Наверх
Хантер Киллер Пришелец Оверлорд Фантастические твари: Преступления Грин-де-Вальда Ральф против Интернета Апгрейд Вдовы Робин Гуд: Начало Проводник Все или ничего

В программе российского конкурса «Кинотавра» – новый фильм Эльдара Рязанова «Ключ от спальни». Глядя на нехитрый водевиль с сюжетом «пришел муж домой, а там…», критики пожимают плечами. Однако публике нравится, и на питерском фестивале «Виват, кино России!» картина получила приз зрительских симпатий.

-- Вы выпускаете фильмы каждые два года. Это роскошь. Быстрее работает только Анатолий Эйрамджан. Другие жалуются, что нет денег и нет сюжетов. У вас таких проблем не возникает?

Эльдар Рязанов: Желание снимать помогает решать проблемы. К тому же, я много читаю, наблюдаю, что творится вокруг. История с «Ключом от спальни» такова. Я никогда не слыхал о драматурге Жорже Фейдо, но однажды, во время съемок «Парижских тайн» это имя упомянули Ани Жирардо и Пьер Ришар. Я принялся за чтение и был потрясен, насколько уровень пьес Фейдо устарел. Но один сюжет показался занятным, он задевал, подавал импульсы. Я решил перенести действие в Россию, в Санкт-Петербург, потому что нелепо снимать о французских рантье начала века. От оригинала остался пьяница, который попадает в квартиру, где совершается адюльтер, название и лающий извозчик. Остальных героев я придумал. Меня несло, как Остапа. Так появился майор, которому изменяет жена, влюбленный орнитолог, поэт (Сергей Маковецкий) – какой Серебряный век без поэта! Героя я сделал фабрикантом. Можно было выбрать красавца на эту роль. Но эта комедия, мне хотелось посмешить, и я пригласил Николая Фоменко.

-- За исключением нескольких лент, вы снимали фильмы о современности. Почему вы перенесли сюжет в выбрали 1914 год? Ситуация того времени показалась аналогичной?

Э.Р.: Я – свободный человек и не подряжался снимать современность. Я делаю, что хочется и имею на это право, прожив 60 лет в кино. Та эпоха вкусная, замечательные костюмы, архитектура, появился синематограф, Вертинский запел. Время величайших экономических достижений. Не зря в советские времена все показатели сравнивали с 1913 годом. К тому же, в драматургии того времени есть наивность, которую в наши дни не перенесешь. Это была пора, когда Ионеско еще ничего не написал. Аналогичную вещь сделал Геогий Данелия в «Не горюй!». Взял роман Клода Тилье и перенес ее не на российскую, а на грузинскую почву, потому что та история не могла произойти в России. «Ключ от спальни» – дурошлепская комедия, вроде «Тетки Чарлея». Мне показалось, что этот забытый своеобразный жанр может доставить радость и, судя по реакции зрителей, не ошибся.

-- С середины 60-х в ваши герои – в основном, люди среднего возраста. Если в картине есть герой помоложе, он, как правило, терпит фиаско. Вы не любите молодежь?

Э.Р.: Кто сейчас говорит от имени народа или молодежи? Сейчас говорят только от своего имени. А про молодежь у меня, по большому счету, есть одно кино – «Дорогая Елена Сергеевна», и он, действительно, страшный. Зато «Ключ от спальни», а там тоже не старые персонажи – молодой, озорной, хулиганский. Глядя на этот фильм, никто не скажет, что ее снял человек 75 лет.

-- Это первая картина без социального контекста. Вы перестали его чувствовать?

Э.Р.: Уж эта социальная заданность в мозгах наших киноведов! Слава богу, что нет! Мы всегда были зашорены, обличали, ругали. Я бичевал, сделав «Гараж». Сняв «О бедном гусаре замолвите слово», замахнулся на КГБ. Теперь захотелось посмеяться и посмешить других.

-- Каким должен быть современный герой?

Э.Р.: Для меня герой – Юрий Деточкин, и о таком герое я делал кино всю жизнь. Честный, благородный, он должен помогать бедным, стоять на страже угнетенных.

-- Вы описали «Брата».

Э.Р.: «Брат» мне чужд, хотя «Война» Алексея Балабанова кажется очень интересной. Но я не понимаю, когда обаятельный Сергей Бодров ходит и убивает. Не могу оправдать убийства без причины. Впрочем, сложно об этом говорить, так как мы потеряли талантливого человека. Его дебют «Сестры» был замечательным. Однако у меня другие герои.

-- На «Кинотавре» параллельно с российским идет международный фестиваль. Вы имеете возможность смотреть зарубежные ленты?

Э.Р.: К сожалению, надо выбирать: либо «наше», либо «их». Просмотры идут одновременно, успеть невозможно. Поэтому смотрю российские фильмы. Я – президент «Ники», мне нужно знать, что делается в нашем кино.

-- У вас уже есть проект следующего фильма?

Э.Р.: Я работаю над многосерийный телефильмом «Поговорим о странностях любви». Планируется 12 или 18 программ, шесть выйдут в сентябре. Это любовные истории Саввы Морозова, Альберта Эйнштейна, Герцена, Горького, Пастернака. Невероятно интересно!

-- Каким, по-вашему, должно быть российское кино?

Э.Р.: Хорошим. Разным. Представлять разные жанры, разные поколения. И богатым.

Оставайтесь с нами на связи и получайте свежие рецензии, подборки и новости о кино первыми!

Яндекс ДзенЯндекс Дзен | InstagramInstagram | TelegramTelegram | ТвиттерТвиттер


Комментарии  88

Читайте также

показать еще



Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть