Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

Рецензия на фильм «Мэри и Макс»

Выходит «Мэри и Макс» Адама Эллиота – анимационная трагикомедия про дружбу австралийской девочки и нью-йоркского еврея.

Два одиночества, встреча которых в реальной жизни невозможна, начинают дружить по переписке. Восьмилетняя девочка из Австралии с мультяшным именем Мэри Дэйзи Динкл, с глазами «оттенка грязной лужи» и родимым пятном «цвета какашки» ровно в том месте, где должен открываться третий глаз. И «пахнущий солодкой и старыми книгами» Марк Джерри Горовиц – одинокий 44-летний еврей-атеист из Нью-Йорка, чей круг общения исчерпывается телевизором, личным психоаналитиком, Обществом Анонимных Обжор и болеющей аквариумной рыбкой.

Поводом для переписки стал озадачивший девочку вопрос, откуда в Америке берутся дети. Логика простая: если в Австралии, как утверждает мама, основательно подсевшая на шерри-бренди, детей находят на дне пивных кружек, то в Америке их должны выуживать из банок с колой. Выбранный наугад из телефонной книги Нью-Йорка, заполненной разными смешными именами, мистер Горовиц, почуяв на противоположной стороне планеты родственную душу, ответил, откуда берутся дети в США, подробно и серьезно. Получилась шутка, такая богохульная и удачная, что мы ее здесь приводить не будем – в фильме их будет еще много. Помимо наивного и честного взгляда на мир двух разных корреспондентов, как выяснилось, роднит страстное увлечение шоколадными батончиками, мультсериал про существ, живущих в чайнике и полнейшая социальная дисфункция. У Горовица, конечно, выраженная более драматично – с прогрессирующим ожирением, странными ритуалами, паническими атаками и гротескными сведениями счетов с жизнью.

Собственно, большая часть «Мэри и Макса» представляет собой цитаты из переписки двух этих персонажей, начитанные закадровыми голосами, умело и смешно разыгранные куклами и расположенные в хронологической последовательности: первые письма датируются серединой 70-х, последние – началом 90-х. По форме – это в чистом виде эпистолярный опус: случай в кино вообще довольно редкий, а уж в виде эпистолярной кукольной анимации – и вовсе экзотический. В плане содержания найти аналоги оказалось проще. Точно такое же флегматичное препарирование одиночеств, приправленное умным суицидальным юмором и хорошим литературным языком, совсем недавно демонстрировали те же австралийцы в «9,99», тоже кукольной трагикомедии для взрослых: наверное, таким образом дает о себе знать в Австралии проблема детей, самозародившихся в пивной посуде. Фильмы и впрямь очень похожи, но если «9,99» довольно легко конвертируется в злую интеллигентную комедию с Кевином Спейси и Мирой Сорвино, то подыскать адекватных кандидатов на роль девочки-дисфункции и растолстевшего на шоколадных батончиках еврея-атеиста, довольно сложно. Кристина Риччи? Дастин Хоффман? Почему бы и нет. В профессиональном плане роли, которые им приходится играть последние лет десять, выглядят намного хуже.

Впрочем, и голос Филиппа Сеймура Хоффмана вписался в этот фильм отлично: озвучивать психический Синдром Аспергера, которым болеет несчастный Горовиц, после Синдрома Котара, которым страдал в Нью-Йорке главный герой «Синекдохи», было уже не так сложно. И вот вам парадокс живого в сравнении с неживым: и там и здесь герои, отшутив свое, отдают концы. Но кукле сострадаешь почему-то больше.

Комментарии  114



Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть