Наверх
Люди Икс: Тёмный Феникс Рокетмен Люди в черном: Интернэшнл История игрушек 4 Дитя робота Детские игры План побега 3 Проклятие Аннабель 3 Проклятие плачущей Дылда
 

Предел бесконечности: рецензия на фильм «История игрушек 4»

Обаятельное продолжение легендарной трилогии — в этот раз, кажется, и правда последнее. Нет, ну правда.

8
оценка

Вуди, Базз и все их друзья счастливо живут у новой владелицы — милой девочки Бонни, которая вот-вот пойдёт в первый класс. Однажды, не без помощи пластмассового ковбоя, Бонни приносит из школы самодельную игрушку — мистера Вилкинса, сделанного из одноразовой посуды и прочего хлама. Он становится любимчиком и затмевает всех фабричных друзей, но сам он этому не то чтобы рад. И когда семья отправляется в путешествие на машине, не до конца осознавший свой переход от куска мусора к разумной игрушке Вилкинс сбегает через окно — Вуди, как всегда страдающий от обострённого чувства долга, отправляется его спасать.

Кадр из мультфильма «История игрушек 4»

Кадр из мультфильма «История игрушек 4»

Продолжение «Истории игрушек» было обречено на некоторый скепсис в свой адрес: уж больно логичным, красивым и со всех сторон идеальным было завершение франшизы в третьем фильме. Проникновенное прощание героев с Энди — проекцией маленького зрителя, вместе с которым он неизбежно повзрослел, — не подразумевало ни эпилогов, ни продолжений. Это было бесповоротно завершённое путешествие, которое мы делили с героями долгие 15 лет, и единственный путь, куда, казалось, мог пойти новый мультфильм, ощущался почти предательским. Да, мы простились с игрушками и смирились, что стали слишком для них взрослыми, но уж очень не хотелось видеть, как новый владелец вырывает им пластмассовые ноги и мажет в грязи.

Кадр из мультфильма «История игрушек 4»

Кадр из мультфильма «История игрушек 4»

Но, как оказалось, финал третьей части не врал: «Игрушки» после смены хозяина остались в надёжных руках. Сам четвёртый фильм не похож на отчаянную попытку найти нового зрителя — скорее на ещё одну ностальгическую, горько-сладкую эпитафию по былым денькам. Его и писала в основном всё та же старая команда — успел поучаствовать в сценарии даже опальный ныне Джон Лассетер, — и вместе с ними никуда не ушла та элегическая интонация, что красила третью часть.

Кадр из мультфильма «История игрушек 4»

Кадр из мультфильма «История игрушек 4»

Сценаристы очень ловко обошли завершенность прошлого фильма, найдя в нём одну интересную лазейку — пропажу фарфоровой пастушки Бо Пип, которая молча исчезла где-то между второй и третьей частями. Во многом из-за этого для необязательного сиквела «История игрушек 4» выглядит удивительно… к месту. Словно она изначально была в глобальных планах авторов — настолько органичным кажется тот конфликт, что возникает здесь в душе вроде бы нашедшего покой Вуди. Если всю трилогию он посвятил службе другим и в конце смиренно принял новое место и нового ребёнка-хозяина, то тут ему впервые предлагают пожить для себя, чего он, конечно, не умеет и не знает. А игры оставить молодым: конкретно — самодельной игрушке из, кхм, мусора и палок, которую всё тянет обратно в помойку.

Кадр из мультфильма «История игрушек 4»

Кадр из мультфильма «История игрушек 4»

В этом четвёртая «История игрушек» сильно напоминает «Тачки 3» — другой пиксаровский мультфильм о смене поколений, смирении и принятии, с такой же мило-старческой интонацией. Здесь совсем нет злодеев, даже страшные как смерть куклы прямиком из «зловещей долины» оказываются, в общем, жертвами обстоятельств. Единственное, что по-настоящему движет героями, — желание уравнительного счастья для всех даром, и пусть, как говорится, никто не уйдёт обиженным. Их филантропизм как никогда наивен, но он совсем не детский: это совершенно зрелое человеколюбие, подкупающе сентиментальное и почти сакральное в своей неумолимой вере в мировое добро.

Кадр из мультфильма «История игрушек 4»

Кадр из мультфильма «История игрушек 4»

«Пиксар» продолжает ловко играть со зрительскими нервами, одними и теми же, казалось бы, приёмами, удачно расставленными акцентами и мелодраматичной музыкой вызывая град слёз у всех, кто сохранил что-то хотя бы отдалённо похожее на человеческие чувства. «История игрушек» помимо всех интертекстуальных достоинств вообще богата на эмоции: тут и грустно, и страшно (куклы правда очень жуткие), и очень смешно. Большую часть юмора, правда, отдали новоприбывшим: той самой самодельной игрушке с говорящим именем Вилкинс, уморительной парочке плюшевых хулиганов и особенно великому Дюку Бабаху, каскадёру-пижону с потрясающе абсурдной бэкстори и голосом Киану Ривза (но, конечно, не у нас). Из старой гвардии чудит только Базз Лайтер — жаль, уже без «испанского режима».

Где-то в интервью представители Pixar успели пообещать, что «История игрушек 4» — последний сиквел именитой студии, и дальше будут только на сто процентов оригинальные проекты. Если так, то уход старых франшиз можно считать вполне эффектным: закрыв все гештальты и спокойно уйдя на покой аж два раза подряд, они наконец могут спать спокойно. Их место займут новые игрушки — возможно, кривые, косые и глуповатые, но это ничего, ещё успеют поумнеть и, может, стать лучше прежних. Да и детям вроде нравится — а ради кого ещё стараться?

С 20 июня в кино.

Оставайтесь с нами на связи и получайте свежие рецензии, подборки и новости о кино первыми!

Яндекс ДзенЯндекс Дзен | InstagramInstagram | TelegramTelegram | ТвиттерТвиттер


 54

Читайте также

показать еще


Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть