Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

Когда человек снял столько, сколько снял Вуди Аллен, не может не встать ребром проблема повода («а еще-то зачем»). Не будучи Вуди Алленом, снимают для денег, из вредности или от скуки. Но он обнаружил средство сохранения интереса к работе. Это как в старой байке про доцента, который за полчаса может доказать одну гипотезу, а за следующие полчаса – другую, противоположную предыдущей. Или как было с шахматистом Алехиным, который сначала выигрывал партию белыми, потом переворачивал доску и находил в имеющейся позиции выигрышный ход черных, а потом снова переворачивал доску и снова находил…

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Сенсация"

Во всяком случае, если драматический «Матч пойнт» /Match Point/ (2005) был реакцией на многие свои собственные надоевшие комедии, приведшие к «Голливудскому финалу» /Hollywood Ending/ (2002), то снова комическая «Сенсация» – ответ конкретно «Матч пойнту» и без него не работает. И это рабочее начинание само по себе остроумно, а также свежо и ново во всей «исторической» сфере «личных творческих путей». Потому что понятно, что старый, по словам Аллена, сценарий «Сенсации» сам по себе был лишь «современной», «старческой» параллелью «Проклятия нефритового скорпиона» /Curse of the Jade Scorpion, The/ (2001) без всякого подъема. Лишь порция фирменных алленовских острот: «У вас всегда стакан наполовину пуст. – Наполовину полон. Ядом». Их чуть увеличенная плотность: острит не только старикан, но и активно – девушка («И немедленно прекратите звать меня порождением ваших чресел»), чего не было, к примеру, с Хелен Хант. Возвращение к полной условности: «живое» чистилище сродни приюту сперматозоидов 1972 года.

Но после знакомства со Скарлетт Йоханссон все полностью переменилось. Видимо, она Аллену действительно очень нравится, если «сенсационным» благополучием он как бы расплатился с ней за несчастья «Матч пойнта». Тут же плотнее стал сам сюжет, включившийся в игру «найди десять совпадений на фоне десяти различий» и гармонизированный в связи с этим наукой гештальтпсихологией (если кто помнит про черный и белый контур). «Сенсация» как бы комментирует «Матч пойнт», не отрицая его, благодаря чему комментарий приобретает дополнительную (диалогическую) ценность. И больше всего в нем прельщают не столько «мерцания» идей («если загробной жизни нет, все будет аморально, а если загробная жизнь есть, все будет политкорректно»), сколько новые аргументы, конкретизирующие ситуацию. Ржать начинаешь на титрах не только потому, что «Танец маленьких лебедей» – сама по себе жутко смешная музыка, с детства набитая массой ассоциаций. Нет, скорее понятно, что тут главное будет – танец, балетные па и девочки, в то время как в «Матч пойнте» были итальянские оперные тенора. Эта глобальная оппозиция «опера-балет» и дает смешное предвкушение.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Сенсация"

В балете нет и не может быть оперного «рока», «силы судьбы» (везучести), зато ставка на постоянное обновление техники. Смешно смотреть, как легко меняется «судьбоносный» рисунок. Бедная американская актерка Нола совершенно спокойно стала студенткой-журналисткой Сондрой, изображающей богатую американскую актерку в Лондоне, бедный убийца Крис слился с богатым аристократом Томом и превратился в Хью Джекмана, одно убийство – в серийные убийства, которые на самом деле все равно – одно (только Нола перекрасилась), и т.д. Все то же самое, только в другом ключе. Безупречное в любом ключе владение техникой детектива само понятие «рока» (везучести) переворачивает с ног на голову. Во-первых, достаточно уметь плавать, и все у нас получится, не взирая на погоду. Во-вторых, реальность вообще за пределами морали, если в «балете» господствует покойник (Иэн МакШэйн). Он и в гробу работает. Это апофеоз «технаря», «профи», когда наплевать уже на деньги, славу, положение и прочую дешевку, а вся игра идет только на интерес. Реальность интереса легко спорит с реальностью выигрыша. Но самый смешной аргумент – что не исключено, что Нола погибла не от пули. Достаточно было бы одного старого хилого неврастеника – и ничего бы не вышло у Джонатана Риз-Мейерса. То, что Аллен решил защищать Скарлетт собственной хилой грудью – это тоже еще не оконченный спор между быдлом, гением и красавицей.

Но скука – ключ ко всем играм, драматическим и комическим. Несмотря ни на что, «Сенсация» ближе к финалу провисает. Надоели остроты. Надоела светская хроника. Надоела игра. Уже пусть она чем-нибудь кончится, а то очень-очень скучно. И тут снова только «интертекст» спасает кино от нешуточной смерти. Вспомнив, как легко «Матч пойнт» просвечивался Драйзером, Аллен «Сенсацией» высмеял и его, и себя. Озеро. Лодка. Лебеди. Тройка. Семерка. Туз. Танец маленьких лебедей. Попытка утопления. Клайд Гриффитс. Пиковая дама. Смейся, паяц. И сошлось все тоже безупречно, то есть гений жив только сиюминутной безупречностью, а красавица с быдлом могут покурить в коридоре.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Сенсация"

41-й фильм Вуди Аллена, «Сенсация» снята для всех без ограничений. Девочки снова тайно влюбятся в джентльмена Джекмана, мальчики снова мысленно трахнут Йоханссон в красном купальнике, интеллигенция примкнет к старому фокуснику. И вот только, кто помнит рассказ Бориса Лавренева, фокуснику посочувствует. Как же непросто будет ему ответить своей собственной «Сенсации».

Комментарии  145



Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть