Наверх
Люди Икс: Тёмный Феникс Рокетмен Люди в черном: Интернэшнл История игрушек 4 Дитя робота Детские игры План побега 3 Проклятие Аннабель 3 Проклятие плачущей Дылда

Пять неубедительных оправданий страсти Фонда Кино к деньгам

Вне зависимости от политических пристрастий на стороне нашего государства выступать сегодня довольно сложно – сколько ни радуйся российским военным достижениям, значению страны на мировой арене и декларации грядущих свершений, окружающая реальность опускает с небес на землю. Россию не назовешь социально-ориентированным государством, сложно назвать нашу родину правовой и справедливой страной, разговоры о коррупции и недоверии чиновникам и вовсе не хочется начинать в преддверии очередной волны акций, дабы не быть обвиненным в незаконной агитации. Но, увы, и не замечать общую неустойчивость механизмов регулирования на всех уровнях системы невозможно – даже закрывшись в раковины изобразительного искусства, музыки и кино, мы все равно регулярно слышим постукивания в двери со стороны заинтересованного государства: «Как вы там? Не слишком ли хорошо вам живется? Не пора ли вас пустить под нож?» Недавно мы уже поднимали тему столкновения кино (на всех уровнях его производства и демонстрации зрителям) и чиновничества и пришли к выводам, что две стороны друг друга просто не слышат и не понимают. Недавно этому появилось новое подтверждение – Министерство культуры выступило с законодательной инициативой ввести в стране драконовские поборы за право проката, «плату за вход» решено увеличить сразу в полторы тысячи раз, с 3,5 тысячи рублей до пяти миллионов. Разумеется, украшен этот «подарок» самыми красочными лентами объяснений: от этого, мол, выиграет и отечественный производитель, ведь деньги будут направлены на новые российские фильмы, и зритель, которого избавят от необходимости ходить на некачественные западные картины, и даже прокатчики, которые наконец-то станут социально ответственной частью индустрии, несущей в народ разумное, доброе, вечное. Я сегодня попробую взять на себя обязанности «адвоката дьявола» и попытаюсь оправдать столь неприлично волчьи аппетиты Минкульта и Фонда кино. Может быть, они и вправду желают нам добра? Чтобы понять все верно, посмотрим на те аргументы, что выдвигают авторы инициативы.

5. Эти деньги спасут российский кинематограф

Комментируя предстоящие одиозные изменения, авторы идеи оперируют тремя главными доводами в пользу нового побора, и именно от них я предлагаю отталкиваться. Разумеется, во главу угла ставится пресловутая забота об отечественном производителе – мы же теперь импортозамещаемся по всем фронтам, получается плохо, денег это отнимает много, народу российские суррогаты не слишком нравятся, но деваться некуда, враг у ворот. При этом всем очевидно, что полное вытеснение Голливуда из наших кинотеатров невозможно в принципе, мы несколько лет тяжело и безуспешно бьемся за то, чтобы процент сборов отечественного кино по итогам года поднять до 20% от общей кассы, что уж говорить про 90, 75 или хотя бы 50 процентов. К счастью, до Минкульта, кажется, дошло, что исключительно запретами и квотами подъема интереса к российским фильмам не добьешься, их банально не хватает, а потому все усилия нужно направить на производство. Все вроде бы правильно, если бы не одно «но», о котором чиновники часто забывают, – кино снимается не за пару месяцев, а долго, порой очень долго, особенно в современных наших условиях, когда зачастую годами копаться в долгострое, получая дотации государства, выгоднее, чем быстро снять фильм и пустить его в прокат.

Бокс-офис России (уикенд №23 1.06.17 - 4.06.17)

Бокс-офис России (уикенд №23 1.06.17 - 4.06.17)

Как изменит сложившуюся картину индустрии введение гигантских пошлин? А никак, кино от этого скорее сниматься не будет. Достаточно посмотреть на то, что студии-мейджоры и независимые игроки представили на прошедшем недавно питчинге Фонда кино: на государственную поддержку в большинстве своем рассчитывают ленты, чья премьера запланирована на 2019, 2020 и даже 2021 годы. За бюджетом к фонду обращаются на этапе идеи, концептов и эскизов, причем фонд и министерство уже продемонстрировали свой экспертный уровень – далеко не каждый поддержанный чиновниками проект оказался прибыльным или критически успешным. Однако сейчас прокатчикам предлагают «скинуться» на то, что увидит свет через много месяцев, но при этом нет никаких гарантий, что за вложенные средства нам всем не будет стыдно. В этом государство похоже на нерадивого отца семейства, который выгребает из семейного бюджета последние оборотные средства и покупает на них лотерейные билеты, розыгрыш которых состоится через три года. Никто не спорит, вложение денег в культуру – обязанность любого государства, однако пока это государство не продемонстрировало умение деньги зарабатывать и рационально распределять, но нацелилось на тех, кто худо-бедно с такими бизнес-задачами справляется.

4. Высокий порог защитит кинотеатры от низкокачественных релизов

Вторым зайцем, которого своим выстрелом якобы убивает законопроект, нацеленный на доминирование российского кино в отечественном прокате, должны стать те зарубежные картины, которые в наших кинотеатрах выступили откровенно слабо. Внушительная сумма, выкладываемая за прокатное удостоверение, по сути, оградит любых экспериментаторов и энтузиастов, решивших прокатывать кино, не входящее в число заведомых кассовых хитов. Что ж, чем обернется такой удар по прокату, легко понять, опираясь на цифры прошлого года. Вот простые исходные данные: некий независимый прокатчик приобретает права на картину, вкладывается в локализацию, рекламу и промоматериалы, отдает половину кассы кинотеатру, да еще и смеет думать о собственной выгоде – получается, что для самых жиденьких сливок, при условии побора в 5 миллионов рублей за удостоверение, фильм должен собрать в кинотеатрах не меньше 15 миллионов рублей. Смотрим, сколько фильмов в 2016 году не смогли перешагнуть эту границу – из 354 зарубежных релизов планку в 15 миллионов кассовых сборов не смогли преодолеть 212 лент. Это 60 процентов. С учетом вполне понятной боязни или даже невозможности взять и достать из кармана 5 миллионов за прокатное удостоверение фильма, который может сделать прокатчика банкротом, этот процент можно смело поднимать до 70-75.

Премьера фильма «Поез в Пусан» в киноцентре «Октябрь»

Премьера фильма «Поез в Пусан» в киноцентре «Октябрь»

Представляете, трех четвертей вышедших в прошлом году фильмов мы могли не увидеть, потому что кому-то показалось, что они «засоряют» кинозалы. И это, между прочим, не обязательно «мусор», в число «лузеров» входят номинированные на «Оскар» «Кэрол» и «Бруклин», блистательный «Капитан Фантастик» и жанрово свежий «Поезд в Пусан», здесь же «барахтаются» практически все каннские, берлинские и венецианские триумфаторы, европейское кино, включая близкие нам французские комедии, все азиатское кино и ленты, отмеченные в Торонто и Сандэнсе. Да, скорее всего, сегодня отечественный кинематограф не получает с этой массы скромных релизов ничего, из текущей пошлины в 3500 рублей вряд ли хоть что-то перепадает снимающей братии, но и уничтожение такого пласта не приведет ни к чему хорошему – освободившееся место, даже если его заполнить российскими проектами, не привлечет нового зрителя. Скорее наоборот, но к этому мы вернемся позже, а пока поговорим о тех, кто заветные 15 миллионов перешагнул-таки…

3. Голливудские блокбастеры должны делиться прибылями.

Третий аргумент и самый лакомый кусочек прячется даже не в пяти миллионах за прокатное удостоверение, а в том, что государство наше не очень любит чужой успех, особенно, если с него ему ничего не перепадает. Поэтому в дополнение к заметно выросшей пошлине Фонд Кино и минкульт нацелились на часть прибыли, которую получают прокатчики тех картин, что перешагивают в российских кинотеатрах кассовый порог в 200-300 миллионов рублей. Вроде бы выглядит все весьма патриотично, буржуины, наживающиеся на нашем зрителе, должны делиться, так, мол, делается в любимых нашими чиновниками Франции и Китае. Все верно, зарубежные релизы «отстегивают» там крупные суммы от прибыли, но этот оброк является лишь частью четко выстроенной системы, длительное время выстраивавшейся, вычисляемой с точностью до копейки, прозрачной и внимательно контролируемой. В России же, как повелось испокон веков, нет никакого экономического обоснования размерам, границам и лимитам намеченному «сравнительно честному отъему денежных средств». Даже сами законодатели еще не решили, начиная с какой ступени пора прокатчика обезжиривать – разные источники указывают 200 и 300 миллионов кассовых сборов. Не определились «выгодоприобретатели» и с аппетитами – отнимать планируется не то 2, не то 3 процента, то ли от всей кассы, то ли только от той, что «зашкалила». Снова обратимся к цифрам. В 2016 году 57 зарубежных картин перешагнули рубеж в 200 миллионов рублей сборов и 34, соответственно, 300 миллионов. Но даже этих «дойных коров» хватит, чтобы подкрепить кое-какие скромные запросы – так «Зверополис» сверх «простительных» 300 миллионов взял еще два миллиарда рублей, а два процента от этих барышей – уже 40 миллионов в копилочку Фонда Кино. Неплохая прибавка к гособеспечению.

Кейс Аффлек («Оскар» в номинации «Лучшая мужская роль» в фильме "Манчестер у моря"

Кейс Аффлек («Оскар» в номинации «Лучшая мужская роль» в фильме "Манчестер у моря"

Впрочем, с точки зрения прокатчиков, история не выглядит «легкой прогулкой». Не стоит забывать, что кроме «Пиратов Карибского моря», «Форсажа» и «Трансформеров» в пакете у каждого мейджора имеются и проекты послабее, как то взрослые комедии, хорроры и даже независимое кино. Вспомните, один из главных претендентов на «Оскар», драма «Манчестер у моря», лежал себе тихонечко в пакете у Universal и мог остаться там, так и не получив проката в России, проигнорируй его Американская киноакадемия. Кино вышло у нас только потому, что оно почти ничего не стоило – рекламировать его было глупо, большого числа копий не требовалось, плати 3500 в кассу и расписывай по смелым кинозалам. Как только за подобную блажь нужно будет заплатить пять миллионов, желающих просвещать российского зрителя поубавится. Даже если права на картину будут принадлежать мировому киномонстру, отдавать за прокат такие деньги дураков не найдется. Здесь же стоит отметить, что взятые с потолка требования к пошлине и передаче Фонду кино части прибыли явно не добавляют игрокам уверенности – сегодня вы требуете одно, а завтра захотите другого. Сейчас все просто поприжмут ушки и будут ожидать худшего. А пострадает зритель…

2. Все на благо зрителя.

Комментаторы со стороны Минкульта и фонда как-то в своих речах совсем забыли об интересах зрителей, а вот мы помним и должны сказать, что результаты реформы в том виде, что предлагается сейчас, это настоящая катастрофа. Российский прокат и без того насыщенным не назовешь, а с введением драконовского побора на прокат в кинотеатрах будет царить полнейший швах. Вместо сегодняшнего разнообразия в 7-10 картин даже в небольшом многозальном кинотеатре у нас будет два-три фильма, билеты на которые не замедлят вырасти в цене, кинотеатрам же нужно будет как-то поддерживать сваливающиеся после очередной государственной заботы штаны. Число зрителей пойдет вниз, коллапс индустрии проката наступит очень скоро. Зато расцветет пышным цветом пиратство – в стране выросло поколение, которое с удовольствием ходило в кино на ужастики, подростковые и взрослые комедии, на девичьи ромкомы и бюджетную фантастику. Минкульт и Фонд кино фактически запретительным законом выведут все эти жанры из кинотеатров в Интернет. Конечно, в какой-то мере это может помочь онлайн-кинотеатрам, все-таки Россия не без честных зрителей, но скорее от наплыва посетителей начнут пухнуть треккеры, каталоги ссылок и файлообменники. Зритель себе кино найдет, но вместо еженедельного вклада в индустрию проката по 200-300 рублей будет смотреть то, что ему любо, бесплатно с корявым переводом и рекламой «Джойки Зины», каждый раз поминая любимых чиновников крепким словцом.

Государство вообще в вопросах воспитания и цензуры взяло на себя слишком много, к необыкновенно глупой системе возрастных ограничений добавляются чьи-то личные «хотелки» – то в детском фильме слишком много «голубого», то в исторической экранизации недостаточно «святости». Зрителю, даже тому, кто много умнее и образованнее депутатов и культурологов на зарплате, не дают делать собственный осознанный выбор, не позволяют смотреть то кино и в том виде, в каком хочет он и авторы фильма. С введением новых правил получения прокатного удостоверения мы получим еще один цензурный порог, горизонт выбора уменьшится еще больше, а вместо удовольствия поход в кино будет редким старомодным видом досуга – фильмов-событий-то у нас в году больше трех-пяти никак не наберется. И забудьте о том, чем живет мировое искусство, все это просто не доберется до наших кинотеатров, как исчезло некоторое время назад с экранов телевизора. Государство не заинтересовано в развитии культурного общества, а для недоучек и оболтусов хватит двух блокбастеров из Голливуда и бестолкового патриотического фильма про войну на 9 Мая.

1. Деньги всему голова.

Как видите, оправдать инициативы государства на фронте борьбы, а иначе и не назовешь, с кинопрокатом у меня не получилось – за что ни возьмись, везде видны одни только минусы, которые невозможно покрыть в перспективе никакими сиюминутными локальными победами. Так неужели же в фонде и министерстве сидят настолько глупые люди, что не видят дальше собственного носа? Пожалуй, такой диагноз ставить не стоит, а вот задуматься о коррупционной составляющей данного законопроекта стоит. Мы подошли к наиболее любопытному пункту проекта закона – многократно упомянутые пять миллионов за прокатное удостоверение будут платить не только зарубежные картины, но и российские, с той лишь оговоркой, что отечественным лентам вклад когда-нибудь, возможно, частично будет возвращен. Естественно, никакого механизма такого «бутерброда» не прописано – вопрос компенсации будет решаться пыльными пиджаками в высоких кабинетах. Представляете, какой это простор для мздоимства? Чиновник будет со спокойной душой говорить, как герой знаменитой советской комедии: «Мы тебе вернем… Половину… Потом… Если захочешь…» А на деле будет происходить кулуарный торг – мы тебе компенсируем твои пять миллионов, но два ты нам потом занеси, а то в следующий раз останешься ни с чем… Что-то подсказывает, что именно так и будет.

Андрей Звягинцев на 67-м Каннском кинофестивале

Андрей Звягинцев на 67-м Каннском кинофестивале

Вообще, проблема любых телодвижений нашего киношного руководства и людей, руководящих денежными потоками, кроется именно в том, что во главу угла ставятся деньги. Да, разумеется, мы живем в эпоху зубастого капитализма, где все стоит каких-то средств, всем нужно платить за работу, а деньги являются универсальным мерилом. Но попробуйте измерить искусство в деньгах. Выберите с помощью долларов лучший фильм Андрея Звягинцева. Обоснуйте купюрами превосходство проекта одной студии над фильмом другой. Вы упретесь в необходимость других средств оценки, что неизменно повлечет размышление о том, верны ли были первоначальные выкладки финансистов. После обвинений Звягинцева в том, что его «Левиафан», частично профинансированный государством, это государство только опозорил, художник снял кино без участия российского Минкульта. И как-то справился. И награды получает, и в прокате имеет относительный успех. Так, может, не одни только миллионы должны быть в глазах законодателей? Сложно сдержаться, когда в голову пришла идея столь быстрой «стрижки овец», но обернется это не шерстью, а гибелью доверенного стада – уж больно неуместный топор вместо безопасной бритвы схватили российские цирюльники от культуры…

 
Оставайтесь с нами на связи и получайте свежие рецензии, подборки и новости о кино первыми!

Яндекс ДзенЯндекс Дзен | InstagramInstagram | TelegramTelegram | ТвиттерТвиттер


 88

Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть