Наверх
Фильмы 2018 Жажда смерти Гоголь. Вий Рэмпейдж Тихое место Тренер Танки Смешарики. Дежавю
Зато красиво.
13 киноштампов, выпадающих из реальности
Не только утки.
20 лучших американских мультсериалов
Страх над городом.
10 фильмов о педофилах и педофилии
Неожиданный финал.
15 сиквелов, которые мы потеряли
Блондинка в законе.
15 лиц Светланы Ходченковой

Новости кино

Мария Машкова, Леонид Бичевин и Нелли Уварова в эмо-фильме «Закрытые пространства»

14.09.2007 13:10
Мария Машкова, Леонид Бичевин и Нелли Уварова в эмо-фильме "Закрытые пространства"

Кинокомпания «Другое кино» завершила съемки фильма Игоря Ворсклы «Закрытые пространства» (2008).

Завязка истории происходит, когда разносчица пиццы Вика приезжает в квартиру и там встречает Веню, который, не долго думая, объявляет девушке о своих планах сексуального насилия.

Несмотря на лихое начало, кино, как ожидают его создатели, получится вполне жизнеутверждающим.

Главную героиню Вику – ее играет Мария Машкова – внешне решили сделать «эмо», то есть обрезать ей челку, одеть в черное с розовым и сделать склонной к суициду. «Идея эмо принадлежит художникам по костюмам – Елене Степановой и Даше Зоновой. Черная челка с цветной прядью, пирсинг, розовое платье, черный облупившийся лак на ногтях – все это очень поддерживало тот образ, который был выписан в сценарии. Получилась такая экстравагантная бабочка, которая попадает в западню», – рассказывает автор сценария и режиссер Игорь Ворскла.

Есть в фильме у Вики и подруга-эмо – в исполнении вчерашней дурнушки Нелли Уваровой, которой решительно сменили имидж.

«Углубившись в мир эмо, мы поняли, что фактически будем снимать первый русский эмо-фильм, хотя таких амбиций у нас и не было. Просто проблемы, о которых мы собрались говорить, сконцентрированы в этом движении, природа которого – одиночество. А внешние проявления – показные страдания, культ самоубийства, регулярные истерики для окружающих».

Мария Машкова, как рассказал режиссер, к роли своей тщательно готовилась: посещала места, где собираются эмо, изучала их блоги, пытаясь понять что движет этими молодыми людьми со странной наружностью.

«Впрочем, романтизация этого движения не входит в наши задачи. Скорее, это развенчание идеологии эмо: начинай жить настоящей, а не выдуманной жизнью», – замечает режиссер.

Появление в жизни Вики той самой мансарды и Вени с его планами меняет ее депрессивный настрой в одночасье – пробуждаются жажда жизни и желание отстоять свою честь.

Все без исключения персонажи монтирующейся сейчас картины – чрезвычайно занимательны. Например, у Вени, которого играет недавно дебютировавший в «Грузе 200» (2007) Леонид Бичевин, есть влюбленный в него друг в исполнении Олега Макарова. А отцы главных героев на протяжении всего фильма выбивают друг из друга долги.

Есть у Вени и свой специалист-психоаналитик – эту роль исполнил Александр Ф. Скляр. Психоаналитик – любитель выпить и не такой уж профессионал своего дела. Своему пациенту он ставит диагноз «агорафобия», то есть боязнь открытого пространства, который создатели фильма трактуют шире:

«Вообще-то агорафобия – довольно распространенный страх. В нашем случае – это не только диагноз главного героя, но и характеристика поколения молодых. Вообще-то переход во взрослую жизнь всегда сопровождается предельным напряжением сил и в большинстве случаев оставляет в психике непроработанные комплексы. Легче всего переход этот дается тем, кто в детстве чувствовал родительскую защищенность – поддержку, заботу, любовь. Но именно поколение нынешних двадцатилетних появилось на свет в середине восьмидесятых, когда страна превратилась в вулкан, и новоиспеченным папам и мамам было не до детей – надо было буквально выживать. В итоге мы получили брошенное поколение, которое вынуждено выплывать самостоятельно. И складывается впечатление, что большая его часть так и бултыхается за бортом. Наш главный герой – придуманный, сложный и противоречивый персонаж. Он выступает не только носителем базовых проблем поколения, но и силами, способностью преодолевать их».

Еще незадачливый психотерапевт прописывает герою – в качестве лекарства от своих страхов – перед посещением публичных мест использовать секс.

«Собственно, эта идея и побуждает парня разыграть спектакль с изнасилованием перед несчастной разносчицей пиццы. Другой вопрос, что спасает не секс, а эмоциональный контакт, душевное сближение. Иными словами – любовь. Это и есть главный рецепт избавления от страхов», – говорит режиссер.

«Хотя фильм и получился индивидуализированным, я не хотел бы угодить с ним в »резервацию« авторского кино. Я понимаю, что попасть в основной поток кинопроката с нашей историей маловероятно, но очень рассчитываю, что эмоция, заложенная в »Закрытых пространствах«, попадет в резонанс с настроением и ожиданиями достаточно широкой аудитории», – надеется Игорь Ворскла.



 123

Читайте также

показать еще

Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть