Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

Медленно и скорбно поднимается на виселицу нескончаемая череда оборванцев всех мастей и возрастов: на подведомственной ему карибской территории лорд Катлер Беккет (Том Холландер) объявил чрезвычайное положение, извел под корень все демократические свободы, упразднил основные гражданские права и повелел вешать всех, кто так или иначе связан с пиратами. Или связан с теми, кто связан с пиратами. Или связан с теми, кто связан с теми, кто связан с пиратами, и так до бесконечности.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Пираты Карибского моря: На краю света"

Но вот совсем еще юный паренек с петлей на шее запевает старинную пиратскую песню, ее подхватывают все без исключения приговоренные, а это значит, что пришло время морским разбойникам объединиться и восстать, а девяти пиратским баронам собраться на совет. Но до того как самые отчаянные головорезы примут общее решение, необходимо вызволить из потустороннего плена капитана Джека Воробья (Джонни Депп), без которого флибустьерский народ, как ни крути, не полный. Поэтому дружная компания, состоящая из Уилла Тернера (Орландо Блум), его невесты Элизабет Свон (Кира Найтли) и несколько неожиданно примкнувшего к ним неупокоенного капитана Барбоссы (Джеффри Раш), заручившись поддержкой главаря сингапурских пиратов Сяо Фена (Чоу Юн-Фат), отправляются в спасательную экспедицию.

Джек Воробей, конечно, найдется. Но сначала на экране появится, занимая едва ли не половину полезной площади, его огромный принюхивающийся нос (по силе воздействия этот сверхкрупный план сопоставим разве что с аналогичным видением уха Донатаса Баниониса в «Солярисе» (1972)).

Время, проведенное Воробьем в заточении, явно сказалось на его и без того не самой устойчивой психике, так что уже в первые три минуты пребывания в кадре капитан умудряется подраться с самим собой из-за последнего земляного орешка, весьма куртуазно пристать к порожденной его галлюцинирующим мозгом козе и даже снести яйцо. Впрочем, довольно скоро он приходит в себя (насколько это вообще возможно в его случае) и с головой кидается в пучину невероятных интриг, в которых разменной монетой становятся попеременно то старинная и невероятно ценная карта, то ритуальные предметы, с помощью которых можно вызвать морскую богиню Калипсо, то сундук с сердцем капитана «Летучего голландца» Дэйви Джоунса (Билл Найи), а то и прекрасная Элизабет – женщина на корабле испокон века является не только предвестницей беды, но и весьма ходовым и востребованным товаром…

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Пираты Карибского моря: На краю света"

За без малого три часа, пока идет фильм, произойдет столько событий (как объясняющих то, что происходило в предыдущих сериях, так и совершенно новых и неожиданных), что даже краткое их перечисление займет непростительно много места. Так что заранее знать обо всех перипетиях сюжета не нужно, тем более что любой нормальный человек просто обязан увидеть все это воочию: пропустить третью серию «Пиратов», носящую подзаголовок «На краю света», возможно только под угрозой виселицы, но и в этом случае еще стоит хорошенько подумать. Предыдущий фильм неожиданно триумфального проекта – «Пираты Карибского моря: Сундук мертвеца» /Pirates of the Caribbean: Dead Man's Chest/ (2006) – был формально вполне совершенен, но того дистиллированного восторга, что и оригинал, «Пираты Карибского моря: Проклятие черной жемчужины» /Pirates of the Caribbean: The Curse of the Black Pearl/ (2003), все-таки не вызывал. Теперь все встало на свои места. Новый фильм получился во всех отношениях изумительным, по части эмоций наголову разбив своих основных конкурентов в нынешней летней гонке «триквелов» – ни новоявленный «Человек-паук», ни очередной «Шрэк» не приносят и десятой доли того счастья, что эта «веселая хроника опасного путешествия». Это просто праздник какой-то – в кои-то веки, забыв о приличиях, возрасте и статусе, можно от души хохотать над самыми простецкими шутками (странным образом в «Пиратах» срабатывают даже наиболее забубенные комические штампы, вроде сцены, где выясняется, что хрупкая девушка может спрятать на себе куда больше оружия, чем предполагалось, или, например, когда грозный здоровяк вдруг начинает говорить тонким писклявым голосом) и, по-первоклашечьи разинув рот, лицезреть невообразимые спецэффекты.

А кульминационная битва «Черной жемчужины» и «Летучего голландца» на краю клокочущей водной воронки и вовсе не имеет себе равных – это, если по-честному, самая значительная батальная сцена мирового кино за последние лет даже и непонятно сколько. Время от времени, правда, мозг все-таки отключается от всех этих роскошеств и включает аналитические центры, позволяющие рассматривать происходящее более-менее объективно. Но и здесь к «Пиратам» не придерешься – сразу же на первый план выходят интереснейшие нюансы. Вроде того, что режиссер Гор Вербински продолжает гнуть свою линию и ненавязчиво, но очевидно приправляет свою выдающуюся тройную уху оккультно-эзотерическими специями. Если в прошлом фильме он явно отдавал дань тревожным мирам Говарда Лавкрафта (неотличимый от древнего бога Ктулху щупальцелицый Дэйви Джоунс, команда «Летучего голландца», состоящая из людей-рыб, и прочие «тени над Инсмутом»), то теперь, когда путешественники попадают в заснеженный мир джоунсовского «тайника», где верх оборачивается низом, а на рассвете сияет неземным светом мистический Зеленый луч, волей-неволей вспоминаются «Путешествие Артура Гордона Пима» Эдгара По и соответствующие черные новеллы Жана Рэя.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Пираты Карибского моря: На краю света"

Но на это при желании можно и не обращать внимания. Самое главное – тот ни с чем не сравнимый экстаз, который вызывает каждый кадр этого поразительного произведения. Несмотря на очевидный коммерческий расчет всего предприятия, у зрителя ни на секунду не возникает ощущения, что его завлекли в кинозал в третий раз смотреть, в сущности, на одно и то же, только для того, чтобы вытащить из кошельков очередные миллионы условных единиц. За ними, понятно, дело не станет, но в данном случае деньги за билет отдаешь с чистой душой и искренней благодарностью. Похоже, где-то в диснеевских закромах и вправду хранится облепленный ракушками сундук, в котором вот уже несколько лет бьется что-то большое и доброе, и мерный этот стук превращает многобюджетный капустник в твой собственный, долгожданный и по-настоящему радостный праздник вроде дополнительного дня рождения. Ты только не споткнись на полдороге, товарищ сердце.

Комментарии  193

Читайте также

показать еще



Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть