Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

Тараканы, тараканы, скорпионы, скорпионы, гадюки, заползающие из букета цветов под подушку, трупы с мясом на костях, трупы без мяса на костях и прочие развлечения, будоражащие фантазию, ждут вас в ближайшие недели на восхитительном римейке дурацкой позапрошлогодней «Мумии» Стивена Соммерса. «Мумия возвращается» – великолепный образчик проснувшейся в Соммерсе самоиронии.

Мумия. Иногда оно возвращается

Мумия. Иногда оно возвращается

Мумия вероломного жреца Имхотепа (Арнольд Вослу) возвращается в 1933 год из третьего тысячелетия до нашей эры, когда его заживо мумифицировали за государственную измену, а также из середины 20-х годов, когда в первой части возрожденного Имхотепа на время утихомирил герой Брэндан Фрейзер. С тех пор Фрейзер женился на Рейчел Уэйтс, но продолжает шалить на египетских пирамидах, поскольку жене до сих пор снятся страшные сны. Нашлись, тем не менее, нечестивцы, которым не впрок семейные ценности, им хочется власти над миром и абсолютизации зла. Они-то и вспомнили, что задолго до Имхотепа, в пятом тысячелетии до нашей эры продал душу Анубису некий Царь Скорпионов. И теперь вместе с непотопляемой мумией они метят в таинственный Ам Шер, где стоит пирамида Царя и где собакоглавые неисчислимые орды Анубиса можно сызнова воплотить и переманить к себе. Но дорогу в Ам Шер по несчастному совпадению способен отыскать лишь сын Фрейзера (Фредди Боат), здравомыслящее дитя, которое не обманешь. Тогда нечестивцы похищают его из родного туманного Лондона и везут обратно в горячий жуткий Египет.
Впрочем, это уже середина кино, с начала которого еще масса чего случилась. Фильм вовсе не рекомендуется посещать адептам ползучего реализма. Вся прелесть его как раз в нарастающем плотном и непрекращающемся бреду. Совершенно неважно, откуда чего берется, важней, чтобы приключения с превращениями брали таким количеством в минуту, что и покурить не выйдешь. Для этого Стивен Соммерс привлек в сюжет не только все в детстве виденные немые «Шейхи» с «Индийскими гробницами», не только старую звуковую «Мумию» с Борисом Карлоффом вместе с собственной предыдущей, но и актуальные лучшие сцены «Титаника», «Гладиатора», «Тигра и дракона». Воды Нила хлещут в подземелье, полуголые бабы дерутся на мечах, фланги доисторических ратей сходятся среди барханов.

Фрейзер. Тоже хорош

Фрейзер. Тоже хорош

Густо, надо сказать, замешал Стивен Соммерс. Поэтому текста мало, и было бы грешно не пропитать иронией тот, что все-таки звучит. «Как же мумии-то надоели», - приговаривает Брэндан Фрейзер, расшибая в лепешку очередную помесь праха со слизью, погнавшуюся за автобусом. Все артисты, включая чемпиона по дракам без правил Скалу (Царь Скорпионов) и высокоинтеллектуального англичанина Джона Ханну (Джонатан) с удовольствием подыграли завиральным россказням режиссера, поскольку знают, что все по-честному: бежим, никого не трогаем, примус починяем. Если кто хочет, отрывается вместе. Отсутствие последствий гарантировано.
Но никаким придумкам не уплотнить бы сюжет до смеха без спецэффектов нового поколения. И, значит, с самого начала полчища тараканов выныривают из зыбучих песков потревоженного раскопа, заползают под кожу старателям, копошатся под ней, пробираясь все выше, и выплескиваются изо рта. И в середине фильма лицо с одного слезает, а на другого надевается. И в финале оазис Ам Шер лихо так сворачивается в ничто. Тем не менее, даже хай-класс знаменитой «Индастриал Лайт энд Мэджик» кое-где за полетом фантазии Соммерса не поспевает. Черные вихри довольно однообразны, и когда орды собакоглавых рассеялись, не мешало бы оставить след черной пыли на лицах бедуинов. Но в случае недостачи снова работает юмор. Если новое поколение спецэффектов тоже не тянет на то, чтобы прах со слизью, догоняя автобус в Лондоне, бежал по отвесным стенам с человеческой грацией, он бежит нарочито, как в мультике, пародируя сам факт использования спецэффектов.
В общем, адептов ползучего реализма на свете с легкой руки новоприбывших голливудских хохмачей типа Соммерса («Книга джунглей»), судя по всему, осталось уже немного. За премьерный уик-энд «Мумия возвращается» собрала в Америке 70 миллионов конвертируемой валюты.

Комментарии  167

Читайте также

показать еще

Главное

 

Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть