Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

Рецензия на фильм «Лучшая жизнь»

Простая и трогательная история про мексиканских иммигрантов, которые не все бандиты и тоже умеют любить

Карлос – мексиканец-нелегал, который трудится в Лос-Анджелесе садовником и мечтает однажды заработать на лучшую жизнь для своего четырнадцатилетнего сына Луиса. В рискованной попытке подняться Луис, не имеющий ни регистрации, ни водительских прав, покупает у бывшего босса пикап, и ровно на следующий день его угоняет такой же отчаявшийся мексиканец.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Лучшая жизнь"

Жизнь иммигранта-нелегала трудна, безрадостна, а главное – бесперспективна. Собственно, вариантов развития событий всего два. Или ты работаешь без выходных, окучивая чужие пальмы, как это делает добросовестный Карлос. Или ты вступаешь в одну из городских банд, как это должно, в конце концов, произойти с менее принципиальным Луисом. В первом случае исходом становится непременная депортация, во втором дело обычно кончается пулей или прочими несовместимыми с жизнью неожиданностями.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Лучшая жизнь"

Вариант Бласко – босса Карлоса, заработавшего достаточно денег для того, чтобы открыть в родной Мексике свиную ферму, – достойное красной книги исключение. Сам Карлос относится к планам бывшего начальника со скепсисом: дескать, кому ты там будешь своих свиней продавать, когда мы все здесь, однако грузовик, в конце концов, покупает. Более того, уже похищенный он приобретает для Карлоса смысл и вовсе магический: вот только бы вернуть машину и тогда уж точно все будет. Тем более что помогать отцу берется его сын.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Лучшая жизнь"


Брат Криса Вайца – режиссер Пол Вайц, снявший «Американский пирог» /American Pie/ (1999).

Демонстрация мексиканцев в фильме – это настоящий протест, которым Вайц «обязан» правительству Аризоны, принявшему в тот момент очень жесткие иммиграционные законы.

Несмотря на то что «Золотой компас» обошелся в 180 миллионов, Вайц называет самым большим фильмом в своей карьере именно «Лучшую жизнь».

Семейный реюнион и составляет основной предмет этого довольно симпатичного, трогательного и просто скроенного фильма, которому прощаешь и кальку с классических «Похитителей велосипедов» /Ladri di biciclette/ (1948), и общую незатейливую предсказуемость. Ставка делается не на то, чтобы потяжелее нагрузить этот социальный «мешок» и посильнее шарахнуть им по голове, а на слезы, что катятся из глаз, после того как мешком (все равно довольно грязным и увесистым) уже шарахнули. Другое дело, что всей этой настройкой резкости занимается не какой-нибудь талантливый латиноамериканец, позавчера закончивший североамериканскую киношколу, а Крис Вайц – человек, деятельно участвовавший во франшизе «Сумерки» и на корню загубивший франшизу «Золотой компас». И в этом смысле его «Лучшая жизнь» – лучшее доказательство того, что чудеса бывают и особенно там, где их совсем не ждешь.

Комментарии  83


Главное

 

Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть