Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

Рецензия на фильм «Воспитание чувств»

«Воспитание чувств» – оскаровский номинант этого года, очень английская история про барышню, хулигана и высшее образование от режиссера «Итальянского для начинающих».

Англия рубежа 60-х. Шестнадцатилетняя Дженни (Кэрри Маллиган) – умница, отличница и примерная дочь своих родителей (Альфред Молина, Кара Сеймур) – читает Камю, слушает французский шансон и мечтает поступить в Оксфорд, но пока что вынуждена мокнуть под дождем на автобусной остановке в обнимку с виолончелью. На продрогшую барышню кладет глаз Дэвид (Питер Сарсгаард) – плейбой с безупречными манерами и взглядом змеи, ехавший мимо в спортивной тачке. Под воздействием этого рокового мужчины Оксфорд как-то скрючился: к неудовольствию папы с мамой и ужасу учителей Дженни открывает для себя дивный новый мир больших соблазнов – секса, хороших ресторанов, лондонских аукционов и поездок в Париж на выходные.

Искать в «Воспитании чувств» Лоне Шерфиг последствий романа с датской «Догмой», отлившегося десять лет назад в «Итальянский для начинающих» /Dogme #12 – Italiensk for begyndere/ (2000) – занятие такое же безнадежное, как и придумывать научную теорию, за что ее новому фильму так сильно подфартило на «Сандэнсе» и «Оскаре». Даже хипстерский ингредиент, гарантирующий сейчас минимальный успех чему угодно, выражен в картине как-то вяло: на рубеже 60-х гвоздем момента были тедди-бои, эпоха лондонских модов только начиналась, однако важную смену трендов, из которой можно было вытянуть массу интереснейших деталей, фильм в упор не замечает – авторы полностью сконцентрировались на вопросе, нужно ли симпатичным барышням высшее образование, или достаточно музицирования на виолончелях. По логике сюжета, не окажись герой Сарсгаарда мерзавцем, втоптавшим в грязь семейный идеал, ответ на него вышел бы однозначно отрицательным. «Оскар» одобрил эту логику тремя номинациями на лучшую картину, лучший адаптированный сценарий и лучшую женскую роль. Зрительского одобрения, собственно, заслуживает лишь последняя: Кэрри Маллиган действительно прекрасна. Оставшиеся две – весьма сомнительны.

Как выяснилось, модный литератор Ник Хорнби адаптировал на скорую руку даже не книгу британской эмансипе Линн Барбер, которая к тому моменту еще не вышла, а какой-то мелкий мемуар в журнале, описывающий ее детскую интрижку с обаятельным евреем, торговавшим в Лондоне 50-х ворованным антиквариатом. Отсюда – явный дефицит фактуры, которую Хорнби, в 60-х гулявший под столом, не решился высасывать из пальца. А зря. Имевшейся оказалось достаточно лишь для просто ностальгического, просто воспитательного, просто старомодного английского кино, тянущего не больше, чем на «очень мило»: Би-Би-Си всегда умело делать такие вот хорошие, крепкие картины, оставляющие устойчивый привкус сериала, не запущенного в производство из-за сокращения бюджета. Впрочем, от похода на фильм отговаривать не будем: Кэрри Маллиган этого заслуживает.

Комментарии  140


Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть