Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

Внизу девственно-белого листика пресс-релиза было мелко написано: «Драма. 143 минуты». Для пожилого человека 143 минуты – это действительно драма, но, как оно и бывает, все сложилось наоборот. Почти до самого конца режиссерского дебюта Энди Гарсиа с самим собой в главной роли, «Потерянный город» /Lost City, The/ (2006), время летело незаметно. Устали бы дети, наверное, но мы не дети. Дебют предлагает все 33 удовольствия тем, кто любит старые автомобили, патефоны, сиесту, ценит красивых женщин и мужчин, умеющих красиво держать в пальцах сигарету и хорошо танцующих, даже будучи старыми жирными свиньями, уважает традиции, читает книги и еще помнит, что Хэмингуэй застрелился на Кубе. От «Потерянного города» я бы отрезала только последние двадцать пять минут, постригла в них каждый кадр до состояния хроники, чтобы осталось пять минут, и приклеила обратно. Только в конце видно дебютность и тот факт, что фильм вынашивался пятнадцать лет.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Потерянный город"

Но дебютность не видно в том, что во множестве эпизодов постоянно «микрофон в кадре». Гарсиа же не слепой, он тоже, наверно, заметил, что кусок звукооператора свисает с потолка. Только он оценил, что Билл Мюррей, который в эту минуту блестяще острит и отыгрывает все, что надо, важнее для него, чем технический брак. И это еще свидетельство, что «мы не дети». «Микрофон в кадре» – скорей, рок, фатум, как и то, что автор первоисточника с красивым названием «Три тигра в западне», писатель Гильермо Кабрера Инфанте умер сразу после съемок. А взрослость видно в изящной стилизации хроники, в соединении мюзикла и стрельбы, в том, как правильно взят на роль старика Томас Милиэн, бывший плейбой, творивший у Антониони совершенно неприличные вещи. «Потерянный город» вообще – очень взрослое кино. Оно дает ровно то, что обещает: наследие «Касабланки» /Casablanca/ (1942), «Моста через реку Квай» /Bridge on the River Kwai, The/ (1957), «Гаваны» /Havana/ (1990), вторых «Грязных танцев» /Dirty Dancing: Havana Nights/ (2004) и тем самым закрывает тему, открытую в литературе Хэмом и Грэмом Грином. Ах, как весело было когда-то с «нашим человеком в Гаване» – с пылесосом, если кто помнит. Теперь же – увы, увы…

В «Потерянном городе» больше нет смысла, есть только обида. Чувственность. Большая цветная «семейная сага» с папой-мамой-дядей, тремя сыновьями, двумя их женами и ребенком вполне традиционна и крутится около ночного клуба «Эль Тропико». Старший сын (Гарсиа) не вылезал из него и был доволен жизнью, но средний (Нестор Карбонелл) оказался диссидентом и все время лез на рожон, а другой (Энрике Муркьяно) – еще хуже, коммуняка, лез в драку с родными братьями. А время текло. Текло оно в Гаване 1958 года, поэтому в сагу влезают диктатор Батиста с парой приспешников-садистов и позже Че Гевара, и даже дым от сигары Кастро, не говоря уж о мафии (Дастин Хоффман). Постепенно в полную картину складывается история кубинской революции, но «Потерянный город» – не про политику. С ней все изначально ясно, поскольку семья была интеллигентная. Неясно по-прежнему только с людьми. Они не ведают, что творят, и, хоть тресни ради них, уходят, уходят, и любовь вдруг рождается, только чтобы потом долго медленно умирать, и все это очень обидно. Как-то слишком много смерти, когда Куба по всему создана для жизни. Остается только улететь на Луну.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Потерянный город"

Вроде бы нудная «сага» смотрится очень легко, потому что обида – искренняя (Гарсиу увезли из Гаваны в пять лет). Благодаря этой искренности он легко ворует у Вайды классику с развешанными простынями из «Пепла и алмаза» /Popiol i diament/ (1958), у Хэмфри Богарта – ночной клуб, у Фрэда Астера – стэп со шваброй и пр. «От себя» у Гарсии – красота памяти о Кубе, красавица Инес Састр, прекрасная роль Стивена Бауэра, трусы Билла Мюррея с пиджаком, которые просто классика. Благодаря цитатам – где-то даже лаконизм, что несвойственно «сагам». Фильм радует и тем, что, не «разоблачая» Че, смахнул с него лишний лоск «святости». Деликатность, покой, непреклонность и в то же время гибкость – так, может, мы и вырулим на возврат потерянного города. И будет всем нам рай.

Другое дело, что слезы, слезливость, слезоточивость и межеумочные длинноты я бы все равно убрала. Они – личное дело Энди, даже если очень его любить.

Комментарии  137


Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть