Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

Мировая премьера
Киберфильм Кубрика-Спилберга шагает по планете

Уже неделю в Америке гремит, собирая толпы, новый фильм Стивена Спилберга, поставленный по идее Стэнли Кубрика, – «A.I. Artificial Intelligence» («Искусственный разум»). 145-минутный блокбастер в первый же уик-энд собрал более 30 миллионов долларов, окупив почти треть своего стомиллионного бюджета. Он стал сенсацией в Японии, но первыми зрителями Европы принят прохладно.

Очень светлое будущее

Мир будущего по Спилбергу

Мир будущего по Спилбергу

Середина XXI века. Полярные льды растаяли, крупнейшие города мира под водой. Один из шоковых моментов фильма – небоскребы-титаники затопленного Манхэттена. На уцелевших территориях люди наслаждаются виртуальными красотами – нажмешь кнопку и ты в саду средь роз иль у прибоя. Вечное лето, все стройны – специально введенные солитеры сжигают излишки жира. Популярны маски, делающие людей подобием роботов. А ученые пытаются роботов сделать подобием людей. Андроиды убирают квартиры, учат детей, ухаживают за старцами, скрашивают одиночество и дают сексуальное удовлетворение. Один из них – мальчик-компьютер Дэвид, которого запрограммировали любить людей, но эта любовь безответна, и он страдает. Страдающую микросхему играет Холи Джоэл Осмент из «Шестого чувства» – его уже считают одним из лучших актеров года.

Все происходит в семье Моники и Генри Свинтонов. Оба безутешны: сын Мартин неизлечимо болен. Горе пытаются скрасить чувствующий робот Дэвид и кибермедвежонок Тэдди с золотой шерстью на макушке. Они любят «папу и маму», но их любить нельзя – они машины. И кибермальчик мучается, догадываясь, что он «не настоящий».

Дэвид: А папа и мама – настоящие?
Тэдди: Не задавай глупых вопросов. Никто не знает, что это такое – «настоящие».

Это диалог из рассказа фантаста Брайана Олдисса «Суперигрушки прошлым летом». Он был напечатан в 1969 году и стал первотолчком для фантазии Стэнли Кубрика, фильм придумавшего, а потом Стивена Спилберга, фильм осуществившего.

Эйнштейн-сервис

Дэвид, Жиголо и медвежонок Тэдди

Дэвид, Жиголо и медвежонок Тэдди

Кубрик мучился идеей давно. Мыслящий компьютер бунтовал, ревновал и мстил человеку еще в фильме «2001: Космическая одиссея», но он был грудой ящиков с микросхемами. Рано или поздно появятся андроиды, говорил себе Кубрик. Они неотличимы от людей, только умнее, больше знают и не требуют сна и пищи. Чтобы полноценно общаться с ними, программисты наделят их человеческими эмоциями. Подключенные к информационным сетям, машины будут знать больше любого из гениев, и каждый человек сможет обладать домашним Эйнштейном. Но должны ли мы этого Эйнштейна любить, будем ли мы ответственны за него, как ответственны за живущую с нами собаку, будут ли у него человеческие права? Устаревшую модель, как старый «форд», отправят на свалку – и запрограммированные любить людей эйнштейны будут мучиться оттого, что никто не любит их.

Так Кубрик задумал «A.I.». Брайан Олдисс рассказывал, что в начале 90-х они с Кубриком пытались переделать рассказ в сценарий: «Перепробовали множество вариантов, но не пришли к соглашению. Тогда Кубрик позвал Артура Кларка, чтобы тот предложил свои идеи, но и с ним ничего не вышло». Свои планы автор «Заводного апельсина» всегда хранил в тайне; он не любил самолеты и требовал, чтобы шефы студии Уорнеров сами летали к нему в Лондон читать сценарные наброски под его надзором. В 1993-м он посмотрел «Парк юрского периода» Спилберга и воодушевился новыми возможностями спецэффектов. Связался с компанией «Индастриал лайт энд мэджик» – хотел, чтобы в фильме возник компьютерный «полет» меж затопленных небоскребов Манхеттена. В 94-м вызвал Джеймса Кэмерона и тот помчался в Лондон показывать метру спецэффектную «Правдивую ложь». «Такая честь, – вспоминал будущий автор »Титаника«, – сам Кубрик позвал! Но оказалось, он звал уже очень многих. Он как интеллектуальный вампир – приглашает людей и высасывает их мозги».

В конце концов, Кубрик решил спецэффекты делать сам. Затребовал образцы аппаратуры, опробовал их и ни шиллинга не заплатил. Хотя прислал список претензий, и компания стала разрабатывать технологии специально для него. Но проект опять завис… Кубрик так и не смог найти ответ на ключевой вопрос проекта – об ответственности перед прирученной нами машиной.

После смерти мастера проект перешел к 53-летнему Стивену Спилбергу. Кубрик был циником и не верил в человечество. Спилберг оптимист и в человечество верит. Но моральная проблема, подобно теореме Ферма, так и осталась нерешенной.

Мехи и орги

Кроме нравственного долга перед Кубриком, у Спилберга был и другой импульс: «После »Списка Шиндлера« и »Рядового Райана« мои дети пилили меня, что я больше не делаю для них картин. И я решил вернуться к кино, которое они могли бы смотреть. Хотя многое им придется понять чуть позже, а фильм такой еще двадцать лет назад был невозможен».

Секс-робот Жиголо

Секс-робот Жиголо

Теперь «А.I.» напоминает «E.T.» – спилбергова «Инопланетянина». Он даже параллелен Пиноккио – чурке-Буратино, тоже жаждавшему любви и страдавшему от бездушия. Но для детворы в картине много страшного, а друг Дэвида секс-робот Жиголо Джо (Джуд Ло), которого одинокие дамы вызывают для удовлетворения неотложных нужд, и вовсе не рассчитан на малышню. «Величие и нерасчетливость, – характеризует картину критик Роджер Иберт. – Один из самых амбициозных фильмов десятилетия, он полон провокаций». Идеи драматических взаимоотношений между «мехами» (механизмами) и «оргами» (органической материей, т.е. людьми) – ахиллесова пята «A.I.». «Конечно, мы склонны наделять микросхемы собственными эмоциями, но вместо того, чтобы плакать над зависшим компьютером, не проще ли его перезагрузить?», – иронизирует Иберт.

А публика все равно плачет. Причем первыми ринулись его смотреть не детишки, а очкарики за двадцать пять. Потому что Кубрик плюс Спилберг в сумме дают интеллектуальную сенсацию века.

Из какого сора? По данным сайта «Screen It!»

Пугающий эффект фильма – сильный. Оружия – нет. Музыка – хорошая. Уровень секса/голизны – есть кое-что. Курящих – нет. Насилия – много. Употребление алкоголя – однажды пьют вино. Крови почти нет, зато много расчлененки – ручки-ножки роботов, разбросанные там и сям. Бога всуе поминают четыре раза, два в ругательном смысле, а один раз просто кричат: «Боже!». Поводов для обсуждения – умеренно.

Ученая макарена

Фильм выражает реальный ход роботехники – в этом сходится большинство ученых. «Сони» и «Хонда» уже умеют делать гуманоидов, способных изобразить простейшие танцевальные па, осталось научить их ухаживать за стариками. Умелец из США Матарик сделал киберпарнишку, танцующего «макарену», и уверен, что к 2025 году мы станем зрителями футбольного матча люди – роботы, а в 2050-м сможем интеллектуально побеседовать с андроидом. НАСА вовсю проектирует «робонавта», который должен выполнять в космосе самые опасные работы. Программист Рэй Курцвейль уверен, что в ближайшие десятилетия нам придется подумать о гражданских правах для андроидов, ибо границы между «мехами» и «оргами» сотрутся: он описывает микроскопических «нанороботов», которых будут засылать в наши мозги для расширения интеллектуальных ресурсов.

Мальчик-робот Дэвид

Мальчик-робот Дэвид

Ближе всех к Дэвиду из фильма «A.I.» стоит созданный конструктором Бризелем робот Кисмет – он может выражать на своем синтетическом лице полную гамму человеческих эмоций.

В фильме злая мачеха Моника, которой надоели притязания любящего мальчика Дэвида, отвозит его в темный лес и там бросает. «Но потерять Дэвида – что потерять ноутбук: переживаем мы, но никак не компьютер», – утирает нам слезы скептик Иберт.

В публикации использованы материалы зарубежной печати.

Комментарии  202



Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть