Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

Рецензия на фильм «Милые кости»

Вышли «Милые кости» – новый фильм Питера Джексона, похожий на нью-эйджевую пропаганду «Сумерек».

Милый ангел Сьюзан (Сорша Ронан), возвращаясь как-то раз из школы, согласилась посмотреть на кукольный домик, вырытый в кукурузном поле одним нехорошим дядей (Стэнли Туччи), сильно смахивающим на сексуального маньяка, откуда и отправилась прямиком на небеса. На земле в благополучном американском пригороде рубежа 70-х осталось оплакивать утрату ее семейство: мама (Рэйчел Вайс), в какой-то момент сбежавшая от горя на сельхозработы, бухгалтер-папа (Марк Уолберг), взявший розыски дочери под свой контроль, когда исчезла всякая надежда, брат-карапуз, сестра-деловая колбаса (Роуз МакАйвер) и веселая бабушка-алкоголичка (Сьюзан Сарандон). Пока убийца ходит безнаказанным, Сьюзан не хочет терять связь с родными душами, что лишь усугубляет печальные настроения на том свете и на этом.

Не сказать, что вопрос «а чем сейчас занят человек, снявший «Властелина Колец» /Lord of the Rings: The Fellowship of the Ring, The/ (2001) навевал тревожный сон всем людям доброй воли и с хорошим вкусом, но некоторая интрига в нем присутствовала. Для успешного художника пожизненный режиссерский карт-бланш и приличный счет в банке – действительно хороший повод, чтобы взять творческий отпуск и спустить миллионы долларов на какую-нибудь мелочь: порыться в затонувшем »Титанике«, как Кэмерон, поиграться в детские машинки, как Вачовски, или, как Питер Джексон, с комсомольским энтузиазмом транслировать на экран свои школьные восторги от »Кинг-Конга«. В том же духе, наверное, и надо было продолжать веселить народ, однако такой продукт дуракаваляния как »Милые кости« провоцирует в случае с Джексоном одни недоуменные вопросы. Главный – зачем вообще понадобилось так серьезно раздувать щеки над сентиментальным романом про барышню в раю, публиковавшимся в журнале для девочек-подростков »Seventeen«?

Сейчас, когда мы имеем на руках первые и вторые «Сумерки» /Twilight/ (2008), »Милые кости« похожи на запоздалый маркетинговый сбой большой голливудской студии, подыскивающей новые рынки сбыта. С одной стороны, направление, откуда дует ветер, угадано здесь абсолютно верное: два года назад кривая спроса на истории про любовь и смерть, изложенные с точки зрения подростка в пубертатной стадии развития, действительно рванула резко вверх, и не зря вокруг романчика Элис Себолд некоторое время увивался коньюктурный и буржазный Стивен Спилберг. С другой, пафосная, жизнерадостная интонация, выбранная Джексоном для ублажения подростковой мании величия, превратила верное начинание в сплошной конфуз, как если бы угрюмому тинейджеру, решившему свести счеты с жизнью из-за несчастной любви, подарили дорогой хорошо иллюстрированный альбом с мемуарами людей, пережившими клиническую смерть мозга.

Собственно, именно в это определение укладываются все спецэффекты фильма, недалеко ушедшие от эзотерической народной живописи, продаваемой в парках и подземных переходах. Пожалуй, этим определением исчерпывается и его жанр: худший из кошмаров, который мог присниться Кэтрин Хардуик и поклонникам ее замечательного фильма – это автор »Властелина колец«, занимающийся нью-эйджевой пропагандой »Сумерек", по сравнению с которой даже такой апофеоз народных суеверий, как «Привидение» /Ghost/ (1990) с Патриком Суэйзи, покажется настоящей трагедией Шекспира.

Комментарии  160

Читайте также

показать еще



Главное

 

Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть