Культпоход в планетарий с девушкой

Если подчеркнуто научный фантаст Станислав Лем, в 1960 году написавший "Солярис", проведя затем в 1970 году шесть недель с подчеркнуто культовым режиссером Тарковским, обозвал его дураком и уехал, интересно, как обозвал бы он нынче подчеркнуто голливудского постановщика Содерберга и через какой срок? Это не значит, что Лем -- истина в конечной инстанции, но у него по крайней мере есть чувство юмора...
Рецензии

Если подчеркнуто научный фантаст Станислав Лем, в 1960 году написавший «Солярис», проведя затем в 1970 году шесть недель с подчеркнуто культовым режиссером Тарковским, обозвал его дураком и уехал, интересно, как обозвал бы он нынче подчеркнуто голливудского постановщика Содерберга и через какой срок? Это не значит, что Лем – истина в конечной инстанции, но у него по крайней мере есть чувство юмора. Оно у него до такой степени есть, что старые претензии Лема к Тарковскому работают нынче по отношению к Содербергу почти один к одному:

1. «Мне бы хотелось увидеть планету Солярис, но, к сожалению, режиссер лишил меня этой возможности, так как снял камерный фильм».

2. «Он снял совсем не »Солярис«, а »Преступление и наказание«. Ведь из фильма следует только то, что этот паскудный Кельвин довел бедную Хари до самоубийства, а потом по этой причине терзался угрызениями совести».

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Солярис"

3. «Но мною-то феномен очередных появлений Хари использовался для концепции, которая восходит чуть ли не к Канту. Существует ведь непознаваемое, Ding an sich, вещь в себе, пробиться к которой невозможно».

4. «У меня Кельвин решает остаться на планете без какой-либо надежды, а Тарковский создал картину, в которой появляется какой-то остров, а на нем домик. И когда я слышу о домике и острове, то чуть ли не выхожу из себя от возмущения». Разница тут только в последнем пункте: у Содерберга вместо домика – уютная квартирка, причем не на острове, а прямо где-то в Нью-Йорке. Сидит в ней не отец-Гринько в дубленой безрукавке, а сама Хари, которая нынче почему-то стала Реей. Но это все тоже как бы на «непознаваемом» Солярисе.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Солярис"

Пусть Лем не создал литературного шедевра, он к этому не стремился. Роман его стилистически серьезно устарел и местами очень зануден. Но интеллектуально роман все-таки стал архетипом, сумев обойтись без высосанной из пальца «надежды» и предъявить жизнь рядом с чистой неизвестностью - изо дня в день, из минуты в минуту. В этом аспекте нельзя не принять его сторону рядом с обеими экранизациями. Экранизаторы никак не обошлись без страхов и комплексов, без заполнения архетипа любой идеологией, любой иллюзией, лишь бы только не сталкиваться с жизнью в пределе, не снимать с себя розовые очки. Тарковский, с точки зрения романа, заполнил неизвестность возвращением блудного сына, Содерберг - любовью к родной жене, что в принципе то же самое: если по-русски самообман вечно религиозен, по-голливудски, конечно, он в «семье – ячейке общества».

Но фильм Тарковского отличало единство стиля, и если интеллектуально он слабей Лема, то сильней эстетически. Эстетически он тоже архетип – взять хотя бы последний кадр, который до сих пор передирают все, кому не лень, включая Спилберга. Что же рядом с ним сделал Содерберг? Содерберг по-голливудски поставил на сенсацию – Клуни в роли Баниониса да еще то, что Клуни будет голый. Что ж из этого вышло? Прямо скажем: хотелось убедиться, что новый «Солярис» действительно так плох, как о нем говорят. Убедились сполна. Докладаю: голый Клуни, так стеснявшийся на съемках, что об этом писала вся мировая пресса, занимает примерно десять секунд, стоя в полумраке в глубине кадра задом к камере в обнимку с Наташей МакЭлоун. Смутно видно смуглую задницу, потом еще пару секунд – волосатые руки, волосатые ноги, безволосую грудь и его большой розовый сосок. Все дела. Никакой даже супер-вечной любви, ради которой можно даже жизнью пожертвовать, не выражают ни сосок, ни задница, ни дальнейшие разговоры.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Солярис"

Фильм длится еще полтора часа, и проблема его в том, что Клуни не надо было играть роль Баниониса, лучше бы взяли уж Дэниела Дэй Льюиса, как и собирались. Дэй Льюис хотя бы любовь умеет играть («Эпоха невинности» Мартина Скорсезе). А тут все кино видно, что Клуни и МакЭлоун совсем не подходят друг другу, неважны друг для друга и в каждый данный момент думают не о том, что говорят и делают в данном кадре. По глазам видно – их эта вся проблематика, даже с совестью, даже с любовью, не то что там с неизвестностью, в жизни не касалась. Аналогично с другими персонажами. Давно мы не сталкивались с настолько плохо сыгранным кино, будто единственное, что заботило актеров – не перепутать слова своих реплик, которые им понятны, примерно как язык древних шумеров.

Впрочем, между «сенсациями» Содерберг навалял такую полную неподвижность, что о них успеваешь забыть. Персонажей – пять человек плюс пара статистов, все на крупных планах и никакой «общей картины», чтоб они хоть по-настоящему столкнулись с Океаном. Никакого Океана при бюджете в 47 млн., зато Клуни, нормально ходивший в нормальном плаще по нормальной улице, вдруг в углу в одиночестве напяливает идиотский скафандр, надутый, как у пожарных. С какого перепуга? Потом он, слава богу, опять все кино в семейных трусах и майке, но тут вдруг кроватка на станции какая-то подозрительная. Типа «пневматическая», как у Лема. Это что? У Лема была масса технических подробностей – не лучшая, но обширная часть романа, а тут-то действительно нет никакого Соляриса. Если случайно возникнет общий план космоса – совсем жалкий плагиат из «Космической Одиссеи» – то уж не когда «космос на связи», а только чтоб время протянуть. Клуни думает.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Солярис"

В общем, где фантастика уместна, там никто ее не делает, зато делается все, что неуместно до боли. Вся «концепция» Содерберга – это медленно-медленно, еще медленнее показывать, как кто-то крупно сел, крупно встал, протащился по узкому серому коридору плюс долго стекающие со лба капли пота перед очередным статичным общим планом «космоса». Вероятно, таким образом полагалось донести загадочные слова о совести, о мозгах, о потерянном времени до простых американцев. Содерберг даже не претендует на целый «Солярис» – для простых американцев это дело неподъемное. Ему бы хоть что-нибудь, хоть немножечко донести до них, что не сумма прописью и не брачный контракт.

Но проблема – что те, кому нужен брачный контракт, нуждаются в стрелялках-догонялках, в многотысячной массовке и волшебных спецэффектах, и донесется до них в лучшем случае только загадочность слов, а никак не сами слова. Будут гордиться, что полтора часа сидели и слушали по-шумерски, без перевода, ведь главное - что? Досидеть. Те, кому брачный контракт заведомо не нужен, вряд ли захотят истратить полтора часа жизни на факт, что если Кант умер в нашем Кенигсберге в 1804 году, то простые американцы не дожили еще до 1724 года, когда он по-нашему родился. «Любовь-кровь-детектива» не оправдывает нынешний «Солярис» ни на йоту, особенно если припомнить гораздо более адекватные «Шоу Трумана», «Особое мнение» или даже «Других». Так что фильм у нас предназначен очень узкой аудитории - пытливым младшим школьникам 10-14 лет, которым еще не жалко терять время, а думать головой пока в новинку, хотя и хочется.

18.02.2003 Текст: К.Тарханова
Оставайтесь с нами на связи и получайте свежие рецензии, подборки и новости о кино первыми Яндекс Дзен | Твиттер | Telegram | Instagram

Хочу в кино Хочу в кино —
приложение для киносвиданий
Выбери фильм и получай приглашения на свидания в кино
О проекте Контакты Вакансии Реклама Перепечатка Лицензионное
соглашение
ВКонтакте OK.RU Facebook Яндекс Дзен Твиттер Telegram Instagram
18+ Film.ru зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Свидетельство Эл № ФС77-55131 от 04.09.2013. © 2019 Film.ru — всё о кино, рецензии, обзоры, новости, премьеры фильмов
Вход через Facebook Вход через ВКонтакте Вход по email
Зарегистрироваться
Регистрация


Дата рождения
*Обязательные поля Согласие на обработку персональных данных
Предложить материал
Если вы хотите предложить нам материал для публикации или сотрудничество, напишите нам письмо, и, если оно покажется нам важным, мы ответим вам течение одного-двух дней. Если ваш вопрос нельзя решить по почте, в редакцию можно позвонить.

Адрес для писем: partner@film.ru

Телефон редакции: 8 (495) 229-62-00