Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

Рецензия на фильм «Я убил свою маму»

Выходит «Я убил свою маму» – дебют каннского фаворита и канадского киновундеркинда Ксавье Долана.

Молодой человек с губками бантиком и нервной челкой (Ксавье Долан) проживает с разведенкой-матерью (Анн Дорваль) – дамой бальзаковского возраста, злоупотребляющей брюками леопардовых расцветок, люрексом и искусственным загаром. В родной матери ребенка раздражает абсолютно все: от чавканья за столом и манеры красить губы до нежелания решать квартирный вопрос дачей денег на съемную жилплощадь, что раз, примерно, в десять минут порождает на экране бурные, визгливые скандалы. С каждым новым витком взаимонепонимания в юной безотцовщине просыпается латентный гомосексуалист и мощная тяга к прекрасному, за которое в фильме отвечают кудлатые одноклассники главного героя и спонтанные занятия живописью методом прицельного метания красок в стену.

«Я убил свою маму» – кокетливое хлесткое признание, с таким самодиагнозом, закрыв лицо руками, вламываются в кабинеты психоаналитиков неуравновешенные типы, а юные режиссеры-дебютанты, как показал последний МКФ в Каннах, где Долану устроили овацию, вламываются в конкурсы престижных фестивалей. Первые минут пятнадцать, пока пациент судорожно глотает воду и верещит, это зрелище еще способно пробудить всплески сострадания. В следующие пятнадцать жужжащего матереубийцу с губками бантиком хочется уже выгнать на свежий воздух, чтобы молодой человек продышался – лучшее решение растянутого на полтора часа вопроса, хорошо или плохо убивать мать.

Канны признали, что дебютант Ксавье Долан, если и не ныряет в пучины духа в силу смешного возраста (человеку 20 лет), то на искусное и честное живописание перипетий в отношениях близких людей претендует точно. Тем более, что в сценарий о том, как начинающий гей символически убивает свою мать вложено, как утверждают, много личного. Хладнокровная инсталляция Долана по-режиссерски действительно технична – в ловкости рук этому квебекцу не откажешь. Но это скорее та разновидность ловкости, которую принято демонстрировать в серийной варке мыла, чем в штучных произведениях: поверить, что юный гей на экране – сын, а это – якобы его мать, нет никакой возможности ни на первой минуте, где они ругаются, ни на последней, где сидят, обнявшись, на бревне. То ли из-за того, что мужчина, сыгравший сына, жеманно занижает свой возраст и уже поростает щетиной. То ли из-за того, что полтора часа скандалов и сцен титанически высосаны им из пальца. Или из-за того, что свой следующий фильм Долан будет снимать про транссексуалов.

Искренне не ясно, за что в Каннах забрасывали чепчиками эту канадскую пародию на Альмадовара. Какое-то групповое помешательство, но групповые помешательства на фестивалях как раз случаются, свой маленький чепчик бросил в Долана и наш «Завтра», вручив режиссеру Гран-при. Помяните наше слово: подобный артхаус, когда вырастет из чепчиков, зарежет не только свою мать и своего отца, но и все живое кино, что попадется под руку.

Комментарии  64


Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть