Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

Где-то недавно довелось прочитать, что Егор Кончаловский своим «Антикиллером» сделал то же самое, что в Японии сделал Такеши Китано, положив начало национальному гангстерскому кино. Ну уж, знаете, сравнили Божий дар с яичницей (или жопу с пальцем – на выбор). Фильмы Китано, невероятно жестокие и кровавые, во-первых, все равно по количеству разлитой по экрану крови ни в какое сравнение не идут с последним детищем молодого Кончаловского, а во-вторых, по степени бессмысленности жестокость «Антикиллера» зашкаливает. Но это так, к слову, чтобы японскому режиссеру в случае чего не обидно было.

Каюсь – романа Данила Корецкого, по которому снят фильм, не читала. Да и не уверена, что нужно. В конце концов, это не «Война и мир», чтобы с пристрастием изучать, насколько режиссер бережно либо – наоборот – нахально обошелся с оригиналом. Да и вообще, честно говоря, не так чтобы очень уж хотелось всерьез разбирать «Антикиллера» - бесконечное мочилово на экране вряд ли заслуживает сколь-нибудь внимательного рассмотрения.

Антикиллером прозвала главного героя его знакомая проститутка. Антикиллер он потому, что мент. Бывший, правда, отсидевший за нетрадиционные методы обращения с подследственным. Грохнул того, одним словом. А теперь вот вышел на свободу и окунулся в водоворот бандюковской жизни, одновременно спасая жизнь банкиру, мстя за смерть друга-мента и по ходу дела очищая город от всей наличествующей в нем банды-малины-мафии. Играет мента по прозвищу Лис Юрий Куценко, в кругах, близких к экрану, известный как Гоша Куценко (так, кстати, и значится в титрах). Гоша Куценко замечен в последние пару лет в доброй половине всех отечественных фильмов, где с большим или меньшим успехом играет практически одинаковых бандитов-отморозков. Здесь ему выпала роль более почетная – во-первых, главная, во-вторых – хоть и отморозка, но все же мента. Намекается на то, что у него есть свой кодекс чести («Милиционеров убивать нельзя», - декларирует он и доказывает на практике, опять же нетрадиционными методами правильность своего постулата), он не строит рожи, как все остальные персонажи фильма, не суетится и предполагается быть не противным. Сразу скажем, что последнее у него получается плохо.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Антикиллер"

Про сюжет говорить смысла нет. Потому что и сюжета как такового нет, если не называть сюжетом бесконечные бандитские разборки, происходящие между бандюками, носящими кликухи Отец, Гангрена, Крест, Плевок, Шаман, Баркас и т.п. Честно говоря, разобраться моментами непросто, но главное – не хочется, потому что оторванные, отрубленные и обожженные части тела могут больше привлечь патологоанатома, нежели зрители или рецензента. Видно только, что сюжетная линия скроена ох как неладно, можно даже сказать – кондово, изобилуя перетертыми и порванными местами, спутанными в клубок смоченными в крови ниточками. Развязать клубок непросто, потому что, чтобы его запутать, постаралось слишком много народу. Сценарист постарался сделать неудобоваримый куцый сценарий, молодой Кончаловский постарался с бумаги перенести все это на экран в присущей ему клипмейкерской манере, не удосуживаясь не только обозначить какие-никакие характеры, но даже не попытавшись намекнуть, что характеры есть. Ничего, для современного клипового, разорванного сознания сойдет.

Актеры словно пребывают в состоянии перманентной то ли забастовки, то ли саботажа. Как в старой известной рекламе – «самое главное – не танцевать», - они будто поставили перед собой задачу: самое главное – не играть. На худой конец – играть плохо. Что с удовольствием и делают хорошие актеры Михаил Ульянов, Сергей Шакуров, Александр Балуев, Евгений Сидихин, Виктор Сухоруков, Иван Бортник. Лицедействует (и вполне, кстати, сносно) один только Михаил Ефремов, чей герой отдаленно напоминает живого человека, а не персонаж компьютерной игры.

Впрочем, говоря о том, что Кончаловский снял кино в духе современных клипов либо бессмысленных компьютерных игр, где персонажи становятся жертвами удачного клика мышкой, мы, пожалуй, ему польстили. Все-таки что-то режиссер да хотел сделать. Не смог – это да. Например, попытался поиграть в пародию. Ах, как смешно, вспомнить через двадцать с лишним лет «Место встречи изменить нельзя», поменять Джигарханяна на Ульянова, пригласить постаревшего Промокашку – Бортника, не изменившего своим промокашникским привычкам, с ностальгической иронией воссоздать атмосферу малины, перемешав в конце «Место встречи…» с «Крестным отцом». Но пародия – слишком тонкий и сложный жанр, чтобы безнаказанно эксплуатировать его без надобности, без умения и без смысла.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Антикиллер"

Ладно, хватит, и так больно жирно. Попытайтесь немедленно забыть все, что было сказано выше, потому что все сказанное выше не имеет ровным счетом никакого значения и высосано из пальца, как высосан сам «Антикиллер». Попытка соорудить адекватную фильму рецензию провалилась. Поэтому будем говорить как есть. А есть отвратительная двухчасовая тягомотина с оттенками распальцованного выпендрежа. Есть немереное количество болтающихся по экрану подонков, убийц, бандитов и фраеров. Есть попытка показать их жизнь изнутри и дать нам понять, что они тоже люди. Старый проверенный ход: когда не знаешь, что и как сказать, начинаешь нести околесицу. Это мы помним еще по школе: когда тебя вызвали к доске, главное – не молчать. Тогда еще, может, сойдет. Егор Кончаловский сам вызвался к доске. Но старый проверенный ход его не спас. Доказать нам, что убогие монстры, мыкающиеся по фильму, - тоже люди, ему не удалось. И материал не тот, и мастерство прихрамывает. Удивить зрителя – помилуй Бог, чем? Бандитскими разборками, в которых снялась чуть ли не вся студийная массовка? Честно говоря, есть на свете вещи поинтереснее. Да хоть тот же Такеши Китано, с которым кто-то в угарном запале пылкого промоушна сравнил Кончаловского-младшего. У того – стрельба стрельбой, гангстеры – гангстерами, но только за этим и режиссерский замысел виден, и сама режиссура. И смысл в этом японском мочилове тоже присутствует. По крайней мере, не задаешься вопросом: «Зачем все это?» Значит, все оправдано. Фильм же молодого Кончаловского ставит один-единственный, но вполне концептуальный вопрос: «Зачем?» Вообще замечено, что когда что-то хорошо, не задаешься вопросом, зачем это. Согласитесь, если человек средь бела дня запел на улице приятным голосом – не станешь спрашивать его о причинах, хотя и странно человек этот выглядит. Но если тот же человек (или другой) средь того же бела дня на той же улице наложит, извините, кучу, - не знаю, как вы, а я непременно спрошу: «Слушай, зачем ты это сделал?»

Комментарии  138



Главное

 

Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть