Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

Интервью с Хьюго Уивингом и Эмили Блант к «Человеку-волку»

Хьюго Уивинг и Эмили Блант, сыгравшие в хорроре «Человек-волк», рассказали о своем отношении к монстрам.

На мировую премьеру фильма «Человек-волк» приехали Хьюго Уивинг, сыгравший лондонского детектива-рационалиста, приехавшего в глухую деревушку расследовать зверские убийства, и Эмили Блант, которая сыграла девушку, которая готова на многое пойти ради того, чтобы спасти монстра. В интервью Уивинг признался, что не любит компьютерные спецэффекты, но любит Чехова, а Эмили Блант заявила, что хочет быть волосатой амфибией и любит импрессионистов.

Интервью с Эмили Блант

- Вы бы смогли поцеловать монстра? Ну, как принцесса целует лягушку…

- Ну, это было бы довольно противно. Клыки, знаете ли… там в этих зубах много всего должно быть: человеческая плоть, вонючее дыхание, кровь, слюна, шерсть… Это было бы неприятно. Разве что я бы его по-настоящему любила…

- А почему так мало женских фильмов про монстров? Почему все монстры всегда мужчины?

- Ну не знаю. Голливуд все еще управляется мужчинами, мужчины любят, чтобы женщины выглядели красиво. И не слишком волосатыми. А мне нравится волосатость. Так что я все это еще поменяю. Я хочу быть самым отвратительным волосатым монстром в Голливуде.

- А если бы вы были монстром, то каким?

- Я хотела бы менять форму. Мне хотелось бы быть чем-то вроде амфибии, но при этом очень волосатой.

- Вы смотрите фильмы со своим участием? Что вы об этом думаете?

- Я не пересматриваю. Я стараюсь смотреть все по разу, это полезно, видно, что работает, а что не очень работает на экране. Но я всегда жалею, что что-то не получилось. Чаще всего бывает так: я застреваю в пробке и меня озаряет – черт, вот это не получилось, и вообще ничего не получилось.

- Действие фильма происходит в 19-м веке. Как вы думаете, это вас сильно изменяет? Вы начинаете думать, как женщина викторианской эпохи?

- Я довольно серьезно исследовала этот период, я же играла недавно королеву Викторию. Я очень люблю этот период. Серьезное чтение помогает войти в роль, равно как, впрочем, и правильные декорации, и бутафория, и костюмы.

- Вас можно уже назвать настоящим экспертом по этому времени. Лично для вас, что в викторианской Англии самое ужасное и самое прекрасное? Приходилось ли вам думать «Как жаль, что я не родилась тогда»?

- Я думаю, что худшее в то время – загрязнение воздуха, болезни, антисанитария. А с другой стороны, это было удивительное время. Самым прекрасным там был принц Альберт. Архитектор социальных реформ, покровитель искусств и и наук, он, в некотором смысле, создал викториану. Это было революционное время – люди начали наслаждаться индивидуальностью, столько нового искусства, импрессионисты появились… Я большой фанат импрессионистов.

Интервью с Хьюго Уивингом

- У нас сейчас так развиты компьютерные спецэффекты и 3D, а тут на экраны выходит кино с таким очень старомодным подходом: картонный замок, мохнатый грим. Очень физическое кино. Чему легче верить, по-вашему, картону и ячьей шерсти или 3D эффектам?

- Я не очень-то люблю CGI. Я всегда вижу компьютерную работу. С другой стороны, вспомните Горлума во Властелине Колец. Это же была поразительная работа, она подчеркивала человечность персонажа. Когда спецэффекты могут подчеркнуть, усилить человечность, это фантастический инструмент. Но слишком часто CGI не делает ничего для того, чтобы напомнить, что мы все люди. Так что мне больше нравится, когда я вижу людей на экране.

- А как вы думаете, актеру легче в многослойном гриме среди фанерных декораций или сниматься для 3D с синим экраном?

- Ну, я не то, чтобы много снимался перед зеленым экраном, но конечно с настоящими предметами работать гораздо проще. Я предпочитаю работать на натуре, или в декорациях, чтобы был замок, или комната. Играть перед зеленым экраном – это совсем уже похоже на техническое упражнение. Нужно слишком сильно подавлять собственное неверие. Но даже в «Матрице» мы работали в основном в декорациях, мир казался вполне реальным.

- Если бы вашему персонажу не нужно было охотиться на оборотня, а он бы встретился с ним в суде, кем бы вам было интереснее быть – адвокатом или обвинителем?

- Я думаю, что я бы с большим удовольствием защищал его в суде. Тут бы разговор шел о человеческой природе, о том, что мы не так уж далеко ушли от зверей, что мы от них отличаемся, конечно, но мы все еще животные по природе. И я думаю, слишком часто мы об этом забываем, ставим себя гораздо выше остальных животных.

- Что больше всего понравилось во время съемок?

- Я наслаждался общением со всей труппой, в целом. Ну еще было несколько классических, практически клишированных моментов, которые мне очень нравились. Рационалист, лондонский детектив, приезжает в деревню, приходит в паб, и он полон суеверных людей, которые все верят в оборотня. Это классика хоррора, я обожаю эту сцену, это нечто, что мы уже знаем, мы это уже видели. Мне очень нравилось заново интерпретировать такую вот классику.

- Вы в Москве несколько дольше ваших коллег и успели даже пойти в МХАТ на «Чайку». Вы так любите Чехова?

- Чехов – мой любимый писатель, «Дядя Ваня» и «Чайка» – любимые пьесы. У него же ничего особенного не происходит, у Чехова, но все очень живые, это все про жизнь. Я специально пошел в Московский художественный театр посмотреть «Чайку», я раньше уже смотрел Чехова по-русски, какой-то театр приезжал в Сидней на гастроли, но все равно это было потрясающе интересно. Русские совсем по-другому справляются со своими чувствами. У нас есть вполне определенный англосаксонский способ испытывать эмоции, он сильно отличается от русского.

Комментарии  110

Читайте также

показать еще



Главное

 

Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть