Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

В Европе все, не как у людей. У них даже сиквел бывает лучше приквела. Не всегда, разумеется, но можно уже отслеживать: когда Бессон только производит, у него вечно сиквел – халтура, а когда сочиняет сам, появляется надежда. Чисто европейская заморочка: не пачкать имя в искусстве. Во всем остальном будто можно. Но даже Годар в ранней юности зарубался подписываться «Годар» под критическими статьями. Берег имя «для романа». Все это к тому, что Бессон сам писал и «Багровые реки 2», и уже потому они чуть больше окультурены, чем «Багровые реки», что, кстати, не сужает, а расширяет аудиторию. Помимо тинэйджеров, склонных к чисто кровопусканиям, погоням и перестрелкам, которые все остались, на сиквел могут сходить также люди взрослые, образованные, склонные к интеллектуальным играм типа Умберто Эко. «Багровые реки 2» – это осовремененное «Имя розы».

Кадр из фильма

Кадр из фильма

Комиссар Ньеманс (Жан Рено) расследует новое странное дело в лотарингской деревне. На монаха в монастыре, молившегося на ночь, вдруг закапало кровью из стены под распятием. Мистика. Монах в ауте, комиссар просвечивает стену лазером, и полиция обнаруживает замурованный труп. Не так давно бригада каменщиков перекладывала часть стен, и один из них, как раз съехавший на религии, замурован. Остальные куда-то рассосались. А тем временем в городе молодой капитан Реда (Бенуа Мажимель) идет брать некого бандюгана к его любовнице. Любопытная сцена, живодерная драка, не оставляющая сомнений в натуральной, а не синтетической стилистике картины, стойка и руки Мажимеля, не оставляющие сомнений в долгой тренировке, и, наконец, после драки он не галстук поправляет, а долго, скривившись, подтирает разбитую скулу. Никакая не мистика. Все будет, как в аптеке. Только и здесь по дороге домой Реда вдруг сбивает психа, бросившегося прямо под его колеса, а псих оказывается вылитый Иисус, и одет в тряпки, и пытается сбежать. Куда? А еще через некоторое время дорожки Реда с Ньемансом, разумеется, пересекутся, и общее ощущение предсказуемости никуда тут не делось. Два мента, молодой и старый, плюс девка впридачу (Камиль Натта), будут разбираться с обоймой странных, но реальных убийств, совершаемых по типу потусторонних сил, но на деле ведущих в банальный безумный заговор. Тем не менее, предсказуемость тут старательно заморочена – всеми актерскими, режиссерскими и сценарными средствами. Жанр не стесняется себя, но в то же время претендует на место в жизни, на вменяемость, и почти реально претендует.

Кадр из фильма

Кадр из фильма

Мы из старофранцузской истории в лучшем случае слышали про тамплиеров, а тут какой-то Лотарь I, Лотарь II, IX век и то ли Каролинги, то ли Капетинги, то ли Меровинги в сухом остатке. Жутко правдоподобно, хотя вся история с двенадцатью апостолами и сюжетом Апокалипсиса, который копам как бы вынуждена объяснять доктор религиеведения – это совсем уж для мальчиков, не спустившихся с гор. Ну, неужто Рено с Мажимелем не знают, как звали апостолов и сколько было печатей? С другой стороны, из новейшей истории мы в лучшем случае слышали про идиотскую линию Мажино, но никогда не видели. Так вот, совместив эту линию с пусть даже адаптированными религиозными тайнами, вписанными в Лотарей и Лотарингию, сценарист Бессон выдал достаточно реализуемую интригу. Запутанность соответствует среднестуденческому ай-кью и почти до конца работает. В то же время новый режиссер Оливье Даан тоже без дела не сидел. Глазки вырванные поимеете, погони за таинственными черными монахами выглядят очень даже – чисто визуально они такие попрыгунчики, что обычно так не гоняются. Наконец, когда в местном лесочке вдруг вырос из-под травы замшелый гриб с пулеметами – дзот времен Второй мировой – и прошил насквозь новенький автомобиль Рено, это просто все ржали. Потому что, с одной стороны, вроде бред, а с другой – он придуман вполне основательно. Немцы с французами в самом деле всю жизнь, как кошка с собакой, и прочие обоснования соответствуют сегодняшнему дню почти до самого конца. Так же как собственную констелляцию создает дуэт «харизматической звезды» Рено и «артиста» Мажимеля. Они все сделали наоборот: последний демонстрирует «звездунскую» физподготовку, а первый с присущей комиссарской невозмутимостью так отвечает на бабью панику про «Апокалипсис, ой, сегодня Апокалипсис», что можно за ним записывать. «Все. Апокалипсиса не будет. Мы во всем разберемся».

Кадр из фильма

Кадр из фильма

Из недостатков: культурка – культуркой, но тинэйджеры все равно побеждают. То есть ближе к концу, когда логика более-менее проясняется, слишком уж вылезает тинэйджерская сказка. Кто-то там в огне не горит и в воде не тонет уж слишком избирательно. Кто-то стреляется так долго, что все успели утонуть, а он все еще сухой. К тому же, когда пистолет приставляют к правому виску, вместо левого в результате остаются разбросанные мозги, а тут все так аккуратненько, что и монтажом не скроешь. Вообще монтаж под конец работает только на скорость и совсем уже не на логику, забыв, что сначала претендовал все же не на «Пятый элемент», а на «Седьмую печать». Финальные впечатления смазаны, хотя это не значит, что лучше бы все погибли. Даже к мгновенно поглупевшей тинэйджерской сказке относишься снисходительно благодаря очень прочной встроенности в средневековую и новейшую историю, благодаря Рено с Мажимелем и нескольким остроумным режиссерским кульминациям Оливье Даана («Уже мертв», «Жизнь обетованная»).

Комментарии  87



Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть