Наверх
Фильмы 2018 Человек-Муравей и Оса Небоскреб Монстры на каникулах 3: Море зовет Русалка. Озеро мертвых Клуб миллиардеров КилимандЖара Миссия невыполнима: Последствия

На съемках фильма «Первый Мститель: Другая война»

Кливленд, Огайо, лето 2013 года. Город гудит. Местные репортеры патрулируют улицы. У гостиниц собираются толпы поклонников. Только подумайте, Даррен Крисс из сериала «Хор» выступает в мюзик-холле The House Of Blues! А как же многомиллионный блокбастер, который снимается в центре города? Он местных жителей уже давно не восхищает, а раздражает.

Кливленд привык к гостям из Голливуда, и им уже не льстит их визит. Да и кому понравится, когда власти неделями держат закрытой основную транспортную артерию, а иногда перекрывают весь центр города для проведения особенно рискованных съемок с десятками разбитых авто? Однако кливлендцы славятся своим гостеприимством, и они не протестуют. В награду за терпение им время от времени показывают, как взрываются машины.

На съемочной площадке фильма «Первый мститель: Другая война»

На съемочной площадке фильма «Первый мститель: Другая война»

Сегодня на съемках фильма «Первый Мститель: Другая война» как раз день большого бума. Когда корреспонденты EMPIRE прибывают на площадку, нас встречают разбросанные по улице сгоревшие обломки полицейских машин со столичными маркировками (Кливленд в картине изображает Вашингтон). Режиссеры командуют «Мотор!», гремит взрыв, и в чистое голубое небо взмывает облако огня. От этого зрелища устать невозможно.

Оператор-постановщик Трент Опалок фиксирует катастрофу с тележки. Вместе с ним ее снимают двое подчиненных с ручными камерами и четвертый оператор, засевший на крыше близлежащей офисной высотки (он имитирует съемки с вертолета). Получающаяся в итоге картинка кажется жесткой и современной, далекой от омажного классицизма «Первого Мстителя» и похожей на «Схватку» Майкла Манна. Этот не тот Капитан Америка, который был в прошлый раз.

Вскоре после выхода «Первого Мстителя» глава Marvel Кевин Фейдж, сценаристы Кристофер Маркус и Стивен МакФили, а также другие властелины вселенной Marvel собрались, чтобы обсудить, что дальше делать с Капитаном Америкой. В своем первом фильме Стив Роджерс участвовал во Второй мировой войне, и его наивный и искренний патриотизм был как нельзя более уместен в сражении с нацизмом, абсолютным Злом мировой истории. В финале картины, однако, едва не погибший герой после 70-летней «спячки» приходил в себя в наши дни, и студии надо было придумать, как приспособить его к современной жизни.

Себастьян Стэн на съемочной площадке фильма «Первый мститель: Другая война»

Себастьян Стэн на съемочной площадке фильма «Первый мститель: Другая война»

«Мы с самого начала решили, что познакомим зрителей с эти героем в исторической ленте, – рассказывает сценарист МакФили, который вместе со своим постоянным соавтором Маркусом написал сценарии обеих лент о Роджерсе. – В противном случае фильм о Капитане Америка вышел бы смехотворным. В годы Второй мировой войны человек мог надеть на себя костюм, раскрашенный как американский флаг. В 2011 году это было бы невозможно».

Растаяв как гигантская патриотическая сосулька, герой оказывался в новом для себя мире. Но есть ли в нем для него место? И как воспримет Капитан Америка страну, имя которой он носит?

«Это была первая проблема, с которой мы столкнулись, – рассказывает МакФили. – Что с ним делать в современном мире? В сущности, он из тех героев, каких играл Гэри Купер. Благородный идеалист, который почти всегда прав и который меняет мир к лучшему. В наши дни, однако, его ценности не во всем совпадают с нашими. Marvel наметила эту тему в 1960-е, когда в комиксах Капитана нашли и разморозили через 20 лет после войны».

Крис Эванс

Крис Эванс

Идеальность героя была проблемой и по другой причине. Без эксцентричных причуд Тони Старка и без божественного пафоса Тора Роджерс мог показаться занудой. Или, что еще хуже, самодовольным моралистом.

«Нам помогло сделать его привлекательным персонажем то, что он на самом деле не хочет быть супербойскаутом, – рассказывает Маркус. – Он хочет быть Стивом Роджерсом – обычным парнем, который иногда помогает людям… Он стал героем лишь потому, что Америка позвала его в бой, и он ответил на этот призыв. Поэтому он ничего не решает за других людей. Но он упрям, он стоит на своем, и иногда это влияет на окружающих. Поэтому было интересно придумывать его отношения с Черной Вдовой (Скарлетт Йоханссон), которая, конечно, совершенно иначе смотрит на многие вещи. Правда, начальству было трудно объяснить наш подход к персонажу. Продюсеры привыкли, чтобы главные герои по ходу действия менялись и развивались. Когда говоришь начальству, что твой герой не развивается, трудно не показаться лентяем».

Решив поместить доброхота Роджерса в мир, который он не вполне понимает и где на каждом шагу тайны, моральные «серые зоны» и друзья, на поверку оказывающиеся предателями, сценаристы и Фейдж вскоре пришли к выводу, что их картина должна быть вдохновлена параноидальными триллерами 1970-х.

Энтони Маки, Джо Руссо и Крис Эванс

Энтони Маки, Джо Руссо и Крис Эванс

«Мы рассмотрели множество вариантов, но всякий раз возвращались к идее фильма о заговоре, – признается МакФили. – Ведь подобный сюжет ставит перед героем наиболее сложную моральную дилемму. На чьей стороне он окажется? Что он скажет, когда поймет, в каком мире мы живем? Он не пережил ничего из того, через что мы прошли, чтобы оказаться там, где мы сейчас. В его время добро и зло не были относительными понятиями». Именно поэтому МакФили очень нравится их выбор противника для Капитана – загадочного Зимнего Солдата, супервоина с промытыми мозгами. «Это продукт сомнительных и даже омерзительных технологий, и трудно не почувствовать отвращения, когда узнаешь о них всю правду».

«Все, – заключает МакФили, – указывало на фильм вроде “Трех дней Кондора”». Фейдж соглашается: «Мы пытаемся сделать все фильмы уникальными и не похожими друг на друга. Когда мы думали, как этого добиться, мы осознали, что раз за разом вспоминаем “Кондора” и другие политические триллеры 1970-х: “Заговор «Параллакс»”, “Вся президентская рать”. То было время, когда Капитан уже был героем комиксов. В них он пережил контркультурные 1960-е, эпоху Уотергейта, президентство Рейгана и дожил до наших дней. Это было потрясающее духовное путешествие для Стива, которое мы не могли воссоздать на экране, так как в нашей киновселенной он все эти годы спал. Но мы решили заставить его пережить моральную дилемму в стиле 1970-х. Которую в нашем фильме ему обеспечил “Щ.И.Т.”».

Конечно, создатели фильма пока отказываются рассказывать, что именно задумал «Щ.И.Т.». Но Роджерсу вряд ли понравится то, как эта организация использует шпионские дроны. И, кстати, фурор, разгоревшийся вокруг откровений Эдварда Сноудена во время преподакшена картины, сделал «Другую войну» исключительно актуальной. «Надеюсь, зрители знают, как долго создается кино, – шутит Маркус. – Мы не могли вписать в сценарий разоблачения из вчерашней газеты».

Крис Эванс и Скарлетт Йоханссон

Крис Эванс и Скарлетт Йоханссон

Как видите, фильм задает довольно «взрослый» вопрос. Капитаном какой Америки хочет быть Капитан Америка? Той, которая есть сейчас, или той, какую он хотел бы видеть?

«Я сейчас сниму парик, и мы поговорим», – выдает страшную тайну Крис Эванс, когда мы устраиваемся в его трейлере (слегка потрепанном – Marvel на роскошь не тратится). Кто бы мог подумать – Стив Роджерс носит накладку!

«Такое кино Marvel еще не выпускала, – рассказывает актер, играя в мини-футбол. – Братья Руссо сразу мне сказали, что мы снимаем триллер в стиле 1970-х. И, по-моему, способности Капитана отлично подходят для такого кино. В них ведь нет ничего запредельного. Быстрее. Сильнее. Удар кулаком. Удар ногой. Это набор приемов для шпионского триллера. Халка в такое кино вписать было бы намного труднее».

Мы спрашиваем у Эванса о том, как его герой пытается приспособиться к новой для него эпохе. «Раньше мы не исследовали этот вопрос, – начинает актер. – В “Мстителях” было столько разных персонажей, что для этого не было времени. Теперь же мы можем об этом рассказать. Стив пытается приспособиться к нашему времени. Не хочу выдавать сюжетные тайны, но это фильм о его попытках понять, где его место в нашей эпохе. Он – человек из 1940-х. Он недавно очнулся. Мы все десятилетиями шли к 2014 году. Он же внезапно очутился в окружении Интернета, сотовых телефонов и американских законов о прослушке. Все это для него внове. Как и то, что государство делает со всей этой технологией».

Крис Эванс и Джо Руссо

Крис Эванс и Джо Руссо

Хотя у Роджерса нет типичных для современных супергероев внутренних проблем (он не инопланетный сирота и не гениальный одиночка), Эванс все же нашел, что ему играть, чтобы его герой не казался «деревянным». «Хорошим человеком быть трудно, – рассказывает актер. – Быть таким хорошим человеком, каким ты только можешь быть, еще труднее. Он не выбрал свою судьбу, но он с честью ей следует. В этом его главный талант. Он не ноет, но это не значит, что ему легко. Так что мне всегда есть что играть. В первом фильме он осваивал свое новое тело и осознавал свою ответственность перед страной. На сей раз мы смогли пойти дальше. Я теперь очень комфортно чувствую себя в его шкуре».

С тех пор как Marvel сама занялась экранизацией своих комиксов, одним из секретов ее успеха был эклектичный набор режиссеров. Джон Фавро был больше известен как актер, и он прежде не снимал мегаблокбастеры, однако он вознес Тони Старка на вершину голливудского геройского пантеона и заработал для Marvel деньги на ее последующие проекты. Кеннет Брана был опытным режиссером, но совершенно не такого кино, каким получился «Тор». В случае же «Другой войны» Фейдж отдал бразды правления Энтони и Джо Руссо – братьям-режиссерам, прежде работавшим над комедийными фильмами и сериалами.

Джо Руссо

Джо Руссо

«Мы начинаем с того, что садимся с продюсерами и с нашим студийным “мозговым трестом” и рассказываем, что нам понравилось в последнее время, – рассказывает Фейдж о том, как подбирает режиссера – или, как в данном случае, режиссеров. – Мы говорим не только об экшен-блокбастерах. Мы также обсуждаем среднебюджетные фильмы и сериалы. И если мы замечаем, что снова и снова называем одни и те же имена создателей, то мы включаем их в шорт-лист и организуем с ними встречу. Именно так мы вышли на Джо и Энтони. Серии, которые они сняли для “Замедленного развития” и “Сообщества”, были просто феноменальными. Я, кстати, раньше не пропускал ни одной серии “Сообщества”… Потом я посмотрел их первый фильм, который спродюсировал Стивен Содерберг (“Добро пожаловать в Коллинвуд” 2002 года). А когда стало известно, что мы рассматриваем их кандидатуры, нам стали звонить и горячо их рекомендовать. Стивен тоже нам позвонил и дал им наилучшие рекомендации».

«Мы знали, что они хотят триллер, и нам нравилась эта идея, но они также полностью поддержали нас, когда мы решили, что вторая картина будет иной по тону, чем первый фильм, – рассказывает Джо Руссо. – Я не знаю, повезет ли нам еще хоть раз поработать с такой студией, как эта. Кевин – удивительно творческий исполнительный продюсер. В нашу работу еще никогда так мало не вмешивались, и нам еще никогда так активно не помогали. Поэтому наш фильм получился многоуровневым, и у него очень интересные персонажи. Когда люди увидят нашу картину, они осознают, сколь уникален цикл о Капитане Америка. Первый и второй фильмы – совершенно разные ленты».

Решение снять фильм в стиле политических триллеров 1970-х было принято до приглашения Руссо, но, поднявшись на борт, братья сразу с ним согласились. «Триллеры 1970-х были увлекательными, потому что их снимали в очень сложное время. Уотергейт открыл людям глаза на то, насколько коррумпирована наша политическая система, – рассуждает Энтони. – В наши дни благодаря социальным сетям можно рассказать о том, что творит АНБ, и через 30 секунд об этом узнает весь мир. Использование дронов тоже ставит моральные дилеммы. Можно ли убивать подозреваемых в терроризме без суда и следствия? Так что мы живем в куда более сложные времена, чем 40 лет назад».

Крис Эванс

Крис Эванс

Руссо штудировали не только шедевр Алана Пакулы, но и другие знаменитые картины 1970-х. Особенно когда они дошли до съемок масштабной автомобильной погони. «”Французского связного” мы изучали чуть ли не покадрово. Почему его гонка так захватывает? Потому что зрители переживают за того, кто в машине. “Разговор” и “Прокол” помогли нам с тоном картины. И еще с тем, как нагнетать паранойю с помощью звукового дизайна. У нас в фильме из тыловых колонок будут доноситься особые звуки, которые зрители почти не будут слышать».

«Схватка» Майкла Манна также на них повлияла. «Мы оба – большие поклонники “Схватки” и того, как напряженно там снята сцена ограбления», – признается Энтони.

«Нет, снимать их не становится проще», – смеется Кевин Фейдж, разговаривая с нами по телефону из Лос-Анджелеса. Теперь, когда картина ушла в постпродакшен, у него есть время для размышлений о будущем Marvel. Возрождение их бренда стало одним из главных событий в истории Голливуда последних лет, но чем выше взлетаешь, тем больнее падать, когда твои фильмы перестают быть свежими и оригинальными.

«Мы стараемся расширить представление о том, каким может быть фильм Marvel, – раскрывает Фейдж свою стратегию. – Все наши картины очень разные. По-моему, съемки фильмов по одному шаблону – скорейший путь к провалу. Нам очень помогает то, что комиксы не похожи друг на друга. Взять хоть Капитана Америку – Эд Брубейкер сочинял о нем комиксы в стиле “нуар”, а комиксы Стэна Ли и Джека Кирби были яркими и позитивными. Очень разные произведения».

Сэмюэл Л. Джексон

Сэмюэл Л. Джексон

Все это хорошо, но надолго ли хватит у студии фантазии? Учитывая, что конкуренты не дремлют и скоро нас ждут, например, новые «Звездные войны». К тому же недавно сам голливудский бог Стивен Спилберг предсказал катастрофу, которая случится после череды высокобюджетных провалов и навсегда изменит лицо индустрии. Фейдж, однако, позволяет себе вежливо не согласиться с мэтром.

«Возможно, это и случится, если все блокбастеры начнут проваливаться. Но я могу говорить только о наших фильмах. Поймите, это везде так. Если все самолеты начнут падать, авиакомпании разорятся. Но мы, когда работаем над новыми картинами, делаем все возможное, чтобы этого не случилось. Мы стараемся удивлять зрителей, выпускать уникальные ленты, делать их не похожими друг на друга. И я счастлив сообщить, что в случае “Другой войны” нам это удалось».

*Этот материал был опубликован в журнале Empire за февраль 2014 года

Комментарии  119

Читайте также

показать еще


Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть