Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

У героев французской комедии «Женаты 7 лет» 8-летняя дочка, так что минимум 9 лет они живут, а выглядят на всю серебряную свадьбу. Впрочем, в Европе многие женятся ближе к середине жизни, после длительной нежной дружбы, а цифра действительно знаменательная. Был и «Зуд седьмого года» с Мэрилин Монро, чьим римейком не стала французская комедия, были также старые строки: «Семь лет – вот срок любви, подмеченный не нами, а той, чей строгий стих так важен и высок»: – ну, и так далее. В целом фильм с таким названием смотрибелен в полном с ним соответствии. Штамп, как в паспорте, но желающих много.

Кадр из фильма

Кадр из фильма

Скучный толстый недотепа, при этом врач «Скорой помощи», стал заглядываться на все, что движется, потому что жена либо пилит, либо засыпает после работы в банке, и трусы у нее с начесом. Но квартира у них небольшая, а люди интеллигентные, так что вскоре из мужниного портфеля на кроватку маленькой дочки переехал порножурнал, тут же найденный мамой. Это ведет к скандалу, который у интеллигентов немыслим, и, если начнется, проясняет все сразу. Впрочем, что брат жены – голубой, было среди исходных. Но, как оказалось, ее сановитый папа тоже промышлял с проститутками-трансвеститами, а мама всю жизнь спит с сельским священником. Жена растерялась, тут муж ее и подловил. Друг-сексолог на «Скорой» подсказал ему приохотить жену к собственным «эротическим фантазиям», а это значит клубы стрингеров, секс-шопы, игрушки разные. Вот они и пошли по-семейному в как бы порно-путешествие.

Кадр из фильма

Кадр из фильма

Ничего там солененького, это комедия характеров, а вовсе не положений, ни одной прямо голой сцены, но пару раз хихикнуть можно. Вся соль – что порнография в жизни нынче занимает иное место, чем хотя бы в ХХ веке. Это больше никакая не сенсация, не очень даже запрет, а именно часть нашей жизни, временами пользительная, что и выявлено комедией. Побаловались – оживились. Сохранили семью, стали чуть больше друг другу доверять. Правда, семья, видимо, когда-то возникла без всякого доверия – так, по стечению обстоятельств, но фильм делает именно «все, как у людей» – у французского среднего класса не умников и не умниц, не красавцев и не красавиц, не богачей и не богачек. Актеры Катрин Фро и Дидье Бурдон (по совместительству режиссер фильма) для этого идеальны. Они даже пытаются намекнуть, что, мол, любовь, с нами любовь, а без нее ни с какой порнушкой ничего бы не получилось.

Кадр из фильма

Кадр из фильма

Впрочем, вопросы все равно есть. Как в Париже, веками известном своей пикантностью, в наши дни сохранилась такая непросвещенная мышь белая – героиня? Неужели все мужики, если ханжи, то заодно всегда трусы и дураки, а если трусы, то заодно всегда дураки и ханжи, как герой? То, что дурак может не быть ни ханжой, ни трусом – известно, он как определение более разнообразен, но известна ли стопудово и эта взаимосвязь? Что-то не стыкуется, как и весь фильм во что-нибудь, да не верится. В соответствие между бытом, разъевшим героев до основанья, и фарсовой эксцентрикой, в которую они вписываются, как ни в чем не бывало.

Кадр из фильма

Кадр из фильма

Режиссер явно переборщил с максимальным приличием в разговорах о неприличном или том, что ему кажется таковым. Будто снимал кино для 8-летней дочки, хотя еще непонятно, выйдет ли она замуж когда-нибудь и проживет ли с кем-нибудь пресловутое семилетие. В сухом остатке – подозрение, что при помощи впрямь одаренной Катрин Фро («Дилетантка», приз ММКФ за женскую роль) сам Дидье Бурдон отрабатывает эксклюзивно личные комплексы, компенсирует фильмом, что не уродился плейбоем. А они тоже хочут жить.

Комментарии  124


Главное

 

Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть