Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

Обзор иностранной прессы по фильмам «Что-то не так с Кевином», «Марта Марси Мэй Марлен» и «Стыд»

Не все люди одинаковы: одни разительно выделяются на общем фоне, другие выглядят вполне обыденно, но таят в себе нечто необычное. Бывает, встречаются личности, чье развитие идет не по совсем стандартному курсу. В таких случаях мы порой имеем дело с отклонениями в состоянии или нарушениями жизненного процесса – одним словом, с патологией.

Теме отклонений, нарушений и болезней уже посвящено немало фильмов, тем не менее, режиссеры и сценаристы постоянно находят новые сюжеты для экранизации

Сюжет первого фильма нашего патологического обзора строится вокруг жизни одной семьи: у Евы и Франклина рождается сын Кевин, но воспитывать его оказывается не так-то просто.

«Быть родителем вообще нелегко, – размышляет после просмотра фильма Дон Льюис (Don R. Lewis/Film Threat). – На самом деле, родительская опека может стать чередой злоключений, ошибок и постоянным недосыпом. Кроме того, чтобы уживаться с ребенком, придется выработать в себе такие навыки общения, к которым ранее никогда не приходилось прибегать. Воспитание – тяжкий труд, полный волнительных взлетов и сокрушительных падений, но мы беремся за него, потому что хотим видеть наших детей взрослыми, успешными, счастливыми и здоровыми. Мы беремся за него из-за любви к ребенку, ничего не жалея ради него. Все делается лишь из чистых побуждений. Но что если ребенок, говоря начистоту, дурное семя? Что если ребенок – настоящий засранец?»

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Что-то не так с Кевином"

Картина «Что-то не так с Кевином» рассказывает как раз о таком случае… о кошмарном сне любого отца или матери.

«Источником напряжения в картине вовсе не насилие дурного отпрыска; обстановка накаляется, скорее, за счет всех мук, через которые проходит мать, видящая изъян в своем ребенке. При этом она во всем винит себя», – пишет Маршалл Файн (Marshal Fine/The Huffington Post).

Вернон Роджерс (Vernor Rodgers/Pasadena Star-News) считает, что название в какой-то степени обманывает зрителя: «Что-то» – это мягко сказано. Пришедшие в кинотеатр будут нервно ерзать в кресле по мере развития сюжета«.

Проведя перед экраном почти два часа, журнал The Daily Beast задался вопросом: Могут ли дети быть злыми по своей сути? Российский зритель сможет дать свой ответ на этот вопрос только после 19 января, когда картина появится в наших кинотеатрах.

История о сбежавшей из секты девушке, которая постепенно теряет грань между сном, иллюзией и реальностью.
Фильм стал полнометражным дебютом режиссера Шона Дуркина. Кроме того, стоит отметить появление на большом экране Элизабет Олсен; она, в отличие от своих сестер-близняшек, взялась за более глубокомысленное кино.

Райан Майклз (Ryan Michaels/Advisor & Source Newspapers) оценил фильм по достоинству, подчеркнув сложную сюжетную организацию: »Зачастую фильмы с нелинейным повествованием сбивают зрителя с толку. Например, «Помни» Кристофера Нолана. Режиссер начал свой рассказ с конца и вернулся к началу, показав, в итоге, что многие наши предположения были ложны. «Марта Марси Мэй Марлен», в свою очередь, не пытается запутать зрителя – своей нелинейностью фильм воздействует на эмоции. В любом случае, эта картина поразит вас, под каким бы углом вы ее не смотрели«.

»Картина «Марта Марси Мэй Марлен» смело берется за вопрос скрытого влияния различных подозрительных культов на молодых людей, – делится своим впечатлением Уоррен Адлер (Warren Adler/The Huffington Post). – Поскольку большинству из нас сложно понять, каково это подвергнуться промывке мозгов, фильм может быть истолкован неправильно, и те, кто никогда не был свидетелем того, как разум поглощается какой-то навязчивой идеей, не поймут всего ужаса ситуации. На деле же, нам демонстрируют разбитые жизни, потерянный рассудок и изуродованную личность«.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Марта Марси Мэй Марлен"

Фильм – тяжелый во всех отношениях, как для просмотра, так и для исполнения. При должной подаче работа Шона Дуркина заставит задуматься и поразит пришедшего в зал; для Элизабет Олсен такой вариант будет наиболее предпочтительный, ведь эта картина может стать определяющей для ее карьеры. Глазу широкой публики актерская игра молодой актрисы пока недоступна, но те, кто уже успел посмотреть психологическую драму, например, Адам Фрейзер (Adam Fraizer/Moviehole.net), хорошо отзываются об Олсен: »Поразительный дебют, изысканный и бесстрашный«.

Джефф Мэйерс (Jeff Mayers/Metrotimes) считает, что режиссерский дебют Дуркина получился не менее убедительным: »Уверенно отрежиссированная «Марта Марси Мэй Марлен» надолго задерживается в голове. Томный, атмосферный экскурс в паранойю и тревогу Дуркина пробуждает те же холодные, неспокойные чувства, которые когда-то пробуждал Михаэль Ханеке («Скрытое», «Белая лента»). Несмотря на витиеватый и эллиптический сюжет, в неконсервативной драме Дуркина соблюдены традиции. Его класс, как кинорежиссера, очевиден«.

Запутанность, тяжесть и исполнительское мастерство российский любитель кино сможет увидеть в начале февраля (российская премьера – 2 февраля, мировая премьера – 21 января).

»Насилие? Да. Кровь? Побольше, пожалуйста! Обнаженка? Нет, спасибо«, – вот так лаконично и просто Рене Родригез (Rene Rodriguez/Miami Herald) описал тенденции западного кинематографа последних двух десятилетий. »Стыд« Стивена МакКуина пошел против течения.

»После введения в 1990 году рейтинга NC-17 серьезные кинодеятели пытались расширить наши взгляды на секс, – продолжает Родригез. – Однако немногие в этом преуспели. «Стыд», история о человеке, борющемся с эротоманией, кажется, способен изменить сложившийся тренд. Со времен «Последнего танго в Париже» МакКуин снял первый фильм с рейтингом NC-17, которому пророчат Оскар. Майкл Фассбендер – один из главных претендентов на награду в номинации лучшая мужская роль«.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Стыд"

Тим Холл (Tim Hall/Seattle.pi) подчеркивает, что »МакКуин сумел найти четкую грань между эротикой и порнографией«. Однако Джеки Моррисон (Jackie Morrison/The Celebrity Café.com) предостерегает будущего зрителя и оговаривается, что вовсе не секс выходит на первый план: »Майкл Фассбендер, германо-ирландский красавец, – на данный момент самый горячий секс-символ в мире, тем не менее, его персонажу в фильме «Стыд» секс приносит только боль. Эта картина с пометкой NC-17 покажет, насколько мучительна и болезненна жизнь сексоголика«.

Почти любой фильм о боли эмоционален; »Стыд« – один из таких, его нелегко »переварить«.

»Это мрачное кино, причем эта мрачность ничем не объясняется, – подводит черту Джей Стоун (Jay Stone/Vancouver Sun). – Такой фильм сложно полюбить, однако им несложно восторгаться… восторгаться бесстрашным исполнением и неослабевающим потоком мысли".

Россияне смогут разделить с критиками восторженные чувства в конце феврале – 23 числа.

Комментарии  110

Читайте также

показать еще



Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть