Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

«Оскары» иногда все-таки дают правильно. Из четырех категорий, в которых в этом году была номинирована «Адаптация» Спайка Джоунза, вполне справедливо золото за роль второго плана получил один лишь Крис Купер. Не менее справедливо пролетели главный герой Николас Кейдж, а также – самое главное, из-за чего весь сыр-бор – сценарий Чарли Кауфмана.

Совершенно реальный Кауфман придумал одну лишь хорошую вещь – «Быть Джоном Малковичем» – чтобы тут же устать от жизни. Когда ему заказали следующую вещь по модной книге об орхидеях совершенно реальной публицистки Сьюзан Орлин, он не стал ничего придумывать. Зачем что-то делать, если можно этого не делать? И вот мы имеем в кадре на протяжении двух часов сплошные муки творчества без результата и без учета, что у каждого свое творчество, а не умеешь – не берись.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Адаптация"

Состоят муки из цветовода с трудной судьбой (Крис Купер), много лет назад на почве семейной драмы ставшего одиноким ловцом орхидей. Это значит – показана его жизнь плюс окружение (в основном иронически-экзотические индейцы). Кроме того, в составе мук благополучная публицистка Сьюзан Орлин (Мерил Стрип), чуть позже на почве своих цветоводческих очерков знакомящаяся с ловцом. Это значит – в кадре ее семейная жизнь плюс комментарии к своей работе. Наконец, перед нами сценарист Чарли Кауфман собственной персоной (Николас Кейдж), много лет спустя адаптирующий для кино книгу публицистки. Это значит – экранизированы его страхи и комплексы, вылившиеся в образ циничного и прагматичного брата-близнеца Дэвида (Николас Кейдж). По ходу кино все, конечно, намешано-перемешано, но разобраться, как видите, несложно.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Адаптация"

Потому что уже семьдесят пять лет назад снят «Андалузский пес», мучившийся навязчивыми идеями. Они тоже были несвязны, но облик идей был яркий. Сорок с лишним лет назад снято «Восемь с половиной», опять же мучившееся-перемучившееся. Но у Феллини все связано личностью вполне придуманного героя, режиссера Гвидо Ансельми, который к тому же все же закончил свое кино. Наконец, тридцать лет назад была скромная, но крепко сбитая кинокомедия с Бельмондо под названием «Великолепный», где те же муки стали уже предметом изящной пародии. Если писателю там хотелось убить своего героя, он убивал его в воображении и ничего не путал. Вообще можно много чего припомнить – особенно из курсовых работ первокурсников всех киношкол планеты – о том, как они что-нибудь гениально рожают, а оно не рожается и не рожается. Что с учетом такого богатого прошлого предложила нам «Адаптация»?

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Адаптация"

Самый слабый ход из всех возможных для любого, кто хоть раз в жизни публиковал статью, пьесу, рецензию, повесть, не говоря уже о романах. Это когда придумать себя-героя и хочется, и колется, потому что страшно разоблачаться, а придумывать про кого-то – цветы, цветоводов, публицистов и публицисток – не хочется напрягаться. Тогда и ваяют ни рыбу ни мясо, то есть как бы про цветы, но о себе-любимом. «Когда я сажусь работать, мне сразу хочется есть», «Когда я ходил на выставку орхидей, мне девушка отказала», «Какую бы публицистку я себе ни представил, мне хочется ее трахнуть». Ответ на такое всегда однозначен: если ты еще жив и конца тебе нет, на кой черт нам твои бесконечные комплексы? Нам вполне хватает своих.

Второй по слабости ход тоже присутствует в «Адаптации». Это когда мешают как бы придуманное с как бы непридуманным, только потому что самим ни черта не понятно. Явно вымышленный брат-близнец сценариста оказался все же реальным. Хуже того – придумав тайную страсть между публицисткой и одиноким ловцом, сценарист, сам в страстях несведущий, взял и в реальности отдал их на съедение крокодилам. Ответ на такое тоже всегда однозначен: если ты завираешься, если фонтану предела нет, не пора ли его заткнуть? Еще один бьющий себя в грудь дурак набитый все равно не поможет нам разобраться с собственной дуростью.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Адаптация"

Третья слабость – реальное отсутствие финала, о чем в «Адаптации» говорится, но как бы выговаривается оправдание. Однако какие могут быть оправдания импотенции, если общеизвестно, что было бы желание, а для всего остального изобрели виагру? Тем более что эффект чего-то наподобие виагры в фильме присутствует, там есть реально удачные эпизоды. Начальная примочка с компьютерной графикой, как на Земле зарождалась жизнь и из булькающей протоплазмы возникали орхидеи – это красиво и логично, если бы имело продолжение. Вполне можно свести все на свете к цветочкам, было бы даже хиппово.

Как снята автокатастрофа в жизни ловца орхидей много лет назад – тоже логично само по себе, поскольку так быстро и неожиданно все на свете обычно и помнится. Как публицистка впервые попробовала зеленого порошка, из орхидей добытого, и что она потом делала – просто здорово, Мерил Стрип проходит на ура. Да и в целом страсть ловца и публицистки могла бы вполне обойтись без присутствия героя-сценариста и его комплексов, могла бы стать нормальной неглупой историей. Если б он только догадался, как все же свести мелодраму к цветам. А ведь из вышесказанного уже видно, «как», и тоже вполне однозначно.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Адаптация"

«Адаптация», начатая с фантастического зарождения жизни на Земле и после упоминающая, что каждая орхидея на кого-нибудь да похожа – на пчелку, на мышку, на человечка - должна естественным образом кончаться тем, что Мерил Стрип и Крис Купер превращаются в орхидеи. Может быть, на той самой выставке, которую посещал Кейдж. А если уж сценаристу так не терпелось выпендриться, он и себя, Кейджа, вместе с братом-близнецом мог превратить в дублированный цветок. Пусть бы два лепестка сидели на одном стебле и пытались друг друга съесть. Было бы смешное кино вместо очень неровного и неумного, претенциозного хныканья.

Комментарии  103

Читайте также

показать еще


Главное

 

Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть