Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

Легко ли быть молодым… американцем? А старым американцем? А афроамериканцем? Получается, что трудно. Трудно все: быть политкорректным и не быть политкорректным, быть «черным» и быть «белым», быть бедным и быть богатым… Трудно порой смотреть американские фильмы – не понять нам их проблем. Мы и слова такого --«политкорректность» – долго бы еще не знали, да братья заокеанские помогли, просветили. Получается, что настоящий американец, Американец с большой буквы «А», должен, черт возьми, быть в первую очередь этим самым политкорректным гражданином, то есть никогда, как герой Энтони Хопкинса в фильме «Запятнанная репутация», не называть черно… простите, афроамериканцев – «чернушка» (а, по-моему, симпатично).

Кадр из фильма

Кадр из фильма

И хотя в толковом (американском) словаре это слово означает в первую очередь «призрак», профессора университета Колемана Силка (Энтони Хопкинс), назвавшего так своих студентов – нет… простите, афроамериканцев, имея в виду их всегдашнее отсутствие на лекциях, немедленно увольняют с работы. И все из-за этой пресловутой неполиткорректности, будь она неладна! Мало того: узнав о такой вопиющей несправедливости, в тот же день от тромба в сердце умирает жена профессора. По их, американским меркам – страшная драма (хотя невинную женщину по-человечески жалко). И пока мы в зрительном зале пытаемся «понять умом Америку», и нам это не удается (так же как и им нас), сюжет делает резкий поворот, и Колеман влюбляется в героиню Николь Кидман со странным именем Фония.

Кадр из фильма

Кадр из фильма

У этой Фонии вообще не жизнь, а сплошной кошмар: она дьявольски бедна, работает одновременно уборщицей на почте и дояркой (!!!) на ферме. Бывший муж (Эд Харрис), «сдвинувшийся» после вьетнамской войны невротик, периодически бил несчастную железной палкой по голове, а дети сгорели в доме во время пожара от вспыхнувшего обогревателя. Мезальянсная парочка (Хопкинс и Кидман) находит относительное успокоение в объятиях друг друга, правда, ненадолго… В фильме есть еще писатель-затворник (Гэри Синиз), который напишет книгу о профессоре и его выдающейся жизни. Ну, а ближе к финалу выяснится самое интересное: профессор Колеман Силка не мог обозвать «чернушками» своих студентов, потому что сам… пресловутый ниггер. Да, да, оказывается, бывают у чернокожих белые дети (в семье не без урода), и они, бывает, отказываются от своих черных предков, чтобы не портить себе карьеру в насквозь сегрегированном американском обществе.

Кадр из фильма

Кадр из фильма

И, наконец: действие фильма происходит в 1998 году, когда вся Америка – «черная» и «белая», политкорректная и не очень – неустанно следила за жу-у-тким(!) скандалом вокруг Моники Левински и Клинтона. Понятно, что проблемы Силка троекратно усилены драмой во всеамериканском масштабе. Но что-то жалко становится классных артистов: и Кидман, последнее время играющую исключительно забитых страдалиц, и Хопкинса (как «повезло» ему, британцу до мозга костей, с ролью негра!).

Кадр из фильма

Кадр из фильма

Остается добавить, что раньше создатель «шедевра» под названием «Запятнанная репутация» режиссер Роберт Бентон снял, как минимум, оскароносный «Крамер против Крамера» и всеми любимый «Бонни и Клайд». Воистину «что-то не ладно в Датском королевстве»!

Комментарии  72


Главное

 

Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть