Наверх
Фильмы 2017 Человек-паук: Возвращение домой Планета обезьян: Война Блокбастер Черная вода Ужас Амитивилля: Пробуждение Дюнкерк Взрывная блондинка Темная башня
Джунгли не дозвались.
Звезды, не попавшие в Юрский период
Гиганты, на арену!
10 фильмов о битвах гигантских монстров
Атака клонов.
10 ремейков, более значимых, чем оригинал
Мы из будущего!
20 лучших научно-фантастических сериалов
Чеснок и кол - мои документы.
10 самых необычных охотников на вампиров в кино

Супербот разбушевался

Почему в новом блокбастере «Трансформеры: Последний рыцарь» Оптимус Прайм стал злодеем

На этой неделе в российский прокат выходит новая, пятая по счету серия блокбастерной эпопеи «Трансформеры». Она обещает новую войну между людьми и гигантскими роботами, а также неожиданный сюжетный ход. Оптимус Прайм, который прежде был благородным лидером автоботов и верным союзником человечества, перейдет на сторону зла и сразится со своими бывшими соратниками. Почему сценаристы «Трансформеров» одновременно с создателями «Форсажа 8» решили, что их главные герои должны стать злодеями? В этом стоит разобраться.

Когда мы, люди, придумываем себе героев, мы наделяем их нашими лучшими качествами, среди которых одним из важнейших является верность. Верность идеалам, верность семье, верность родине, верность друзьям и соратникам. Напротив, злодеи нередко оказываются предателями, потому что трудно придумать худшее моральное качество, чем склонность к измене. Тайный враг, который стреляет в спину, куда гаже, чем открытый враг, который целит в грудь.

Поэтому на первый взгляд кажется совершенно невероятным, что два популярнейших киноцикла в этом году сделали своих главных героев злодеями. Сперва «Форсаж 8» противопоставил Доминика Торетто его соратникам, с которыми Дом прошел огонь и воду, а теперь «Трансформеры: Последний рыцарь» отправили могучего робота Оптимуса Прайма на сторону зла. Что происходит? Почему продюсеры, сценаристы и режиссеры полагают, что публика это стерпит и примет? Разве прелесть таких фильмов не в том, что герои преодолевают любые испытания и остаются верными друзьями, как бы злодеи ни пытались их разделить?

Кадр из фильма "Трансформеры: Последний рыцарь"

Кадр из фильма "Трансформеры: Последний рыцарь"

Бесспорно, «командные» блокбастерные циклы вроде «Форсажа» и «Трансформеров» – это в первую очередь истории о верных товарищах. У них могут быть трения и противоречия, однако дружба всякий раз должна побеждать. Это правильно – но это скучно. Когда эпопея доходит до пятой, а то и до восьмой серии, и зрители, и творцы устают от всепобеждающей правильности. Им начинает хотеться сюжетного «хулиганства», эффектного разрушения окаменевших штампов. А что может быть более драматичным, чем предательство того, кто кажется краеугольным камнем эпопеи?

Понятно, этот сюжетный ход придуман не сейчас. Его можно встретить даже в Новом Завете, где после распятия Христа предает не кто-нибудь, а вернейший апостол Петр, чье прозвище в переводе с греческого значит «камень» (в смысле «краеугольный камень», «камень фундамента»). Правда, Петр в своем предательстве тут же раскаивается, и он, в отличие от Иуды, не успевает никому причинить вреда. Но моральный урок налицо – никто не застрахован от греха.

В отличие от Нового Завета, «Форсаж», «Трансформеры» и прочие создаются не столько ради моральных уроков, сколько ради грандиозного экшена. Поэтому там предательство не может быть минутной слабостью. Предал? Воюй! Сразись со своими бывшими соратниками! Покажи зрителям схватки, которых они прежде не видели и которых не ждали увидеть! Так, в трейлерах «Последнего рыцаря» мы видим, как сражаются Оптимус и Бамблби, и это подарок для тех фанатов, кто любит порассуждать о сравнительной силе популярных персонажей. Вспомним, какой ажиотаж сопровождал выход «Бэтмена против Супермена: На заре справедливости». Многие хотели увидеть эту схватку и узнать, кто, на взгляд создателей блокбастера, окажется сильнее.

Впрочем, экшен экшеном, а моральное и душевное измерение блокбастеров тоже имеет значение. Как мы писали, когда оценивали «Бэтмена против Супермена» и «Первого Мстителя: Противостояние», марвеловский блокбастер получился драматичнее, поскольку в его кульминации сразились не просто два могучих супервоина, а прежние друзья и соратники. Причем «Противостояние» было устроено так, что сопереживать можно было как Железному Человеку, так и Капитану Америка. Поэтому исход их схватки не был предопределен жесткой сюжетной логикой. Как часто такое встречается в голливудском кино? Обычно результат любого экранного боя можно предсказать еще до его начала – просто по тому, кто сражается и какая это минута фильма.

Кадр из фильма "Трансформеры: Последний рыцарь"

Кадр из фильма "Трансформеры: Последний рыцарь"

«Форсаж 8» и «Последний рыцарь» в этом плане попроще. Там герои переходят на сторону зла, а не просто расходятся во мнениях на неоднозначную проблему. Но это все равно драматичнее и занятнее, чем обычное и уже приевшееся противостояние героев с отпетыми негодяями. Ведь переход героя на сторону зла порождает множество вопросов: «Как далеко он зайдет? Сможет ли он вернуться? Насколько морально оправдано и объяснимо его преступление? Как будут дальше развиваться его отношения с прежними товарищами, если эти отношения сохранятся?» Зрительское кино – искусство эмоциональное, и оно выигрывает, если обеспечивает публике множество разных переживаний, а не сводится к «Интересно, как именно наши победят?».

Правда, предательство остается предательством – страшнейшим преступлением. Но все же предательство предательству рознь. Когда в начале «Меча короля Артура» принц Вортигерн предает своего брата-короля, чтобы узурпировать трон, это неспровоцированное и непростительное коварство, которое однозначно клеймит Вортигерна как злодея, заслуживающего смерти. Напротив, когда Доминик в «Форсаже 8» переходит на сторону Сайфер, он, как выясняется по ходу фильма, совершает то, что многие совершили бы на его месте. И зрители, когда узнают всю правду, с готовностью его прощают. Вполне возможно, что нечто подобное случится и в «Последнем рыцаре» – предательство Оптимуса не поставит на нем крест. Так что в итоге фанатам будет не на что сетовать и обижаться. Репутация их любимца серьезно не пострадает.

Впрочем, возможны и иные расклады. Не будем забывать, что, при всей значимости Оптимуса Прайма, главным героем-автоботом в «Трансформерах» Майкла Бэя всегда был Бамблби. С него начались приключения в самой первой картине, и он остается на стороне людей в «Последнем рыцаре». Оптимус не так важен для повествования «Трансформеров», как Доминик для повествования «Форсажа», и это дает сценаристам большую свободу в его использовании. И хотя маловероятно, что он перейдет на сторону зла так полностью и абсолютно, как Вортигерн, интрига сохраняется. Что как воздух необходимо сериалу, который уже дотянул до пятой серии и который, как надеются его авторы, еще долго будет радовать зрителей и казначеев студии Paramount.

 24

Комментарии

Пользователи еще не оставили комментариев.


Добавить комментарий
Аватар пользователя Гость
Войдите на сайт



Зарегистрируйтесь



Читайте также

показать еще


 
 
Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть