Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

«Нефть», заработавшая «Оскары» за актерскую работу Дэниэла Дэй-Льюиса и операторскую – Роберта Элсуита, рассказывает о свирепом олигархе, его борьбе с дьяволом, горящих нефтевышках и жажде одиночества.

В Калифорнии конца 19 века старатель Дэниэл Плейнвью, повредивший ногу в бесцельных попытках отыскать золотую жилу, решает переквалифицироваться в нефтедобытчика: модно, прибыльно, не слишком опасно. Почти сразу же ему улыбается удача: некий юноша заявляет, что в его родном краю нефти – хоть залейся, и сочится она буквально из-под земли. Обрадованный Плейнвью, вместе с мальчиком, принятым им на воспитание, сразу же отправляется в край обетованный – где встречает лишь горсточку фермеров на почти что голой земле, людей нищих и голодных, но при этом по-настоящему вдохновленных – еще бы, ведь ими руководит не кто-нибудь, а сам Бог. Разумеется, через посредника – юного, но уже достаточно искушенного проповедника Элая Сандая. Вот с этим-то Элаем у Плейнвью и начинают возникать проблемы: добродушно согласившись на продажу ранчо, расположенного на нефтеносной земле, Элай рассчитывает, что Плейнвью будет регулярно отстегивать ему деньги на постройку церкви и вообще поддерживать его – и словами, и делами. У мизантропа Плейнвью, разумеется, совсем другие планы.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Нефть"

Получая на последнем Берлинале свой приз «За лучшую режиссуру», Пол Томас Андерсон (называемый обычно для простоты «ПТА») посвятил его актеру, сыгравшему в его фильме главную роль – Дэниэлу Дэй-Льюису, человеку, без которого картина никогда бы не состоялась. С ним согласились и киноакадемики, вручившие актеру «Оскар». И ведь действительно, нефтяной магнат Дэй-Льюиса – существо совершенно уникальное в ряду тех, с кем его так часто и неоправданно сравнивают: например, с копполовским Крестным отцом, или с уэллсовским Гражданином Кейном. Говоря о Плейнвью, ПТА любит повторять, что вдохновлялся не только магнатами начала ХХ века (хотя изучению истории их жизни он уделил долгие месяцы), но и существом из другой страны, и даже из другого мира – графом Дракулой.

Дьявольское обаяние обитателя Трансильвании, как и тысячи оттенков потерянной души своего героя – иронию, боль, ненависть и страсть, – Дэй-Льюису удается передавать осторожными, незаметными штрихами, полностью избегая кривляния или театральности. Создается впечатление, что Дэй-Льюис способен буквально на все – в одной из центральных сцен фильма Плейнвью стоит к зрителю спиной, пожимая руку своего главного метафизического врага – но можно поручиться, что каждый зритель при этом видит выражение глаз будущего нефтемагната. А в глазах у Плейнвью, в самой их глубине, даже не ненависть – черная пустота, пустыня, вполне под стать калифорнийской.

В отличие от Кейна, неплохого, в общем-то, парня, мечтавшего с помощью денег добиться любви, дружбы или признания, Плейнвью мечтает даже не о деньгах, он ненасытно ищет в этом мире лишь одного – полного одиночества. А его как раз легче всего добиться, будучи богачом. В одном из немногочисленных искренних монологов (надо заметить, что в фильме вообще говорят немного), Плейнвью признается, что, оглядываясь на людей вокруг, не видит в них ничего хорошего. Таки кому он это рассказывает.

В итоге, в отличие от Кейна, Плейнвью находит то, что искал. И пусть этот обаятельный (хотя, наверное, и малоприятный) гигант, скорее всего, обречен гореть в Аду – но уйдет он туда непобежденным. А впрочем, быть может, и Ада-то никакого нет.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Нефть"

Ужасно несправедливо, конечно, рассказывая о фильме «Нефть» /There Will Be Blood/ (2007) говорить лишь о Дэй-Льюисе и его герое. Кроме мощной поддержки Пола Дэйно (Элай Сандэй), сыгравшего своего проповедника таким омерзительным, что даже Князь Тьмы по сравнению с ним показался бы симпатягой, «Нефть» была бы невозможна и без усилий людей, создавших уникальный видеоряд фильма. Темные «нибелунговские» шахты, горящие нефтяные вышки посреди ночной пустыни, длиннющие планы, глядя на которые, оператор «Искупления» должен был бы провалиться под кресло от стыда, – все это заслуга постоянного оператора ПТА Роберта Элсуита (получившего «Оскар» за эту работу) и художника-постановщика Джека Фиска – человека, много лет проработавшего с Терренсом Маликом. Кстати, если уж кого и уместно будет вспомнить в качестве предшественника создателя «Нефти» – то не Олтмана, не Копполу, не (упаси бог) Мартина Скорсезе – а именно Малика, человека, снявшего (как и ПТА) всего лишь несколько фильмов, ни об одном из которых никогда не стыдно было сказать – «шедевр».

Комментарии  137

Читайте также

показать еще



Главное

 

Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть