Наверх
Хантер Киллер Пришелец Оверлорд Фантастические твари: Преступления Грин-де-Вальда Ральф против Интернета Апгрейд Вдовы Робин Гуд: Начало Проводник Все или ничего

Интервью с директором Московской школы кино

Катя, вы начинали с Британской Высшей Школы Дизайна, затем была ScreamSchool, теперь вы открываете Московскую Школу Кино. Ваши выпускники не получают государственных дипломов, но пользуются заметным спросом на рынке. С чем это связано?

В апреле 2012 года создатели Британской Высшей Школы Дизайна объявили о запуске нового учебного проекта – Московской школы кино. О достоинствах и недостатках «классического образования», проблемах киноиндустрии и неспособности современной молодежи к обучению мы поговорили с директором нового учебного заведения Катериной Черкес-Заде

На мой взгляд, сейчас в России диплом не является подтверждением знаний вообще. Кроме этого, у нас существует жуткая дискриминация платного образования, то есть считается, что если образование платное, значит, изначально человек диплом покупает.

Я убеждена, что диплом обязан быть подтверждением знаний, а не наоборот – корочка сама по себе еще ничего не значит. Анализ рынка показывает, что сейчас специалистов необходимого уровня почти нет. Все говорят о том, что не хватает нормальных сценаристов, нормальных продюсеров, нормальных художников-постановщиков и т.д. Мы начинали свое движение от постпродакшна, пытались «обосновать» [в Министерстве образования] профессии, которых вообще нет, дипломы по которым вообще не выдаются в России ни в каком учебном заведении, кроме нашего – и мы получили серьезную обратную связь от индустрии постпродакшна по поводу того, что сейчас происходит и в продакшне, и в препродакшне.

Определенным сигналом для нас послужило и то, что выпустив первых студентов Scream School (факультеты визуальных эффектов и композитинга), мы выяснили, что 95 процентов наших выпускников трудоустроились в индустрии в течение трех месяцев. Мы осознали, что обладая методологией и технологией построения образовательных программ, мы можем двигаться дальше – в продакшн и препродакшн.

Индустрии действительно катастрофически не хватает специалистов, которых должны готовить – и, по идее, готовят – «классические» российские кинематографические ВУЗы. Что нового вы собираетесь предложить, чем ваши выпускники будут отличаться от выпускников, например, ВГИКа?

Я бы не сказала, что мы выстраиваем обучение на антитезе классическому образованию: вот, в классическом образовании все так, а у нас все по-другому. Но важные отличия, безусловно, есть. Во-первых, сама образовательная программа, которая нацелена на конкретный результат, который должен быть утвержден специалистами из индустрии. Мы «подписываемся» под то, что выпущенный нами продюсер будет полностью соответствовать требованиям к соискателю на эту должность в продюсерских компаниях. И результат нашей работы должен меняться исходя из того, какие потребности сейчас существуют в индустрии. Второе отличие – у нас нет мастерских, во главе угла стоит образовательная система, британская система академического качества. Если кратко, суть ее состоит в том, что образование нацелено на результат, а преподают в учебном заведении исключительно профессионалы-практики. Это наш принцип – если преподаватель не работает в индустрии по профессии, он не преподает в школе. Очень простой и действенный метод. В третьих – отличная ресурсная база, которая должна совершенствоваться год от года. Также, безусловно, важна интеграция студентов в профессиональное сообщество. Все обучаются на реальных проектах, у нас нет обучения, которое носит сугубо теоретический характер. Вот почему мы работаем в формате ДПО, дополнительного профессионального образования. Это единственная форма обучения, в рамках нынешнего российского законодательства, которая позволяет нам постоянно адаптировать свой курс согласно требованиям индустрии.

Выходит, для вас отсутствие ВУЗовской аккредитации в некотором смысле благо?

Это даже не благо, это абсолютно осознанный шаг. Невозможно работать в формате высшего образования и делать эффективные образовательные программы: ведь там по закону я должна иметь определенное количество профессоров, кандидатов наук…

Наук, которых, по сути дела, еще не существует.

По сути, да. Поэтому мы пошли по пути наименьшего сопротивления, поставив перед собой совершенно другие задачи. Задача состоит в следующем: за минимальный срок сформировать специалиста, который закончит обучение и пойдет работать. И минимизировать адаптационный период между окончанием обучения и работой в индустрии. Это зона ответственности нашего Центра карьеры, который занимается тем, что постоянно приводит на мастер-классы специалистов из индустрии, по сути дела – потенциальных работодателей, выстраивает обучение на реальных проектах, то есть ищет в индустрии те проекты, куда можно интегрировать студента. Также Центр карьеры обеспечивает участие студентов в профессиональных мероприятиях – это могут быть скидки на участие в фестивалях и кинорынках, это могут быть конкурсы среди студентов, которые проводятся конкретной компанией на разработку сценария, это может быть все что угодно. Плюс, безусловно, это практика студентов после окончания обучения либо во время каникул. Вот в прошлом году у нас студенты факультетов анимации, визуальных эффектов и композитинга сделали 3D-мультфильм для 4D кинотеатров. На мой взгляд, это лучший формат проведения каникул для студентов: они не бездельничали, а сделали реальный проект под руководством реального супервайзера – и положили его в свое портфолио. Еще один хороший пример работы Центра карьеры: факультет анимации делал дипломные анимационные заставки для телеканала «2х2», и 8 из них были взяты в эфир. Это и есть обучение на реальных проектах.

Крайне важно сформировать специалиста, который может применить свои знания, подстраиваясь под ситуацию в индустрии. Если мы говорим о сценаристе, то наш выпускник должен уметь работать в любом формате жанрового кино, он должен уметь написать сценарий боевика, комедии, мелодрамы, он должен уметь сделать сценарий ситкома, вообще любого сериала, он должен уметь работать с анимационными проектами и т.п. Мы не занимаемся тем, что рассказываем студенту какое кино хорошее, а какое плохое, мы не делим кинематограф на «высокие» и «низкие» жанры. Главное для нас – профессионализм, поэтому наши студенты после окончания школы имеют навыки работы с любыми жанрами, видами и форматами кино. Хочешь заниматься арт-хаусным кино – занимайся арт-хаусным кино, хочешь работать в жанровом, прокатном кино – окей, работай в данном направлении. Главное – сделать качественный боевик или качественную комедию, которая будет смешной, а не безвкусную поделку. Философия школы построена в первую очередь на формировании профессионала, а не «творческой единицы». Все просто – существует, допустим, около 10 процентов очень талантливых людей, которые проявят себя в любой среде, просто потому, что они талантливы, но что же делать остальным 90 процентам? Вот мы и занимаемся этими 90 процентами, так как есть профессиональная планка, которой должен соответствовать любой человек, который хочет вообще заниматься кино.

Давайте вернемся к учебному процессу. Вы стартуете с продюсерским и сценарным факультетами. Почему именно эти два выбраны в качестве старта? Что появится через год, через два?

Не забывайте, у нас уже есть три факультета: «визуальные эффекты», «композитинг» и «анимация», они функционируют уже три года (факультеты Scream School, которая станет частью Московской школы кино). Что касается новых, то было принято решение стартовать с препродакшна, а через год открыть основные факультеты продакшна. Связано, в том числе, и с финансовой политикой – продакшн требует инвестиции значительных ресурсов, поэтому мы начинаем с малого и двигаемся дальше.

Обучение на факультетах продюсирования и сценарного мастерства будет продолжаться два года, в режиме part time. Наши студенты учатся три раза в неделю, два раза по будням и один раз в выходной – целый день. Оба факультета частично синхронизированы, у них есть общие лекции. Через год мы открываем двухгодичные программы на факультетах режиссуры, актерского мастерства, операторского искусства, художественной постановки, монтажа и годичную программу по специальности «кинопрокат».

Повторюсь – мы много внимания уделяем интеграции студентов не просто в профессиональное сообщество, а в мировое профессиональное сообщество, этому мы поступательно нарабатываем связи с зарубежной индустрией. Сейчас в школе работает открытый летний практикум «Киноизнанка» – это серия мастер-классов, открытых для всех желающих – все основные участники российского рынка, которые сделали известные проекты, вышедшие в эфир или прокат. Они рассказывают, как на самом деле сейчас все устроено в кино на основе реального проекта: как была организована работа сценариста, как была организована работа продюсера, режиссера и так далее. И, естественно, в школу будут приезжать специалисты из-за рубежа, мы очень активно сейчас работаем в данном направлении. Кто-то будет «встраиваться» в программу обучения, кто-то будет проводить открытые мероприятия, обязательно будет осуществляться «проектная» работа.

Мы активно взаимодействуем с Университетом Беркли, который нам помогает с формированием нашего собственного факультета сценарного мастерства. Александр Талал (куратор сценарного факультета МШК), как известно, учился там, и как только стал выстраивать образовательные программы, сразу же возникла идея пригласить к участию его куратора. И кстати, к нам уже собираются идти учиться иностранные студенты, которые знают русский язык (например, на факультет «Продюсирования» будет поступать англичанин). То есть мы уже начали нарабатывать репутацию международной школы.

Вы много говорите о связи с индустрией. Как это происходит на практике? Я знаю, что вы тесно сотрудничаете с Ассоциацией продюсеров. Ведется ли подобная работа с другими профессиональными объединениями?

На самом деле, вопрос не в профессиональных объединениях, вопрос – в конкретных личностях, конкретных кинокомпаниях, с которыми хотим сотрудничать мы и которые хотят сотрудничать с нами. Потому что далеко не все компании и далеко не все профессиональные организации разделяют философию школы. Мы не собираемся заявлять о том, что мы работаем поголовно со всеми фондами, со всеми ассоциациями, гильдиями и так далее. Другой вопрос, что Ассоциация продюсеров в общем и целом поддерживает благие начинания в кино, в том числе в образовании. Они взяли на себя эту функцию, они с удовольствием поддержали наш проект, просто потому что заинтересованы в специалистах.

Для чего сформирован попечительский совет? Попечительский совет – это люди, которые не просто разделяют философию школы, но и готовы помогать. Часть компаний, которые не готовы войти в попечительский совет как конкретные лица, будут просто партнерами школы, которые могут объявлять конкурсы за какое-то вознаграждение, например, или какие-то бонусы студентам, они могут сделать какой-то грант, могут взять студента на практику. Вообще, любая компания должна быть в этом заинтересована. Потому членство в попечительском совете – это не просто какая-то очередная регалия в послужном списке того или иного деятеля кино, это конкретный функционал. Любая компания, которая входит в наш попечительский совет или становится партнером, подписывает с нами соглашение о сотрудничестве, в котором прописывает свои основные заинтересованности. В первую очередь, компании заинтересованы в квалифицированных сотрудниках, а мы, со своей стороны, заинтересованы в том, чтобы наши студенты попали в лучшие компании. И это как раз вопрос трудоустройства студента, потому что студента надо отправить не просто в какую-то компанию, чтобы он на каком-то проекте поработал, а он должен пройти стажировку в компании, у которой есть несколько нормальных проектов за плечами, которая смотрит в будущее, у которой есть финансовая подушка, и которая, собственно, готова развиваться. Другой путь, и мы много думаем об этом, – формирование достаточного количества специалистов, которые самостоятельно начнут менять киноиндустрию в России, просто потому что это будет «новая кровь», с новыми, по-другому устроенными мозгами, которые могут без государственных инвестиций найти деньги на проект, работать в нормальном режиме «тайм-менеджмента», укладываться в инвестиции, в бюджет, который у них подтвержден, продать свой проект, работать с дистрибуцией и так далее. То есть выстроить некую параллельную реальность, которая будет поступательно менять всю индустрию. Это вопрос очень значительного времени, необходимо правильное образование и успешный опыт работы в индустрии – но я уверена, что первые результаты мы увидим уже лет через пять. Сейчас я с удовольствием хожу на различного рода громкие премьеры, смотрю работу наших студентов-графиков, которые делали «Август. Восьмого», «Высоцкий. Спасибо что живой», «Generation П» и другие проекты – а ведь школе всего три года. Так что все не зря.

Сколько студентов вы готовы принять в первый год обучения, как вообще определялось это количество? Исходя из потребностей индустрии или было продиктовано какими-то внутренними возможностями школы?

Безусловно, здесь есть некий компромисс. У нас подразумевается конкурс, в этом году мы планируем сделать две группы в среднем по 20-25 человек на каждом факультете. Поскольку у нас учиться сложно, мы понимаем, что какое-то количество людей отсеется за эти два года, но те, кто останется – 15-20 человек на факультете – обязательно смогут трудоустроиться в индустрии. И с таким количеством новых людей индустрия справится. Мы ни в коем случае не собираемся устраивать здесь конвейерную историю, когда выходит бешеное количество сценаристов, которые потом не могут найти себе работу. Этого не будет. Потому что мало за два года сформировать профессионала, необходимо еще интегрировать его в индустрию.

Хочу поделиться одним наблюдением. У нас, к сожалению, студенты совсем разучились учиться. Вся классическая образовательная система построена на том, что студент проделывает всю работу в последнюю ночь перед сдачей зачета. Британская образовательная система вообще другая, она выстроена на том, чтобы человек ежедневно, еженедельно работал с определенными дедлайнами. В таких условиях за два года формируется профессионал, который может работать в сроки, не перенапрягаясь, не страдая от отсутствия творческих порывов, никуда, в конце концов, не пропадая. То есть за два года формируется человек, который может нормально работать в рамках реального проекта. Еще вот какая разница между нашими и британскими студентами. Русский студент часто спрашивает: «Чему меня будут учить?» Британский студент никогда так не спросит, его интересует «А что я буду уметь?» Вот и вся разница в построении образовательной программы – не «чему тебя будут учить» ради того, чтобы чему-то учить, а «что я буду уметь» в итоге. Поэтому, возвращаясь к вопросу, я хочу сказать, что те студенты, которые смогут нормально учиться в рамках довольно сложной образовательной программы, выйдут профессионалами. С остальными мы не готовы идти на компромиссы, они просто будут отчислены за неуспеваемость, несмотря на то, что платят за свое обучение.

Как будет построено обучение? Семестры, сессии, каникулы – все то, к чему мы привыкли – будет ли иметь место в Московской школе кино?

Да, студент учится в среднем четыре семестра. У него есть каникулы между Level 1 и Level 2 (первый и второй годы обучения). На каникулах школа обычно берет на себя смелость стать некой студией и инициирует каникулярный проект, поэтому летом у нас никто не бездельничает. После окончания обучения студент идет на практику.

У нас, естественно, есть система зачетов, система экзаменов, есть система сдачи курсовых работ, дипломные работы. Другой вопрос, что система оценки этих работ, система критериев, система защиты – она существенно отличается от традиционной. Например, как оценивать сценарий анимационного проекта? Безусловно, она должна оцениваться по определенным критериям, и они должны быть изначально заявлены студентам. У нас невозможна такая ситуация, когда преподаватель ставит «четверку», потому что девочка расплакалась на экзамене или надела короткую юбку, это не работает, потому что студент знает, по каким критериям его будут оценивать. Если его сценарий не соответствует этим критериям, то… извините. У нас есть опыт по Scream School: на факультете motion design, например, студент должен сделать рекламный ролик или заставку для телевидения за две недели. Он сдает работу через две недели, но обнаруживается несоответствие по паре пунктов ТЗ. Все – не принято. Или, студент приносит работу через две недели и один час, она полностью соответствует ТЗ, но не принимается, потому что эта заставка уже должна была быть «в эфире». Так человек учится делать качественную работу в соответствии с определенными требованиями и говоренные в сроки.

У меня вопрос, который всегда волновал студентов ВГИКа, на какие деньги будут сниматься курсовые и дипломные работы?

Скажем сразу – пленку никто покупать не будет, мы снимаем на цифру. Во-вторых, в ближайший год мы построим здесь на ArtPlay павильон для съемок. Это будет учебный павильон, в котором будет достаточное количество оборудования. Ведь если студент не умеет работать с современным оборудованием, не умеет работать в режиме современного производственного процесса, ничего не получится. Ресурсы школы будут максимально приближены к стандартам индустрии. К открытию факультетов продакшна откроем небольшой кинотеатр. В школе уже сейчас есть класс классической анимации, 300 компьютеров РС, 400 компьютеров Мас, HP-лаборатория для стерео, мастерская художников-постановщиков, где есть огромное количество станков – резки металла, меди, шелкографии, дерева, 3D-принтер. Безусловно, впоследствии появятся художники по костюмам, и им нужна будет отдельная студия, чтобы они занимались пошивом костюмов. Школа развивается вместе с индустрией, и ресурсы развиваются вместе с ней.

Факультеты дополнительного профобразования предполагают наличие у абитуриентов высшего образования. Можно ли к вам прийти после школы?

Желательно как минимум неоконченное высшее, по российским законам я не могу выдать человеку диплом ДПО, если у него нет высшего или незаконченного высшего образования. Однако периодически школа принимает людей после школы, если мы понимаем, что они потянут образовательную программу и в целом соответствуют требованиям, которые мы предъявляем нашим студентам. В данном случае у нас студент получает справку о том, что он прошел курс. Не забывайте, мы ставим во главу угла портфолио, а не диплом. Хотя, я надеюсь, со временем диплом Московской школы кино будет нарабатывать вес и репутацию.

Каким требования должны соответствовать ваши потенциальные студенты?

Мы долго думали, как выстроить образовательную программу с довольно разношерстными абитуриентами продюсерского факультета, они все разные. В целом курс выстроен для специалистов двух типов. Первые – это люди, у которых уже есть бекграунд успешных проектов вне киноиндустрии. У них есть собственный бизнес, он успешный, и они смотрят на кино как на новую область профессиональных навыков. Другая часть аудитории – это люди, которые уже в кино, но они не продюсеры. То есть это сценаристы, режиссеры.

Со сценарным факультетом следующая история. Во-первых, мы не приглашаем студента на собеседование до тех пор, пока он не предоставит свои работы. Все критерии подробно описаны на сайте. На собеседовании студенту будет выдано еще одно задание, с которым он должен справиться. По результатам собеседования, портфолио и сделанной работы во время собеседования, мы делаем выводы о его поступлении и зачислении на факультет.

Обучение в Московской школе кино начнется с октября 2012. В настоящее время идет набор студентов.
Подробную информацию о Московской школе кино ищите на сайте Moscowfilmschool. Все новости Школы – на сайте Film.ru.

Оставайтесь с нами на связи и получайте свежие рецензии, подборки и новости о кино первыми!

Яндекс ДзенЯндекс Дзен | InstagramInstagram | TelegramTelegram | ТвиттерТвиттер


Комментарии  64

Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть