Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

Рецензия на фильм «Господин Никто»

В номинировавшийся на «Золотого Льва» фантазии «Господин Никто» с Джаредом Лето, бельгиец Жако Ван Дормаль пытается выяснить, сколько жизней может прожить один человек.

Главный герой Немо приходит в себя 120-летним стариком в далеком будущем и узнает, что он последний смертный в мире, где никто больше не умирает и где его собственная скорая кончина сделана главным объектом реалити-шоу. О своем прошлом Немо (Джаред Лето) ничего не помнит, но исправно посещает сеансы гипноза, во время которых память начинает возвращаться к нему: прошлое свое герой видит калейдоскопом разрозненных виньеток, которые складывают не в одну, а сразу в несколько историй. О том, какая из них – истинная, Немо не говорит, то ли потому что не хочет, то ли потому что не может.

Отправной точкой воспоминаний становится время до его рождения, когда он и другие дети дожидались своего «вызова» на Землю в месте, напоминающем рекламу памперсов. Впервые история расслаивается, когда расстающиеся родители принуждают девятилетнего Немо выбирать друг меж другом: мама уезжает на поезде в аэропорт, папа остается на перроне, мальчик должен решить. Когда поезд трогается, Немо бросается вслед… и то ли успевает, то ли нет.

Историй, в которых жизни героев раскладывались на варианты, было рассказано достаточно, но Ван Дормаль нашел выход: вместо того чтобы фиксировать внешние результаты разных «а что если бы», он развернул «Господина Никто» в голове героя, чью истинную личность мы узнаем только в самом финале. Поезд уезжает, мир раскалывается пополам. Один Немо живет с мамой в Канаде, где у него, позврослевшего, приключается страстный роман с Анной (Диана Крюгер), дочкой маминого любовника. Другой Немо остается в Англии с отцом. Во второй версии герой пишет роман про Марс и не слишком удачно влюбляется в тревожную блондинку Элизу (Сара Полли). На очередном «перекрестке» в судьбе Немо появляется симпатичная азиатка Джин, между Немо и тремя его женщинами разыгрывается восемь судеб, как минимум, три из которых заканчиваются для него неважнецки.

Под кажущимся хаосом у Ван Дормаля обнаруживается довольно четкая структура, и по окончании просмотра, гадать, что это было, не приходится. Но поначалу не растеряться трудно. Готовивший ленту около десяти лет, режиссер умудрился впихнуть в нее марсианские пейзажи и быт, планы сатирически-стерильного будущего и пеструю игру деталей в духе «Амели», любовные сцены и телерепортажи из программы «Наука и жизнь». Причем, все эти разности причудливо между собой перетасованы: мышление человека нелинейно, объясняет Дормаль, и показывать его надо как-то так – извернувшись.

Если все это звучит как величественное занудство, то тут нам следует извиниться: поставленные на «шаффл» воспоминания то и дело выстреливают самоцветами, в каких таланты художника ленты (приз «Венеции») соединяются с отличным дормалевым чувством иронии. Но десять лет, которые собирался проект, не шутка, и трепет Дормаля к отснятому материалу – фильм длится почти два с половиной часа – объясним, но граничит с одержимостью. Впрочем, один из самых амбициозных европейских проектов последних лет и не мог, наверное, быть короче – неизвестно, когда Евросоюз еще раз наскребет почти 60 миллионов долларов бюджета на столь величественный артхаус. А правильный хронометраж воспоминаний – вопрос слишком тонкий, чтобы спорить из-за лишних минут.

Комментарии  148


Главное

 

Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть