Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

Натали Портман и Мила Кунис о своих ролях в «Черном лебеде»

Натали Портман и Мила Кунис, сыгравшие в «Черном лебеде» Даррена Арофонски подруг/соперниц, рассказывают о том, насколько легко дались им балетные па и лесбийские сцены.



Натали Портман

«Чего я боюсь? – задумчиво говорит Портман. -- Многого. Я не гоняюсь за опасными приключениями. Крайности мне нравятся, только если они не угрожают жизни. Я люблю нырять с аквалангом, но не стану нырять без него. В работе, правда, если меня что-то пугает, я стараюсь это сделать, потому что знаю – это закаляет. Однако в случае с «Черным лебедем» я не представляла, во что ввязываюсь. Я не понимала, что меня ждет. Но правду говорят: чем больше вкладываешь, тем больше получаешь».

Сложно сказать, что именно застало врасплох 29-летнюю актрису, ведь следующий после «Рестлера» проект Даррена Аронофски по определению не мог быть простым. Начать хотя бы с того, что для роли Нины – прима-балерины, которая теряет рассудок, – от Портман после пятнадцатилетнего перерыва потребовалось вновь надеть пуанты. В дополнение к изнуряющему 15-часовому рабочему графику пришлось еще ежедневно отрабатывать движения у станка. На нечто подобное Портман уже доводилось подписываться – например, когда она обрила голову и похудела для съемок в антиутопической сатире «V значит вендетта»«V значит вендетта» /V for Vendetta/ (2005). Но в случае с «Черным лебедем» дело было не только в физической форме. Роль Нины – девушки, которая теряет уверенность в собственных силах при появлении молодой, дерзкой и сексуально раскрепощенной конкурентки Лили (Мила Кунис), – самая сложная в карьере Портман.

В каком-то смысле она играет сразу две роли. Нина стремится исполнить главную партию в «Лебедином озере», где она должна быть и непорочной королевой лебедей – Белым лебедем – и коварной соблазнительницей – Черным лебедем, которая обманывает возлюбленного королевы лебедей и склоняет его к измене. Инфантильная Нина ради этого вынуждена повзрослеть и раскрыть свою спящую сексуальность – отсюда откровенные сцены с мастурбацией и, что особенно удивительно для актрисы, которая обычно избегает подобных ролей, лесбийский секс.

Не приходили ли ей в голову мысли вроде «Во что это я вляпалась»? «Нет! – восклицает Портман. – Все, что меня в этом пугало, одновременно было тем, что привлекло меня к этой роли. Это была потрясающая возможность испытать свои силы и в физическом, и в эмоциональном плане».

Корреспонденты EMPIRE встречаются с Портман на следующее утро после премьеры «Черного лебедя» в Венеции, где фильм не только стал одним из основных претендентов на главный приз фестиваля, «Золотого льва» (который впоследствии ушел к Софии Копполе за фильм«Где-то» /Somewhere/ (2010)), но также продемонстрировал, что актрисе вполне может светить номинация на «Оскар». («Спасибо, – говорит она с неподдельной скромностью. – Спасибо за ваши слова».) Актриса призналась, что вчерашний просмотр фильма в зале, полном публики, стал очень тяжелым испытанием, просто потому, что ей вообще не нравится смотреть на себя («Больше не буду этого делать»). Однако она отрицает, что этот дискомфорт – следствие того же перфекционизма, что и у неуравновешенной Нины: «Любое искусство – это поиск совершенства, момента красоты, существующей лишь долю секунды. Я же просто хочу делать все, что в моих силах. Я требовательна к себе, но совершенство актерской игры заключается в другом. В ней, напротив, ты ищешь несовершенства, потому что изображаешь людей, далеких от совершенства».

И что касается роли Нины, Портман уже морально готова к негативной реакции тех поклонников, которые до сих пор воспринимают ее как целомудренную Падме Амидалу из «Звездных войн». Секс, по ее словам, «неотъемлемая часть психологии героини. Нина освобождается от мира, в котором она думает только о том, как угодить всем вокруг, и для этого освобождения ей надо научиться доставлять удовольствие самой себе. Так она находит и источник своего мастерства – вместо того чтобы смотреть на себя глазами других, она обретает собственный взгляд на мир через удовольствие». Она ухмыляется: «И да, конечно, сладострастная сторона здесь тоже есть».

Так глубоко понять характер Нины и предсказать возможную реакцию общественности Портман помогает образование – с 1999 по 2003 год она училась в Гарвардском университете на психолога. Судя по ее словам, это было время, проведенное с толком: «Прежде всего, университет показал мне истинные пределы моей работоспособности. Знаете, когда в первый раз получаешь список литературы на неделю и видишь, что за четыре дня надо прочитать тысячу страниц, просто руки опускаются. Но потом понимаешь, что это тебе под силу, что можно не только прочитать, но и выучить, и составить свое мнение. Эти внутренние ресурсы очень помогают участвовать в таких проектах, как »Черный лебедь«, помогают полностью отдаться работе. Дают уверенность в том, что все получится. И, конечно, психология помогает понять характер Нины – ее одержимость, нарциссизм».

А если бы Нина была пациентом доктора Портман, какой был бы диагноз?

Актриса какое-то время размышляет.

«Безусловно, у нее обсессивно-компульсивное расстройство, анорексия, булимия, нарциссическое расстройство личности». Пауза. «И, наверное, маниакально-депрессивный психоз».

И каким будет лечение? Она ухмыляется. «Годы и годы терапии».

Мила Кунис

В последний раз мы встречались с Милой Кунис на нью-йоркской съемочной площадке «Черного лебедя», где она с жадностью поедала орешки из пластикового стаканчика и откровенно рассказывала о последствиях скоростного курса обучения балетным па: вывих плеча, две порванные связки, постоянные диеты и тренировки. «На сегодня это явно самое трудное, чем мне приходилось заниматься в жизни, – говорит она своим хрипловатым голосом. - Я не думала, что у меня получится. В кино можно притвориться, будто забрасываешь баскетбольный мяч в корзину. Но с балетом такое не пройдет».

Теперь, спустя несколько месяцев, каково получить свое тело обратно? «Вы не представляете, – смеется она, – Я жутко вымоталась. Когда все кончилось, я такая: »Ура, у меня снова будет нормальная жизнь!«»

Но оно того стоило. Если «В пролете» /Forgetting Sarah Marshall/ (2008) стал фильмом, который привлек к бывшей звезде сериала «Шоу 70-х» внимание Голливуда (и убедил Даррена Аронофски дать ей роль), то «Черный лебедь» сделал для нее еще больше. Кунис была на съемочной площадке романтической драмы «Выгодные друзья» вместе с партнером Джастином Тимберлейком, когда ей позвонили, чтобы сообщить, что она выиграла Награду Марчелло Мастроянни как лучшая молодая актриса на Венецианском кинофестивале. «Я просто начала ржать, – рассказывает она, – я решила, что меня разыгрывают. Я была так потрясена, что вела себя как пятилетняя девчонка».

Кунис называет Лили – приземленное, чувственное инь к невротическому ян Нины – «самым странным персонажем, которого я играла» . Основная интрига фильма в том, представляет Лили для Нины реальную опасность или вымышленную, и даже сама Кунис не знала правды, пока не посмотрела смонтированный фильм. «Мы все снимали и так, и сяк , – говорит она, – иногда я была хорошей, а Натали плохой, а потом мы все меняли. В конце концов решал все Даррен» .

Поклонница Аронофски со времен его дебюта «Пи» /Pi/ (1999), она не скрывает своего восхищения. «Если бы Даррен попросил, я бы и сэндвичи ему делала. Как режиссер он заслуживает безусловного доверия. Если бы ко мне первый встречный подошел и сказал »доверься мне«, я бы отказалась – фильм странный, да и времени мало». Доверие было особенно важным при съемках любовной сцены между Лили и Ниной. «Неудобно сниматься в интимной сцене с хорошей подругой. Этот эпизод важен для персонажей, но мы думали: »Н-да, это что-то новенькое«».

Кунис откровенна, забавна и совершенно лишена звездных замашек.

«Надо сказать, я очень надеюсь, что у меня их никогда не будет, – смеется она. -- А то меня будет тошнить от ненависти к себе. Я люблю свою работу, но моя работа и я – это не одно и то же». Она даже никогда не меч тала стать актрисой. Ее семья переехала в Лос-Анджелес из Украины, когда ей было семь («Я и телевизор-то почти не смотрела. Я выросла с одним мультиком – русским »Винни-Пухом«»), и два года спустя все были сильно удивлены тем, что Мила привлекла внимание менеджера. «Родители сказали: »Дурдом какой-то. Непонятно, что из этого получится. Главное, чтобы дочка в школу ходила«».

Во время длительного пребывания в шкуре Джеки из «Шоу 70-х» (1998-2006) Кунис считала актерство скорее «лучшей продленкой в мире», чем карьерой, и главным при выборе фильмов для нее было, чтобы они вписались в небольшие окна ее графика. Так она очутилась, например, во всеми уже забытом «Американском психопате-2. Стопроцентная американка».

«Переход с ТВ в кино был непростым, – признает она. -- Когда я поняла, что буду актрисой до конца дней своих, я стала умнее в выборе ролей». Выбор перед ней теперь огромен, но после «Выгодных друзей» она еще ни на что не подписалась. «Мне всего 27, – говорит она беззаботно, – я никуда не спешу. Буду последовательной. Если останусь разборчивой, думаю, у меня все будет хорошо».

Комментарии  71

Читайте также

показать еще


Главное

 

Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть