Наверх
Фильмы 2018 Великий уравнитель 2 Хищник Проклятие монахини Агент Джонни Инглиш 3.0 Непрощенный Профессионал Тайна дома с часами Человек, который убил Дон Кихота Поиск

Международный кинофестиваль «Темные ночи»

Международный кинофестиваль «Темные ночи» (PÖFF), завершившийся в Таллинне в начале декабря, представил широкий срез мирового кино во всем его многообразии. Зрители увидели не только картины, претендующие на звание «хитов» кинематографа, но и ленты эксклюзивного формата, интересные лишь узкому кругу истинных почитателей киноискусства.

Именно для таких искушенных ценителей PÖFF по обыкновению подготовил несколько программ, представляющих новые киношколы тех стран, в которых либо кинематограф до последнего времени был развит слабо, либо его не существовало вовсе. Это «заново открываемое» кино воспринимается как настоящая экзотика. Стремясь захватить внимание зрителя, оно демонстрирует принципиально новые подходы к съемке или поднимает провокационные, иногда даже шокирующие темы.

Мексиканские страсти

Специальная мексиканская программа под названием Mexico Bronco, показанная в рамках PÖFF, оказалась настоящей шоковой терапией для публики. Тема насилия в латиноамериканских фильмах раскрывается с неприкрытой жестокостью, и самое страшное состоит в том, что эти сцены буквально вырваны из сводок местных новостей. По словам режиссера Амата Эскаланте, представившего на фестивале ленту «Эли» (2013 г.), действительность еще ужаснее того, что он показал в своей картине. Фильм рассказывает историю рабочего завода Эли, который, пытаясь защитить свою семью, оказывается в конфликтной ситуации как с местными гангстерами, так и с коррумпированной военной полицией. В этом мире нет четкой границы между добром и злом, а под раздачу может попасть даже невиновный человек, не имеющий отношения к криминалу.

Кадр из фильма "Эли"

Кадр из фильма "Эли"

Смерть, превратившаяся в обыденность, насилие, ставшее нормой жизни, страх как основная эмоция – вот главные мотивы, звучащие в картинах «Ад» Луиса Эстрада, «Даниэль и Анна» Мишеля Франко, «Наркокультура» Шола Шварца, «Золотая клетка» Диего Кемады-Диеса. Последняя, кстати, по итогам «Темных ночей» стала победителем конкурса фильмов Северной Америки.

Простые истины по-армянски

Отдельной программой на фестивале «Темные ночи» были впервые представлены фильмы режиссеров из Армении. В кинопанораму «Новые звуки в армянском кино» было отобрано 17 картин. В их число вошли короткометражные ленты «Диалоги» и «Осеннее солнце» Дианы Кардумян, полнометражная лента «Я тоже» Лилит Мовсисян, фильмы Микаэля Ватиняна «Божон» и «Жанна и голоса», «Рубашка» Марианны Егиазарян. Большой интерес кинокритиков вызвала ретроспектива армянских документальных короткометражек под названием «Лица в толпе», отличающаяся неподдельным интересом к жизни простых людей. В нее вошли трогательная лента Арама Шахбазяна «Анкер» о деревенском театре, зарисовка «Загружая свою жизнь» Харутюна Шатяна, представившая современный взгляд на проблемы современной армянской молодежи, а также картина «Железные ворота» Армена Хачатряна, который показал жизнь маргинального художника Апресика Алояна.

Кадр из фильма "Жанна и голоса"

Кадр из фильма "Жанна и голоса"

«Современный армянский кинематограф – это фильмы, созданные в период независимости республики. Молодые режиссеры нацелены на освещение проблем, которые вырисовываются уже в новом тысячелетии. Наше кино ново не только для зарубежной аудитории – оно, по сути, ново и для нас самих. Фестивали, подобные «Темным ночам», – это хорошая возможность посмотреть на себя со стороны, оценить свои способности объективно, без иллюзий. Армянский кинематограф еще ищет своего зрителя, но, возможно, у него неплохое будущее», — отметила Сона Арутюнян, председатель фонда «Диалог культур» и главный инициатор показа армянского кино в рамках PÖFF.

Восточный колорит под цензурой

Современное иранское кино не пользуется особой популярностью у широкой аудитории, тем не менее многие специалисты окрестили его «главным культурным феноменом XX века». И в первую очередь это связано с условиями, в которых приходится работать местным кинопроизводителям. В стране, где действует жесткая цензура, далеко не все идеи могут быть реализованы, а любое вольнодумство грозит репрессиями и изгнаниями. Показательных примеров множество – так, фильмы лауреата «Золотой пальмовой ветви» Аббаса Киаростами запрещены в национальном прокате, Джафару Панахи (обладателю каннской «Золотой камеры», венецианского «Золотого льва» и берлинского «Серебряного медведя») в марте 2010 года дали шестилетний тюремный срок, а актрису Марзи Вафамер в 2011 году и вовсе приговорили к 90 ударам плетьми за съемки без платка на голове. Вот вам и национальный колорит! Впрочем, упомянутому Панахи, несмотря на арест и запрет в течение 20 лет заниматься кинематографической деятельностью, в этом году удалось выпустить картину «Закрытый занавес», которая была представлена на фестивале «Темные ночи». Герои этого фильма – мужчина с собакой, которую он пытается спасти от истребления по исламским законам, и молодая женщина, принимавшая участие в запрещенной вечеринке на берегу Каспийского моря. Поместив своих персонажей в заброшенную виллу, автор ленты поднимает наболевшую тему о преследовании инакомыслящих, с подробной дотошностью описывая все те муки, к которым ведет ограничение свободы.

Кадр из фильма "Закрытый занавес"

Кадр из фильма "Закрытый занавес"

Что касается режиссеров «в законе», то они вынуждены избегать острых, провокационных сюжетов, а потому существенно ограничены в выборе тем. Им остается лишь осторожно исследовать вековечные философские вопросы и познавать человеческие характеры. Впрочем, кто сказал, что это не может быть интересным? К примеру, новая картина Али Ахмад-Заде «Вечеринка у Ками» (2013 г.) открывает тщательно охраняемые тайные миры высших слоев иранского общества. А любителям хорошего авторского кино наверняка понравится работа Маджида Барзегара «Парвиз», рассказывающая про безработного мужчину, который к 50 годам так и не нашел свое место в жизни.

"Вечеринка у Ками"

"Вечеринка у Ками"

Эскимосы в поисках корней

Инуиты, так называемые «канадские эскимосы», представляют одну из самых экзотических этнических групп в мире. А их новорожденный кинематограф так и вовсе диковинка из диковинок. Первым полнометражным фильмом, снятым чистокровным канадским эскимосом Захариасом Кунуком, считается лента «Быстрый бегун». Она вышла в 2001 году и до сих пор кочует по различным кинофестивалям, снискав почет у киноманов, которые всегда тепло приветствуют подобные оригинальные и самобытные работы. В фильме в полной мере раскрыта тема ностальгии по историческому прошлому, по романтике туземного быта, которую сейчас основательно исковеркали влияния продвинутой, но такой чужой цивилизации.

Кадр из фильма "Майна"

Кадр из фильма "Майна"

Эту же тему продолжил инуитский кинематографист Норман Кон в своей ленте «Дневники Кнуда Расмуссена» (2006 г.). Перед героем картины, последним великим шаманом племени Аввой, встает выбор: следовать религии своих предков или же принять христианство. Ну и совсем свежая картина «Майна» режиссера Мишеля Полетта опять-таки разворачивает перед глазами зрителя сцены ритуалов, обрядов и незатейливый быт аборигенов. В центре сюжета – дочь вождя, чье родное племя Миштенапуу находится в состоянии кровавой вражды с кланом Людей с Ледяной Земли. Попытка вырвать юного соплеменника из лап врага оборачивается для решительной девицы неудачей – она сама оказывается в плену. Любой голливудский режиссер посчитал бы такую завязку отличной возможностью снять коммерчески успешный блокбастер, но инуитские режиссеры пока не задумываются о прокатах. Свое творчество они рассматривают скорее как попытку реконструировать и запечатлеть те пласты инуитского обихода, которые год за годом смываются волнами чужеродных влияний.

Комментарии  54

Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть