Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

Видимо, «Звонок 2» /Ring Two, The/ (2005) – название интерактивное. Видимо, предполагалось, что звонить режиссеру Хидео Наката с высказываниями на тему будем мы, когда домой придем. Мы еще два раза посмотрим, чтобы высказаться от души. Заманил школьник школьницу, усадил на диван, она ждет, понятно чего, а он кассету вставляет. У него две минуты, чтоб она посмотрела, потому что ожог на его руке уже принял четкую форму мертвенной пятерни. Он другу по телефону все это объясняет – единственный телефон за все дальнейшее кино, а девка-дура от кассеты отвернулась, и время выходит, все. Девку потом вывели в психушку, школьника вынесли вперед ногами с перекошенным лицом. Естественно, неподалеку ошивалась Наоми Уоттс.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Звонок 2"

Сначала мы все искренне хихикаем над явной пародийностью происходящего в «Звонке 2», но на втором часу не может не стать больно и обидно за бесцельно потраченные деньги. Потому что бывают «досадные неудачи», бывает «полная лажа», а бывает «откровенная халтура». За нее-то и бьют канделябром по телефону. Хидео Наката забыл самурайский кодекс. И такое впечатление, что жанр, добившийся полного прокатного суверенитета («Это ужастик», «Пойдем, что ли, на ужастик, попкорна купим», «Мы ходили на ужастик»), впал в нечто вроде аутизма. Аутизм – когда люди все в себе, с другими людьми не контачат, с морем, солнцем и водой – тоже, и бубнят что-то, бубнят. Ужастики ныне – такие же. Зациклены только на том, как бы с собой поздороваться, со всем «собой», любимым. Привет «Звонку» /Ringu/ (1998) японскому, привет – американскому, привет «Темным водам» /Dark Water/ (2002), «Проклятию» /Grudge, The/ (2003), «Одному пропущенному звонку» /You've Got a Call/ (2003) и даже «Очень страшному кино» /Scary Movie 3/ (2003) (третьей серии, где рука Самары уже вылезала из телевизора в точно таком же ракурсе). Ужастикам ныне совершенно до дверцы, что вообще-то «Очень страшное кино» - комедия по жанру. Нехай будет для ровного счета. Но сплошное цитирование отнюдь не делает «Звонок 2» постмодерном. Он и кончается-то ничем. Последний кадр – пейзаж. Мирный. Американский. То есть над нами просто поиздевались.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Звонок 2"

Наоми Уоттс с сыночком после тяжелого прошлого переехала в маленький городок. Там, значит, школьник школьницу так и не поимел, а на Наоми в труповозке наехала Самара, выползшая из перекошенного школьника. И девушка поняла, что, во-первых, Самару не спрячешь и от нее не спрячешься, она – везде, во-вторых, она может вселиться в любого ребенка, в том числе – в ее собственного. Дальше все как раз про это. Тема довольно интересная. Как надо четко различать добро и зло, жизнь и смерть, мальчика и девочку, чтобы самой топить сыночка в ванне, только бы уберечь его от противной Самарки. Вообще-то по теме 150 лет назад коротко, ясно и без всяких черных волосиков высказался Мериме («Маттео Фальконе»). Но продолжить не возбраняется, если только не бездарно, не до такой степени бездарно, как у Хидео Наката. За весь «Звонок 2» - лишь один свой собственный «вяк». С бодливыми оленями. Да, олени ничего себе, но они почти в начале и длятся минуты две. Дальше что? Мы уже знаем все про несчастненькую утопленницу из колодца с чумовой кассетой, от которой умирают по звонку. Мы предысторию знаем, места все видели, лица. Это как по второму разу играть в любую известную компьютерную игру с массой уровней, в которой ты уже однажды выиграл на последнем.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Звонок 2"

Самое скучное – как с мальчиком обошлись. Мальчик, сыночек, странненький Эйдан (Дэвид Дорфман) в первом «Звонке» /Ring, The/ (2002) у Вербински производил хорошее впечатление. У него был потенциал: парню 12 лет, а играть уж умеет не хуже Кэмерона Брайта («Другой» /Godsend/ (2004)). Тому, правда, 10 лет. И из этого потенциального образа (экстрасенс, гений, неуязвимый, ангел, бог, инопланетянин) не выжато ничего. Опять темная вода, да еще и на простыне. Может, Наката решил поиздеваться вообще не над образом, а над западным чувством юмора, кажущемся Востоку вульгарным и неуместным? Ну, тогда убедил.

Комментарии  113



Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть