Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

Рецензия на фильм «Сумерки. Сага. Затмение»

В новом фильме «сумеречной саги» вампир Эдвард и оборотень Джейкоб по третьему кругу выясняют, кого больше любит смертная Бэлла, а режиссер пытается хоть немного компенсировать их затянутые разборки энергичными сценами вампирских драк.

Бэлла и ее возлюбленный вампир Эдвард снова вместе, причем Эдвард настойчиво упрашивает Бэллу выйти за него, а смертная Бэлла настаивает, в свою очередь, на «обращении». Оборотень Джейкоб, в очередной раз оставшийся не у дел, дуется на обоих у себя в резервации. Тем временем по лесу вновь рыщет Виктория, которая не успокоится, пока не отомстит Эдварду за гибель возлюбленного, а в соседнем с Форксом Сиэтле происходят странные убийства, за которыми, как считают Каллены, стоят «новорожденные» вампиры.

На показе «Сумерек» – шумно. Ни одно произнесенное с экрана слово не остается без внимания. Особенный восторг вызывают разговоры о «запечатлении», в какое превратился книжный «импринтинг». Жизнерадостный гул стихает только на сценах драк, и возобновляется с новой силой на сценах любовных объяснений. После показа юные девы глядят загадочно и вдаль, а их юные спутники – с недоумением и на дев. «Что, правда, понравилось?»

Сумеречная сага, как молодой оборотень, шустро переросла рамки просто книг и просто кино и теперь иначе, чем явление, в лучшем случае, культурологического, в худшем – социально-патологического характера, уже не рассматривается. Собственно, потому что рассматривать нечего: как и его предшественники, режиссер Дэвид Слэйд свой кусок хлеба с икрой отработал честно, на следующий инди-«Леденец» накопил и может жить спокойно, чтобы там ни гудели поклонники/хулители «Саги».

Несмотря на очередную смену рулевого «Затмение» выдержано ровно в том же тоне, духе и цветовой гамме, что и предыдущие фильмы. При этом на драматических выходах стенка на стенку и, собственно, очередной стенки – скажем, Волтури в траченных молью камзолах или Калленов в серо-голубой пацифистской униформе – из тумана Слэйд явно оттягивается, а на передержанных и преобладающих выяснениях отношений – крупные планы на лица, он мерцает, она меркнет – не столько утрачивает чувство ритма, сколько, презрев его, просто отрабатывает т/з. Ведь таргет аудитория – наверняка объяснили ему, выписывая чек, продюсеры – идет в кинотеатр смотреть на то, как Белла жмется к Джейкобову голому торсу, а не на то, как он плохо отрисованным комком шерсти мечется по лесной поляне. И вообще, может быть, не он, поди их овчарок разбери.

За первую ночь показов «Затмение» заработало 30 млн. долларов и – всего 3 балла из 10 на imdb.com.
Остригшаяся ради роли в «Runaways», Кристен Стюарт носила на съемках «Затмения» парик.
Дэвид Слэйд в свое время заявлял, что и близко не подойдет к «сумеречной» франшизе, однако когда было официально объявлено о его назначении на место режиссера, отрекся от своих слов, заявив, что просто шутил, рекламируя свои комедийные короткометражки.

Ну а с тем, почему же таргет аудитории так нравится, все более, чем понятно. Во-первых, при виде Джейкобовой мыщцы нервничает и интересуется про рубашку теперь даже Эдвард. Ну а во-вторых, за минусом всей этой межклановой фэнтезийной резни, на экране происходит мечта. Двое юношей из хороших семей наматывают круги вокруг томящейся девицы, решая, опять же за минусом сюжетных нюансов, одну проблему – кто сегодня ночью дежурит у ейной кровати. Не подумайте плохого – чтобы во сне не поранилась. Время от времени кружение приводит к тому, что оба сталкивают нос к носу и после, соскалившись белозубо, вновь продолжают движение. Оба юноши при этом невероятно хороши и делают выбор друг меж другом исключительно вопросом вкуса. Первый породист, воспитан и настойчиво зовет замуж. Другой, напротив, диковат, горяч и предлагает «плоть и сердце с кровью». И да, в то время как второй сулит любовь до гроба, первый клянется верностью и после гроба тоже.

Сама Бэлла в этой истории выполняет формальные функции эстафетной палочки и в момент самый драматческий – приманки. Что опять же, не столько минус франшизы, сколько ее функциональный плюс. Ведь если на месте главной героини – дыра, то это только упрощает для каждой юной девы задачу всовывания в эту дыру своей собственной головы… И как уж тут не заорать в ответственный момент: «Соглашайся, дура, соглашайся!». И как тут объяснить кавалеру, у которого нет ни лояльности к брачным узам, ни абонемента в спорт-зал, откуда этот туманный взгляд.

Комментарии  128

Читайте также

показать еще


Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть