Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

Ругать «Властелина колец» – то же самое, что жаловаться на погоду. Дождь все равно идет, и люди пойдут на это произведение, просто чтобы не отставать от всего прогрессивного человечества, уже принесшего в кассу фильма 600 миллионов долларов. И правильно сделают – детям их точно понравится, а самим даже где-то приятно досадливо морщиться от того, что так всех восхищает.

Друзья-хоббиты

Друзья-хоббиты

У критики же – один шанс выкручиваться с критикой, данный тем, что «Братство кольца» – только первая серия эпопеи. Поморщимся словно бы позитивно, с надеждой на то, что дальше у режиссера Питера Джексона и компании все будет хорошо.

Средиземье

Средиземье

Итак, пересказ сюжета толкиеновской классики сделан подробно и красочно. Возможности для того были не только финансовые (бюджет свыше 100 миллионов), но идеологические. «Властелин колец» в оригинале – популяризация собственно философских воззрений покойного англичанина. Его довольно сложная философия была религиозной, но против всевластия бога – наоборот, за бога как свободу делать что-то хорошее, как естественную потребность. Чтобы эти воззрения популяризировать, он олицетворил их живыми существами, странами и эпохами. Чем дальше он философствовал, тем больше разрастался этот олицетворенный мир. В нем, помимо людей, появились гномы и эльфы, хоббиты, маги и орки. Они стали жить в естественном Средиземье и противоестественном, темном Мордоре, в деревьях и замках, в могилах и пивных бочках. Одни жаждали власти, другие хотели ее попробовать, третьи от нее бежали, как от огня. От этого начались отношения с приключениями, а поскольку никаких пределов фантазии, кроме личных воззрений, у Толкиена не было, приключения с отношениями сделали его мир совершенно волшебным.

Гэндальф и Фродо

Гэндальф и Фродо

Вот за это фильм и зацепился. Волшебство воплотили трюками и компьютерной графикой. Дело это доныне хлопотное, на него ушло много сил. На съемках в Новой Зеландии было, к примеру, использовано 1600 пар индивидуально подогнанных ног и ушей и 900 комплектов доспехов ручной работы. Зато многое получилось: призраки в черных плащах на черных лошадях и башня Сарумана, мерзейшие орки и пасторальные села хоббитов. Все это – точные живые иллюстрации к классическим представлениям о тридевятых царствах-тридесятых государствах. Особенно здорово выглядит тот факт, что хоббиты – карлики от природы, где-то по пояс людям. Как это сделано, непонятно, но знаменитый артист Йен Холм (Бильбо) все время по пояс не менее знаменитому артисту Йену Маккеллену (Гэндальф), хотя в жизни они на равных. Отдельного упоминания заслуживает все, что касается воды. Видно, она идеально поддается компьютерной обработке, но, так или иначе, когда при бегстве от призраков эльфийская принцесса устраивает наводнение, то потоки воды в реке принимают форму табуна скачущих лошадей совершенно безукоризненно. И начальная сцена войны с Сауроном, и сцена перехода через рушащийся подземный мост тоже сказочно-органичны, хотя сильно напоминают то «Шрек», то «Возвращение мумии».

Средиземье

Средиземье

Наконец, с большим юмором были подобраны исполнители. Дракула с полувековым стажем Кристофер Ли в роли Сарумана – это смешной контекст. Сильно располневшая Татьяна Ларина Лив Тайлер как эльфийская принцесса сразу вызывает смех в зале, но красота ее не утрачена. Роковые красавцы Вигго Мортенсен (Арагорн) и Шон Бин (Боромир) тоже похожи на правду.

Средиземье

Средиземье

К сожалению, недостатки – всегда следствие достоинств. Увлекшись воплощением чудесных материй, режиссер Питер Джексон недоучел чудес нематериальной словесности и вместе с игрой слов выплеснул всю толкиеновскую философию. Нет больше ничего сложного, никаких ассоциаций и вторых-третьих смыслов, все видно, и Джексону этого оказалось достаточно. Отсутствие игры слов он не возместил ничем, хотя вроде сам бог велел возмещать юмором изображения. Чем меньше серьеза, тем больше должно быть смеха, того самого кинематографического контекста, как с Кристофером Ли, пусть это и отклонение от оригинала. Это превращение оригинала в кино, которому ничуть не меньше лет, чем толкиеновской классике.

Средиземье: Фродо в Лотриене

Средиземье: Фродо в Лотриене

В результате похождения хоббита Фродо и Братства Кольца по доставке и ликвидации кольца Саурона в недрах Роковой горы, экранизированные без серьеза настолько же, насколько и без юмора, потеряли все напряжение единого сюжета, стали словно бы самоцелью. Это просто приключение за приключением, довольно разнородные, старательно нанизанные на три часа хронометража, что уже через час начинает надоедать. Старание в мелочах затмевает цель происходящего, и сказка, переставая быть захватывающе интересной, перестает быть сказкой. Получился большой, дорогой, но не более чем список иллюстраций. Начала, середины и конца в списках не бывает. Кульминация как бы везде и нигде. Почитание имени Толкиена вне следования его букве сыграло с Джексоном злую шутку. Недавняя экранизация Рона Хаббарда Джоном Траволтой считается самой плохой голливудской фантастикой всех времен, но, если честно, по сравнению с «Властелином колец» это «Поле битвы – Земля» – просто «Три мушкетера».

Галадриэль и Фродо

Галадриэль и Фродо

А когда вдруг со скуки начинаешь пристально разглядывать представленные иллюстрации, постепенно обнаруживается, что тебе подсовывают липу. Гораздо больше, чем чудес, оказывается долгих и нудных разговоров с выяснением, «кто есть кто». Радиопьеса какая-то, только в костюмчиках. Когда радиопьесу все же разбавляют драки, погони и чудеса, сняты они тоже не очень честно. В драках с битвами камера Эндрю Лесни всегда очень близко к дерущимся, и все планы очень короткие, так что вместо эффекта присутствия создается отсутствие общего впечатления. Короче, роскошный компьютерный замок в стране черных гор и сгоревших лесов под грозовым небом – он как бы отдельно, а битва за кольцо – отдельно и нечленораздельно. Саундтрек сам по себе неплох, но ведь известно, что музыка в кино хороша, когда ее неслышно. А тут не просто все слышно: тут пустые кадры откровенно заливаются могучими оркестрами или, к примеру, таинственный спуск Гэндальфа в книгохранилище сопровождается каким-то веселеньким чарльстоном. Даже до «Гладиатора» по режиссуре очень-очень далеко.

Назгулы

Назгулы

И так далее. Видно, что «главная зацепка» тоже, в общем, недотянута. Страшные урук-хаи – не страшные, а ненастоящие. На лбу какие-то дурацкие нашлепки. А когда гигантский тролль дерется с Братством в одной из подземных пещер, вообще техника не сработала. Выглядит ничуть не подлинней, чем чудища из какого-нибудь «Седьмого путешествия Синдбада» полувековой давности, где без всякой компьютерной графики был обычный кукольный театр. И еще: уж больно противный главный герой хоббит Фродо. Двадцатилетний Элайя Вуд больше похож на девочку, смазливенький, с кукольным личиком, а ведь его уже во всех трех сериях не заменишь.

Средиземье

Средиземье

Впрочем, многое можно исправить в продолжениях экранизации. В технику вбухать еще 100 миллионов и даже композицию целого поменять. Если «Братство Кольца» – лишь начало, то кульминация может быть впереди, просто ей нужно быть небывало плотной во всем: в режиссуре, в эффектах, саунде, монтаже. По плечу ли вот только Джексону небывалость чего-либо, кроме освоения бюджета?

Комментарии  112

Читайте также

показать еще



Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть