Наверх
Фильмы 2017 Человек-паук: Возвращение домой Планета обезьян: Война Блокбастер Черная вода Ужас Амитивилля: Пробуждение Дюнкерк Взрывная блондинка Темная башня
Время, вперед!
12 странных способов путешествовать во времени
Штрафная стопка.
10 картин, которые долго не могли добраться до проката
Не удержали.
10 крупных фильмов, которые спиратили до премьеры
Укуси меня, паук!
8 супергеройских способностей, вдохновивших ученых на открытия
Корпорация монстров.
10 злодеев Disney

Леонид Ярмольник: "И я стал продюсером"

-- Леонид Исаакович, а для чего вам продюсирование?

Леонид Ярмольник снова сотрудничает с режиссером Валерием Тодоровским, как актер – играет эпизодическую роль в его новом мюзикле «Буги на костях» (2007), – но в большей степени как продюсер. Про обе стороны своей работы Леонид Ярмольник рассказал в интервью.

Леонид Ярмольник и Валерий Тодоровский на съемках фильма

Леонид Ярмольник и Валерий Тодоровский на съемках фильма "Буги на костях"

-- Сложно сказать, есть ли вообще такая профессия – продюсер. Мне кажется, продюсерами работаю люди двух сортов. Одни – пришли, чтобы зарабатывать деньги. Другие – вот я, например, пришел совершенно иными способом, путем и целями. Моя первая картина в этом качестве – «Московские каникулы» (1995), где я сначала не был продюсером. Но уже через неделю съемок кончились деньги, а кино надо было доделывать. И я стал продюсером. Первый раз я находил какие-то деньги. В общем, я продюсер только тогда, когда понимаю, что кроме меня за это никто не возьмется, а я хочу, чтобы это было. Вот и все. Да, это такое наглое решение, в каком-то смысле самоуверенность – то, что я могу себе позволить. Кроме того, какие-то риски в жизни на себя все равно придется брать, так и живется веселее. Вот две последние работы, «Тиски» (2007) и «Буги на костях» (2007), особенно ярки в плане риска. Да, мы снимаем очень сложное кино, очень проблематичное. Но это то, что меня очень волнует в жизни – про что «Тиски», и про что «Буги…».

-- Я побывал на съемочной площадке «Буги на костях» и видел, как внимательно вы наблюдаете за репетициями и съемкой. Это своего рода продюсерский контроль за Валерием Тодоровским?

-- Да ну что вы! Я вчера приехал и завтра утром улечу. Я никак не контролирую процесс, это вне моих принципов! Я занимаюсь только тем, чтобы здесь все было нормально и ни в чем не было недостатка. Это еще одна моя продюсерская позиция. Поскольку я из артистов, то хочу, чтобы Валера работал в удовольствие, и его актеры тоже. Я ненавижу, когда говорят: вы знаете, у нас на картине очень мало денег, поэтому вы можете сняться не за 5 рублей, а за 2? Я терпеть этого не могу. Поэтому стараюсь сделать так, чтобы все чувствовали себя комфортно. У нас это почти получается, я этим горд.

-- Каким вы представляете себе зрителя мюзикла «Буги на костях»? Ведь это эстетика знакома старшему поколению, но в кино-то ходит молодежь.

-- Если кино получится, то оно будет для всех. У молодежи будет новая мода, я уверен. А у тех, кто еще помнит то время, будет невероятное возрождение влюбленности в свою молодость. Валера Тодоровский ведь говорит, что это фильм про свободу. А у каждого она своя. Могу добавить, что в некотором юном возрасте у людей есть свои мечты и стремления. Но очень мало людей, доживающих до сорока лет, остаются верными своим юношеским идеалам. Так вот это картина еще и про то, что люди сдаются, что жизнь кладет многих на лопатки. И только единицы остаются верными тому, во что свято верили когда-то, в юности. А на этих людях держится все. Это, как правило, те, которые в зависимости от ситуаций и условий превращаются в героев.

-- А вы боролись за какую-либо свободу?

-- Наверное, не за свободу, а скорее за справедливость. То есть, что больше всего раздражало? Что тот, кто больше всего обманывает, почему-то в порядке, а кто говорит чаще всего правду, тому и достается. Это скорее главное в моей жизни. А за свободу в чистом виде – нет. Я быстро нашел свое дело и стал понимать, что чем тщательней я буду его делать, тем больше пользы принесу на этой ниве. Сегодня так же. Мне, скажем, много раз предлагали пойти в политику. Демократы всякие, еще кто-то… Все это ужасная профанация, глупость и дешевка.

-- А внешне вы в юности себя как-нибудь проявляли?

-- Вообще яркость – это вопрос возраста. Ведь когда ты пересекаешь определенную возрастную грань, уже возникает вопрос вкуса. То, что я мог надевать в 25 лет, я не надел бы сейчас. Или то, что носит нынешняя молодежь – я бы сейчас выглядел в этом как помешанный. А вы посмотрите на людей, которым за 50, но они молодятся и одеваются так, будто им по 20. Все-то замолодить нельзя! В общем, это выглядит ужасно беспомощно. Примеры приводить не будем. Но у меня есть очень уважаемые друзья, которые почему-то думают, что с этого все и начинается: если ты надеваешь штаны, рубашку и на правильном автомобиле правильного цвета приедешь, то все будет хорошо.

- А вас в школе не заставляли стричь длинные волосы?

-- Да-да, все было, в 9-м классе. Меня директор даже в школу не пускал. Он встречал меня на пороге и говорил: пострижешься – придешь. Ну я поворачивался и уходил. Особых развлечений у меня тогда не было, и я ходил на 10- и 12-часовые сеансы в кино. Через две недели я опять стал ходить в школу.

-- Все-таки подстриглись?

-- Нет. И через две недели я не подстригся. Просто директор сдался. У нас уже заканчивался учебный год, надо было доучиться… Но этот эпизод в школе помнят по сей день. У меня кличка была – Леннон. Я тогда купил себе круглые очки… Тоже такое своеобразное проявление свободы.

-- А милиция и всякие гопники вас не обижали за яркость?

-- Нет, я не был «подворотным». В старших классах школы я занимался в театральном коллективе, был очень этим увлечен, все время проводил там. Родители даже не волновались, что я могу в подворотне портвейн пить.

-- Недавно слышал, как Лев Дуров говорил: вот раньше было столько великолепных артистов, а где же нынешние Андрюша Миронов, Толя Папанов, Женя Евстигнеев, Олег Борисов, Басилашвили и Анофриев, Таня Доронина, Миша Казаков?.. Вы как актер видите среди молодых коллег хоть какие-нибудь задатки?

-- Я считаю, что ребята, которые снимаются сегодня в этих двух картинах («Тиски» и «Буги на костях». – Прим. ред.), через два-три года будут иметь перспективу стать настоящими звездами. При условии, что они не будут соглашаться на плохие роли, сниматься ради денег и мелькания. Тогда в будущем станут артистами уровня Жени Миронова, Кости Хабенского. Вот герой нашей картины Максим Матвеев – по сравнению с ним ДиКаприо точно отдыхает. На мой взгляд. Потому что ДиКаприо для меня артист неплохой, но слащавый. А Матвеев – такой его русский вариант, только намного мужественнее, интересней и харизматичней. И Антоша Шагин хороший, и Игорь Войнаровский.

-- Вы недавно согласились сниматься в сериале про Генриха Шлимана. Начались ли уже съемки?

-- Они начинаются в июне. Вообще это такой большой эксперимент – а я их очень люблю. Я ничего сказать пока не могу, разве что – хочется сделать кино увлекательное, чтобы вспомнили про этого удивительного, легендарного ученого. Потому что, если человека, хоть сколько-нибудь воспитанного, спросишь про археологию, то даже он не знает никого, но Шлимана знают все. Хотя, сейчас, может, и Шлимана уже не помят. Но правды в этом фильме нет никакой. Это приключенческое кино. Мы берем только имя. Написать сценарий и сделать фильм строго по его жизни – не знаю, насколько это будет интересно. Поэтому у нас картина а ля «Индиана Джонс», и герой будет на него похож немножко. И если это вызовет интерес и мы надумаем делать продолжение, то, может быть, следующие серии уже будут ближе к его жизни. А биография у него удивительная. Он первые деньги сделал в России. У него была жена, трое детей. Я прочел все переписки, там удивительно все, но сложно. Что из этого получится – не могу пока сказать. Где-то в середине лета я смогу судить уже по отснятому материалу, получается ли и на что будет похоже. Если совсем не получится, то у меня хватит сил сделать так, чтобы этого никто не увидел (смеется).

-- Ну и скажите, наконец, когда же мы увидим «Трудно быть богом» (2007)?

-- С «Трудно быть Богом» все нормально. Алексей Герман еще не смонтировал, но уже собрал кино, показал самым близким друзьям. Я и сейчас уже могу сказать, что это потрясающе интересно, это, конечно, сразу войдет в хрестоматию и всемирную историю кино. Безусловно – и по способу, как это сделано, как увидено. Я думаю, что, несмотря на иронию со стороны многих людей, ожидания будут оправданы.

-- Вы этим 15-килограммовым костюмом не нажили себе травм?

-- Нет, у меня все травмы от глупости, не от работы. Сломанная рука, переломанный нос. Это все драки, катание на снегоходе. «Трудно быть Богом» – это только опыт приобретенный, и невероятно натренированное терпение.

-- А помните советско-немецкий фильм «Трудно быть Богом»?

-- Я туда даже пробовался, но сейчас уже даже не помню, на кого. Но это ужасный фильм! Очень дешевая, я бы даже сказал, вонючая сказка, никакого отношения не имеющая ни к Стругацким, ни к тому, про что написана эта культовая, как сегодня говорят, книга. Это ведь философское, поэтическое, почти что хроникальное произведение, – таким его и делает Герман.

-- У Германа свое прочтение романа, верно?

-- Он немного изменил, но с согласия Стругацкого. Но изменения на таком уровне, как если бы книгу вслух читали вы, и если бы ее читал я. Вы прочтете по-своему, а я – по-своему. Вот и Герман прочел по-своему. Тут важна интонация – есть главное, есть второстепенное. Что ты выделишь, на чем сконцентрируешь внимание, то и будет в твоем случае главным.

 50

Комментарии

Пользователи еще не оставили комментариев.


Добавить комментарий
Аватар пользователя Гость
Войдите на сайт



Зарегистрируйтесь



Читайте также

показать еще


Ссылки по теме

18-й Открытый Российский кинофестиваль "Кинотавр" (Кинотавр-2007) "Тиски" в кинотеатрах "Буги на костях" в кинотеатрах Чего ждать от российского кинематографа в 2007 году (Лариса Юсипова, "Время новостей") Внеконкурсные программы "Кинотавра" Кто лучше всех танцует твист и рок-н-ролл... (Андрей Захарьев) Простые вещи (Сергей Сычев)
Марк Рудинштейн: "Рынок еще не поделен, и все его рвут на себя" (Алекс Алехин, "Эксперт") Сергей Лаврентьев: "Фестивальные фильмы могут приносить дивиденды" (Сергей Сычев) Очень честные сказки (Андрей Захарьев) Усвоенные иллюзии (Сергей Сычев) Марина Разбежкина: "Мне говорят -- это так сложно, артхаус..." (Ольга Шервуд) Глянцевое лето "Централ Партнершип" (Сергей Сычев) "Мы превращаемся в винтики" (Сергей Сычев) Сельянов продолжает ставить на дебютантов "Диспетчер" Александра Миндадзе превращается в "Отрыв" Валерию Тодоровскому захотелось драйва Первые участники фестиваля "Кинотавр" "Простые вещи" прямо с "Кинотавра" отправятся в Карловы Вары "Тиски" Валерия Тодоровского готовы к "Кинотавру" Валерий Тодоровский: из "Тисков" в "Буги" "Глянец" Кончаловского откроет "Кинотавр" Названы члены жюри фестиваля "Кинотавр" Все участники конкурсной программы фестиваля "Кинотавр" "Два в одном" -- первый фильм конкурса "Кинотавра" Больше всех на открытии "Кинотавра" аплодировали Иосифу Кобзону
показать еще

 
 
Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть