Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

Рецензия на фильм «Кожа, в которой я живу»

Карета Педро Альмодовара превратилась в тыкву

Пластический хирург (Бандерас), потерявший жену и дочь, принимается мстить обидчику последней. Он похищает юношу и путем множества операций превращает его в Елену Анайю. Юноша, вместо того, чтобы радоваться, совершает попытку самоубийства, однако пластический мститель стремится продлить пытку жизнью в чужом теле.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Кожа, в которой я живу"

Хуже нет, когда хулиганство становится респектабельным. Альмодовар давно превратился в салонного маргинала, который экранизирует сексуальные фантазии клерков. Но в последних его картинах была та исповедальная интонация, которая заставляла по-новому взглянуть на уже много раз сказанное самим режиссером и повторенное его подражателями. В новом Альмодоваре нет ничего личного, это просто фильм, который лезет вон из кожи, чтобы понравиться зрителю.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Кожа, в которой я живу"


Это шестой совместный фильм Альмодовара и Бандераса.

Прошло 20 лет с тех пор, как они последний раз работали вместе.

Картина участвовала в основном конкурсе МКФ в Каннах.

То ли мы постарели, то ли Альмодовар, то ли все то, что раньше казалось сенсационной провокацией, сегодня выглядит обыкновенным китчем. Впрочем, Альмодовар остался Альмодоваром, а то, что цепляло зрителя в 80-е и 90-е, сегодня кажется вампукой. Настолько неинтересно, что даже лень разбираться, где автор шутит, а где начинает проповедовать. Наверное, рецензенту «Кожи…» подобает вспомнить Пигмалиона и Франкенштейна, поразмышлять о транссексуальности и гендере, культуре карнавала и Бахтине – только эти умничания, увы, ничего не добавляют фильму. Есть в нем какая-то стерильность, как в операционной: микробы культурных мифов не приживаются. Наверное, потому что само искусство кино ушло здесь даже не на второй план, а на первом – модный показ, в центре которого сочетание фамилий Альмодовара, Готье и Бандераса. Поэтому и сюжет «Кожи…» – либретто какой-то мыльной оперы. Все это было у него и раньше, только здесь совсем нет того драйва, той энергии, какой-то, может быть, отпетости, которые были фирменным знаком всех без исключения «альмодрам». А без энергии трэш остается трэшем, сколько бы он ни стоил.

Комментарии  128



Главное

 

Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть