Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

Три вещи, которые по-настоящему хороши в «Цене страха» - ядерный взрыв, Морган Фримен и то, что «Ист-Вест» дублировал картину полностью, не позволив чаранам хиндсам и ливам шрайберам произносить «карашо», чтобы при этом их принимали за русских. Все остальное в четвертой экранизации бестселлера Тома Клэнси в принципе хуже трех предыдущих («Охота за »Красным Октябрем«, »Игры патриотов«, »Прямая и явная угроза«).
Фильм снимался в Канаде, поэтому, например, наш, российский президент принимает директора ЦРУ с командой в каком-то готическом зале, будучи наедине с фотографом, который в этот момент делает президенту фотографии на паспорт. Мало того, наш президент, сидя перед доисторической камерой на треноге, еще и хамит стоящему перед ним навытяжку директору ЦРУ. Все кремлевские кабинеты, не говоря уж о некремлевских, погружены у нас, как водится, во мрак. Света у нас нет со времен »Кровавой императрицы« фон Штернберга 1933 года. Клюквы много, но утешает, что, если »Цену страха« посмотрят евреи и арабы, вид Хайфы и египетских песков их тоже не порадует. К тому же понятно, что жанр политического триллера, тем паче с гипотетической ситуацией Третьей мировой войны, заведомо ориентирован не на реальность, а на триллерность, то есть чтобы смотреть было интересно, совершенно неважно на что.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Цена страха"

Это Клэнси с продажами 6 миллионов экземпляров бестселлера, безусловно, удается. Смотреть интересно из-за своеобразных принципов сюжетосложения даже на белогорячечные политические разборки. В предисловии израильтяне тридцать лет назад роняют бомбу в Египте, и она теряется. В наши дни сразу после титров президент Америки со всем своим кабинетом проходит в бункере учебную тревогу на случай атомной войны. Тем временем бомбу откапывает пара нищих дехкан и кому-то по дешевке продает. Бен Аффлек среди коллег смотрит по телевизору на старого пьяного русского президента и комментирует. Вне телевизора старая пьянь падает и умирает, Аффлек с утра занимается любовью с девушкой. Таинственный Алан Бейтс получает таинственный е-mail. Это первое предъявление действующих лиц в разрозненных любовно-профессионально-политических событиях, пока ничем не связанных между собой. Возникает масса вопросов. На следующей »ступени« из фрагментов всех уровней жизни сложится широкомасштабное полотно.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Цена страха"

Аффлек окажется в ЦРУ под началом Фримена, которого их президент пошлет на инспекцию в Арзамас-16, а заодно знакомиться с новым нашим президентом (типа Путиным), который совсем не владеет ситуацией, зато ею владеют злобные вояки, один из которых (типа голодный Жирик) - член террористической организации, возглавляемой миллиардером Аланом Бейтсом (типа европейский Бен Ладен). Но разрозненные события пока еще не сложились в одну большую интригу, что случится на третьей »ступени«, хотя вопросы останутся. Только, с одной стороны, сузится их круг, а, с другой стороны, ряд полученных ответов породит новые вопросы, когда отвалятся старые. В целом сюжет напоминает топливный отсек космической ракеты, многоступенчатый при многосоставности каждой ступени. Они последовательно отваливаются, пока ракета не долетит до своей цели. Цель очевидна: как довести весь мир до начала войны, но так и не заступить (мир, как всегда, спасает тихий американец). Однако благодаря упомянутому расположению сюжетного »топлива« выйти во время просмотра покурить и пропустить отвал хоть одного »сопла« не выходит. Потом будешь долго дергать соседей на предмет, »что тут произошло«, а соседи, чтобы не отрываться, просто тебя пошлют. Вряд ли во всем этом такой уж интерес, но Клэнси играет на том, что никто на свете не любит хоть чего-то не понимать.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Цена страха"

Правда, местами зашкаливает его собственное »понятие«. К примеру, продюсеру Клэнси и его сценаристам надо, чтобы тихий американец Аффлек напрямую поговорил с русским президентом. Имея в распоряжении пару секунд до войны на то, чтобы сообщить американскому кабинету решающие факты, способные остановить ее, он, услышав в трубке голос своего недоброжелателя, вместо того чтобы выпалить эти самые факты, начинает мямлить что-то лирико-романтическое. Мол, »русские не виноваты«. Кто тебе поверит, Аффлек, ты кто вообще? Недоброжелатель бросает трубку, и тихому американцу остается только звонить в Россию. Но прежде он все же не производил впечатления дауна. Белогорячечность угрожающе разрастается ближе к финалу и переносима только за счет быстродействия, хотя во время муторно-благостного хэппи-энда раздражает уже совсем.
Но тут тоже есть несколько утешений. У Моргана Фримена в длинном черном плаще чертовски тонкая талия. Неплоха реплика Джеймса Кромвеля: »Я с детства мечтал стать президентом Америки. Господи, зачем я это делал?«. Наш новый президент до смешного похож на министра печати Лесина. А вдруг верное предсказание? Несколько предсказаний вообще попадают в точку. Взрыв в Балтиморе снят похоже на взрыв, то есть за хорошие деньги (бюджет фильма 68 млн долларов). В самом конце эффектен помощник Грушков в исполнении Майкла Бирна. Постановщик Фил Олден Робинсон работает ритмично и не теряет нить. Как продукт »на любителя« мужского пола - пожевать кукурузу ведрами (124 минуты хронометража), постебаться над клюквой и подивиться, насколько американцы совсем ни про кого, кроме себя, любимых, ни черта не соображают - »Цена страха" вполне проходит естественный отбор.

Комментарии  123



Главное

 

Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть