Наверх
Хантер Киллер Пришелец Оверлорд Фантастические твари: Преступления Грин-де-Вальда Ральф против Интернета Апгрейд Вдовы Робин Гуд: Начало Проводник Все или ничего

Накануне выхода фильма «Александр. Невская битва» режиссер и продюсер Игорь Каленов рассказал о ядовитых гадюках, обычаях татар, жанровом кино, интригах и католиках.

Продюсер Игорь Каленов начал производство фильма «Александр. Невская битва» (2008) и еще до начала съемок самой битвы расстался с режиссером картины Алексеем Карелиным, решив ставить картину самостоятельно. Режиссер и сопродюсер одновременно (самое трудное сочетание в кино), Каленов рассказывает о реконструкторах, ядовитых гадюках, жанровом кино и экранизациях «Вишневого сада».

- Следует ли считать ваш фильм римейком «Александра Невского» Эйзенштейна?

- Римейк – это когда переснимается уже снятый фильм. Действие фильма Эйзенштейна происходило в 1242 году, когда на льду Чудского озера Александр Невский разбил рыцарей Ливонского ордена. У нас действие происходит 15 июля 1240 года, то есть за два года до этого, когда Александр Ярославич, молодой новгородский князь, неожиданно напав на лагерь шведов, разбил их, за что и получил прозвище «Невский». Если выражаться современными терминами, то скорее кино можно назвать «приквелом».

- Но тем не менее, все равно сравнения неизбежны.

- Вы знаете, никакого сравнения с фильмом «Александр Невский» здесь не может быть. Это по жанру другое произведение. Понимаете, Чехова в мире ставят чаще Шекспира. Сколько в месяц ставят «Вишневых садов»? Мы сняли кино про знаменитого полководца, знаменитого князя.

- Почему вы сняли историческое кино именно сейчас? Что, мода такая началась? «Монгол» (2007), «1612» (2007)

- По русской истории снят пока что один фильм в последние десять лет. «1612». У нас второй фильм. «Тарас Бульба» (2009) – из украинской истории, а «Чингисхан» – вообще другая история, он завоеватель… а сколько снимается боевиков? А сколько снимается детективов?

Пять лет назад не хватало компьютерной технологии, умения… а сейчас все это появилось. Компьютерную графику у нас делают ребята, которые работали на «Монголе». Второй момент – сейчас несколько спал политический пафос. И то меня пытаются обвинить в каком-то политическом заказе. А мы просто кино снимаем, причем мы его решаем не в рамках исторической драмы, исторического эпоса, а мы снимаем нормальное современное кино, шпионский детектив. О том, как тяжело жилось на Руси в то время, не только простому люду, но и князьям. Как были интриги, политическое влияние с востока и с запада, как Александр, юношей взошедший на престол, избежал с одной стороны вторжение татаро-монгол, он договорился с ними, а с другой стороны дал сокрушительный отпор католическим, западном завоевателем.

По-моему это достойная фигура для кино. Более того, я хочу задать вам вопрос, как киноведу: а почему его до сих пор не сняли?

- Вы сами как для себя решили – Александр хороший или плохой? Он убил брата Андрея или нет? Он продал Северо-Восточную Русь монголам или нет?

- Эти вопросы, конечно, перед нами стояли. Мы не историки, мы не претендуем на то, чтобы создать какой-то документ. Мы хотели сделать кино о том, какой был человек. Любовь. Друзья. Первое предательство. Первая ревность. Первые враги. Попытка отравления. Его призывают к тому, чтобы биться насмерть с татаро-монголами, хотя это была совершенно бессмысленная вещь. Ясно было, что в одиночку новгородское княжество не устоит и будет полностью разорено. А по правилам той войны, которую вели татаро-монголы, любой город, который оказал сопротивление, уничтожался полностью, под корень.

С другой стороны – католический мир, который предлагал свой протекторат, и который, вроде бы, выгоден с точки зрения экономики, в реальности не выполнял своих обещаний. Несколько было русских княжеств западных, которые выполнили эти условия, выгнали татаро-монгольских послов, объявили себя независимыми, надеясь на помощь католического мира, но они ее не получили и были полностью уничтожены. Мне кажется, Александр сделал правильный выбор. А результат – как раз то, что мы имеем.

Даже на Невскую битву есть два противоположных взгляда. Первый – западный. В хрониках написано, что охотничья партия шведских рыцарей была повергнута нападению русских мужиков, которые пытались отбить добычу. Второй – русский. Несметные полчища рыцарей напали на новгородские земли, и только святые Борис и Глеб помогли Александру Невскому победить в этой битве. Правда, как всегда, где-то посередине.

- А откуда взялся сценарий?

- Это оригинальный сценарий, его написал Владимир Вардунас, мы с ним долго беседовали на эту тему, после того, как я определили жанр – шпионский детектив-боевик – работа пошла легко. При том, что мы рассказываем историю человека. Не было ничего лишнего – ни попыток создать эпос, ни попыток построить блокбастер на ровном месте.

- А что такое вообще блокбастер?

- Блокбастер прежде всего подразумевает звезду. Жан Рено – французская звезда, которую знают в всем мире. Если у вас есть такая звезда, вы можете привлечь любое количество денег. Или у вас есть произведение, которое знают во всем мире – «Властелин колец», «Гарри Поттер». Или вы приглашаете Пола Верховена в качестве режиссера – он тоже звезда. В нашем кинематографе сегодня звезд нет. Так что использование слова «блокбастер» не совсем правомерно.

- В вашем интервью примерно трехлетней давности вы говорили, что занимаетесь артхаусом и настаиваете на том, что он в наших условиях уж во всяком случае не менее прибылен, чем жанровое кино, а сейчас вы как раз пошли в «крепкий жанр». Ситуация изменилась?

- Мы в течение многих лет были самой большой студией в России, делавшей арт-кино. Два фильма Муратовой, два фильма Сокурова, которые представили нашу страну в конкурсе фестивалей в Берлине, в Канне, в Москве. Это такой непременный атрибут. Артхаусное кино надо показать в Берлине. Все остальное – кино, которое никому не понравилось, кроме автора и пары кинокритиков, вот его и назвали артхаусом. Если фильм здесь не поняли, там не поняли – это скорее проблема фильма, а не публики или критиков. И тогда это действительно было выгодно.

А сейчас уже есть кинотеатры, есть система кинопроката, если доверие к русскому кино, которое не всегда оправдывается, но есть замечательные примеры – «Дозоры» и «9 рота» (2005). Сейчас мне стало интересно жанровое кино. Это наш такой первый серьезный эксперимент, хотя когда-то давно мы делали «Особенности национальной рыбалки» (1998).

- Расскажите, пожалуйста, про актеров.

- Молодые ребята, потому что Александру было 19 лет. Соответственно и друзья его были его сверстники в основном. У меня было несколько требований. Первое – незамыленность в сериалах. Ну не может князь Александр быть узнаваем как Вася Чорт из сериала «5 отделение милиции»-3. Второе – нам бы хотелось, чтобы это были более или менее славянское лица. Нам нужен был такой Антон Пампушный и мы его нашли.

- Правда ли, что в массовке у вас были заняты реконструкторы? С этим какие-то анекдоты были связаны…

- Правда. Мы с самого начала понимали, что обычные студенты-курсанты нам не подходят, не смогут пятнадцать дней биться на мечах в натуральную силу. И мы пригласили реконструкторов. Они фанатично преданы своему делу, и очень внимательны к деталям. И в какой-то момент, когда мы несколько дней снимали одну и ту же сцену, я вдруг понял, что людей стало больше. «А почему больше?» «Они приезжать стали». Реконструкторы, узнав, что снимается такое неимоверное кино под Ленинградом, они стали приезжать – за еду и жилье. Я их всех конечно поблагодарил, но не может в одной сцене количество людей увеличиваться.

- Это здорово, конечно, но у них же совсем другие стандарты безопасности по сравнению с каскадерами, ну и вообще они любители. Это не было проблемой?

- Основные трюки делали профессиональные каскадеры. Реконструкторы – это второй-третий ряд массовки. Вы знаете, мы, как люди разумные, опасались травм, у нас скорая дежурила на съемочной площадке, ребята, которые выполняли боевые трюки, тренировались несколько месяцев. Но на площадке было всего два несчастных случая. Один раз стало плохо водителю, а второй, тоже водитель, нашел гадюку и стал ее носить и всем показывать. Естественно она его укусила, его увезли на скорой.

- Давайте поговорим про деньги. Какой бюджет? Есть ли государственное финансирование?

- Смотрите: фильм снят при поддержке Министерства культуры, за что мы очень благодарны. Второе: я принципиально не отвечаю на вопросы о бюджете и компьютерной графике. Кино – это чудесный мир. Мне совершенно не интересно, сколько потратили денег на фильм «Гладиатор» /Gladiator/ (2000). Мне неинтересно, где там компьютерная графика, где актеры, а где каскадеры. Когда мне показали передачу про то, как снимали «Титаник» /Titanic/ (1997), как он тонет – я уже не могу смотреть этот фильм с тем удовольствием (печальным, драматическим удовольствием), с каким смотрел гибель корабля.

Нужно, чтобы компьютерной графики было не видно. Это наша тайна с артистом. Какая разница, почему у на актер плачет? Может мы ему соли насыпали, может, глицерина налили, а может он и впрямь такой талантливый и жалеет о гибели своего товарища.

С бюджетом та же самая история. Допустим, мой фильм стоил 25 миллионов долларов. А много это или мало? А если я скажу, что он стоил 7 миллионов долларов? Это абстрактная цифра, которая практически никак не отражается на качестве картины. Я вам могу привести кучу камерных картин, которые собрали огромную кассу. «Бешеные псы» /Reservoir Dogs/ (1992) – семь актеров и гараж. Для зрителей это не имеет никакого значения. А профессиональный интерес – я считаю, это какой-то моветон стал. «А сколько у вас копий? А какой у вас бюджет?»

- Сколько копий – это простой вопрос. Каков будет прокат?

- Прокат будет широкий. А вопросы про бюджет создают нездоровый ажиотаж. Скажешь много спросят: «ого, где это он их собрал», скажешь мало – «зачем это смотреть?». Пускай зритель оценивает наше кино, давайте соревноваться качеством фильмов, а не надуванием щек: «Я тут рекламу такую забубенил».

- А рекламу забубенили? Просто у нас же очень интересно все. Бывает, что отличные фильмы проваливаются в прокате. И плохие проваливаются. А иногда совсем бредовые фильмы становятся лидерами нашего проката.

- Все знают: первый уикенд делает реклама, второй – сарафанное радио.

- А третьему не бывать…

- Первый уик-енд будет, а второй – посмотрим, что получится. Вот это важный показатель. Мы делали упор на кинотеатральную рекламу и практически отказались от наружной рекламы. Ну теряется в этой братской могиле на, допустим, Щелковском шоссе или на Ленинградке – тут же и тампоны, и шампуни, и фильмы…

Оставайтесь с нами на связи и получайте свежие рецензии, подборки и новости о кино первыми!

Яндекс ДзенЯндекс Дзен | InstagramInstagram | TelegramTelegram | ТвиттерТвиттер


Комментарии  92




Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть