Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

«Хэппи-энд» по сюжету – несерьезная версия «Адаптации», нашумевшей и оскароносной. Но цель у него другая – не мысленная, а чувственная. Долго раздумывать после фильма даже не предполагалось. Зато долго раздумывать, стоит ли посмотреть, будет лишь последний зануда. Прочим, кто не живет по принципу «нет в жизни счастья» и благодарен каждой маленькой радости, можно сразу довольно хмыкнуть в предвкушении этой романтической комедии.

Кадр из фильма

Кадр из фильма

Прелестной французской девице в Нью-Йорке (американский дебют Одри Тоту) негде спать и нечего есть. Но она приехала стать звездой и спокойно худеет и спит на лавочках, пока не находит в помойке метлу и не устраивается дворничихой в первое же попавшееся кафе. Заодно и ночлег устраивает в недальнем садике перед чьим-то коттеджем. А коттеджем владеет непрелестный американец (Джастин Теру – «Малхолланд Драйв»), который все время спит и жрет «Виагру» тоннами. Он давно уже стал известным сценаристом, но жить и работать ему не хочется и не можется. Однажды он подглядел, как француженка ночью писает в его садике, потом – как она поутру моется его шлангом. Счел ее уличной проституткой и попытался выгнать. Она рухнула в голодный обморок…

-- Мама, мамочка!!!
-- Не совсем.

Кадр из фильма

Кадр из фильма

Догадываться в сюжете не о чем – он простой. Старый французский фарс в современной Америке. Но, задумывая его, Амос Коллек стремился к состоянию хэппи-энда в каждый данный момент, во всем. И ему это во многом удалось, так же как раньше, в «Сью», удавалось состояние депрессии. «Хэппи-энд» – бесконечный набор связанных старым фарсом самодостаточных анекдотических ситуаций по любому жизненному поводу. Поскольку же Коллек пристрастен к женщинам и многие свои фильмы назвал женскими именами («Фиона», «Анджела», «Бриджет», «Влюбленная Куини»), для постоянного поддержания хэппи-энда в ход идет весь набор женских штучек, от шпилек и лифчиков до полной незакомплексованности.

Кадр из фильма

Кадр из фильма

Одри Тоту изображает льва в джунглях, Квазимодо с горбом, лесбиянку, фехтует, моет чужие туалеты, представляется «Гретой Гарбовски». Но тип «Амели в Нью-Йорке» ей понятен, поэтому все очень органично. Другие девицы по ходу не уступают. Эдна, агент сценариста (Дженнифер Тилли), в два штриха – голливудская стерва и сексуально голодная вечная одиночка. Беатрикс, бывшая жена сценариста (Кэти Кертен) – стерва по определению, полная идиотка, роскошная баба, вечное сексуальное животное. Честно сказать, ее роль мне больше всего понравилась. Ну, а Спэркл, подружка француженки с гангстерским прошлым и поэтическим настоящим (Дженна Ламия), шизофреничка и лесбиянка – почти трагическая фигура.

Кадр из фильма

Кадр из фильма

В ситуации «восемь девок, один я» мужик – жертва, поэтому над сценаристом и еще парой придурков типа старого режиссера хихикается меньше. Однако и здесь Коллек точно прошелся по Голливуду. Когда Джастин Теру сочиняет сценарий – ну, есть, в общем, над чем поржать. Кстати, многие диалоги хотелось бы запомнить. Коллек ничуть не стесняется еврейского остроумия:
-- Официантки нужны? Чтобы раньше всех приходить, позже всех уходить, мыть полы, посуду, сортир, подносить еду, но никакого минета?
-- У нас кризисная ситуация, мы сейчас сокращаемся.
-- Ну, хорошо, один минет в неделю, с презервативом и без эмоций.

Кадр из фильма

Кадр из фильма

Помимо сравнения с «Адаптацией» Коллека можно назвать несолидным Вуди Алленом. Он тоже чувствует Нью-Йорк как целое, как кино, и прощает нью-йоркцам все маленькие слабости, прекрасно ему известные. Несолидность – что он все равно приехал в Америку из Израиля и потому чуть более оптимистичен, чем первопоселенцы. На финал «Хэппи-энда» ему не хватило железной решимости. Например, чтобы кончилось все плохо-плохо, а все равно было бы смешно. Мы бы поняли, и по эмоциям было бы гармоничней. Но оно так всегда бывает: вот «Адаптация» ориентировалась на смысл и превратилась в интеллектуальную кашу, а у «Хэппи-энда» смысл много стройнее, поскольку он ориентировался на чувства, но светлого чувства радости ему тоже хватило на хронометраж, не дальше. Радость маленькая, всего 91 минута.

Комментарии  102


Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть