыцаря в серебряных доспехах (Хит Леджер и Мэтт Дэймон) пытаются изгнать ведьму из немецкой деревушки. Ведьма в сарае носится, превращается, устраивает бурю, пока ее не достанет серебряная стрела и от нее не останется горстка праха, которую деревенские пойдут скопом закапывать в нужном месте, сполна расплатившись с рыцарями. Те снимут доспехи, свистнут, из подвала и с сеновала покажутся компаньоны, создававшие бурю и прах из кустарных подручных средств. Гоп-компания съедет в другую деревню, где станет обмывать удачную аферу. Это по Гилльяму так братья Гримм зарабатывали на жизнь – пользуя веру людей в чудеса.

Другой аферист в генеральском мундире времен наполеоновских войн (Джонатан Прайс) пытается в немецких деревушках вести наполеоновские войны. Но кто-то посмел похищать маленьких детей, не будучи его солдатом и без личного приказа. Пошли письма про чудеса и заколдованный лес Марбаден. Тогда пыточных дел мастер при этом аферисте (Питер Стормаре) похищает самих братьев Гримм и отправляет в лес, чтобы разобрались на месте или чтобы смыли кровью свое неверие в чудеса, то есть чтобы на них было можно свалить высокую детскую смертность. Это по Гилльяму так начинаются на свете сказки – из опереточных генералов, пользующих страх смерти против доспехов из папье-маше.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Братья Гримм"

Дальше в Марбадене скопятся красные шапочки, мальчики-с-пальчики, спящие красавицы, коньки-горбунки, дубы-колдуны и другие приметы сказок. Начнет действительно происходить что-то нереальное. Но механически, до кучи добавляясь к «реальным» характерам братьев и «опереточным» наполеоновским войнам, оно снова провоцирует лишь неверие в чудеса. «Сказочные» краски в основном сгущают тараканы. Они ползут изо рта волшебного коня и сдвигают могильную плиту. Отдельно рыщет серенький волчок. Отдельно в лесу стоит башня с заколдованной королевой (Моника Белуччи). «Колдовской» лес по сути – такая же афера, как и все остальное происходящее, просто она не персонифицирована, пользуя непосредственно «чудеса кино». Это по Гилльяму так делают кино – «разоблачая» его реальность.

Но что же остается после мастерских разоблачений? Остаются еще более до кучи понапиханные в сюжет персонажи разного рода – солдаты, пейзане, непонятно откуда взявшаяся деревенская феминистка (Лина Хэди) – и не менее комковатое, «муляжное» развитие сюжета. Пошли в лес. Вышли из леса. Долго тренировались запрыгивать на башню. Недопрыгнули. Ха-ха-ха. Поговорили. Попали в камеру пыток. Ха-ха-ха. Генерал привел своих солдат для зачистки деревни, решил сжечь братьев Гримм вместе с книгой их сказок. Сожжение, наступление, для всех главное – вовремя смыться. Ха-ха-ха. И так далее все вразнобой и случайно, и никому не нужно. Когда, наконец, Королева Зеркала в башне дождалась кубка с детской кровью, который подарит ей вечную молодость – тут действительно мелькает что-то стоящее, настоящее. Но оно лишь мелькает, а при полном расчете остается от «Братьев Гримм» один сломанный кукольный театр. Это когда куклы вперемешку торчат из сундуков, под стульями валяются оторванные пластмассовые головы, на столе рядом с грудой объедков – дырявые шелковые чулки, и на всю выручку не купишь ни одной целой пары. Перед публикой разоблачается лишь монотонность и скудость ощущений от жизни Гилльяма, что являет собой много большую аферу, нежели кинематограф.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Братья Гримм"

Цинизм удобен как имидж. Черный юмор хорош на фоне большой и чистой любви. Картонность сюжета и декораций, трюков и спецэффектов возможна лишь у фанатиков идеи. Когда имидж прирос к лицу, и никаких идей и тем более любовей, смотреть «Братьев Гримм» очень-очень скучно.

Комментарии  158




Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть