Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

Рецензия на фильм «Уолл-Стрит. Деньги не спят»

Сиквел классической ленты 1987 года оказался не столько откровением о причинах нынешнего финансового кризиса, сколько мастерски сделанной мелодрамой о том, что деньги не главное, а Гордона Гекко не изменит даже повсеместная победа социализма.

Экс-акула большого бизнеса Гордон Гекко выходит из тюрьмы и попадает в незнакомый мир. Близится финансовый кризис, на родном Уолл-стрит поменялись все правила игры. Остается лишь одно: уйти на пенсию и писать мемуары. Есть у Гордона и еще одна цель – помириться с родной дочерью, идеалисткой и экологом, не желающей знать отца. Путь к ее сердцу Гекко надеется найти через ее жениха, молодого амбициозного брокера.

После серии картин, посвященных кризису капитализма и торжеству социализма, от Оливера Стоуна ждали фильм-манифест об «истинных причинах» кризиса. Вместо этого эпатажный классик изготовил чисто жанровое кино – броское, поверхностное, увлекательное. Актеры вслед за сценаристами прилежно стажировались на Уолл-стрит, чтобы хоть чуть-чуть разобраться в предмете, но даже если теперь они произносят термины биржевого жаргона с блеском в глазах, зритель вряд ли это оценит. Для широкой публики «Деньги не спят» – качественный развлекательный фильм о семейных ценностях. Поэтому смотреть его с удовольствием сможет даже тот, кто не подозревает о существовании первого «Уолл-Cтрита», принесшего Майклу Дугласу единственного актерского «Оскара», а Чарли Шину – одну из лучших ролей.

«Не волнуйся, до встречи со мной Том Круз тоже не был настоящим артистом», – сказал Оливер Стоун Шиа ЛаБефу в первый съемочный день. Звезда «Трансформеров» не смутился, а бросился в мутный финансовый омут с еще большим пылом: к концу съемок он уже научился иг- рать на бирже и сбил небольшой капитал. Тем не менее, ни ему, ни его партнерше Кэри Маллиган (это ее первый голливудский выход после успеха «Воспитания чувств») не удалось в полной мере сравняться со старой гвардией. Наверное, потому, что их персонажи, отражающие в глазах Стоуна нынешнее поколение ньюйоркцев, режиссеру плохо знакомы и не слишком понятны: Джейкоб Мур – честный трейдер, искренне верящий в игру по правилам, а Винни Гекко – «зеленая» интернетчица, не желающая касаться грязных миллионов своего преступного отца.


Оператор Родриго Прието работал с Алехандро Гонсалесом Иньярриту, Педро Альмодоваром и Энгом Ли.
После отказа Хавьера Бардема на роль злодея взяли Джоша Бролина, сыгравшего Буша в одноименном байопике Стоуна.
Чарли Шин появляется всего на пару минут, но их стоит дождаться.

Зато уж в том, что касается растления молодежи, равных Стоуну не сыскать. Вслед за профессором Преображенским, утверждавшим, что разруха – не в сортирах, а в головах, режиссер доказывает, что кризис – не на биржах, а в душах рядовых американцев. Пережив самоубийство разорившегося босса и наставника (царственный Фрэнк Ланджелла), Джейкоб сталкивается сразу с несколькими искушениями и не выдерживает ни одного: сначала сводит дружбу со старым дьяволом Гекко (неизменный Майкл Дуглас), потом принимает предложение дружбы и работы от крупнейшего финансиста Бреттона Джеймса (Джош Бролин), ставшего причиной гибели его учителя. Не за горами неизбежное расторжение помолвки с девушкой, не согласной идти на компромиссы с совестью. Дуглас-Гекко поначалу кажется приглашенной звездой, но по ходу развития действия набирается сил, как восставший из мертвых Дракула, чтобы к последним пятнадцати минутам все-таки оправдать звание одного из главных злодеев кинематографа ХХ века.

Тем не менее, лучшее, что есть в фильме, не связано ни с финансами, ни с семейными ценностями. После изнурительных командировок на Кубу («В поисках Фиделя»), Венесуэлу, Боливию, Эквадор («К югу от границы»), экскурсий в Древнюю Грецию («Александр»), деловых поездок по Техасу и Вашингтону («Буш») Оливер Стоун наконец возвращается в родной Нью-Йорк. «Деньги не спят…», один из лучших фильмов позднего Стоуна, объясняет, почему худшей картиной того же режисcера стали «Башни-близнецы»: он никогда не мог ни смириться с событиями 11 сентября 2001-го года, ни прочувствовать их. Для него, как и для Гордона Гекко, Нью-Йорк навсегда не город-герой, а прекрасный и ужасный Вавилон. Его небоскребы воплощают не жертвенность и скорбь, а знакомый и любимый (хотя по-прежнему несколько звериный) оскал капитализма.

Комментарии  148

Читайте также

показать еще


Главное

 

Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть