Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

Рецензия на фильм «Экипаж»

Сентиментальная драма о борьбе с алкоголизмом, знаменующая возвращение Роберта Земекиса из многолетнего путешествия по лабиринтам motion capture

Будучи навеселе после неспокойной ночи, опытный пилот Уип Уитакер (Вашингтон) отправляется в очередной рейс. В процессе полета самолет начинает разваливаться, но благодаря уникальному трюку Уитакера все же успешно совершает аварийную посадку с минимальным количеством жертв. Казалось бы, героя впору носить на руках, но в его крови находят алкоголь, и дело передают в суд.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Экипаж"

Подтверждая свою репутацию одного из главных голливудских волшебников, Земекис выстраивает весь фильм вокруг почти мультипликационного эпизода. Огромный лайнер умеет летать вверх тормашками? После подобного анекдота о мелочах вроде пьяного в стельку летчика, прорвавшегося за штурвал сквозь обязательные медицинские тесты, как-то уже не задумываешься.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Экипаж"

Но оставим в покое абсурдную завязку. Срежиссирована она (как, впрочем, и вся картина) совершенно грандиозно и к тому же подобный случай, пусть и гораздо более трагичный, в истории гражданской авиации все-таки был. То, что автор «Назад в будущее» снимал кино не о самолетах, понятно и так. Сюрпризом оказывается скорее отсутствие в «Экипаже» судебной драмы. Витиеватые юридические термины здесь такая же декорация, как и летная форма. На самом деле авторы решили рассказать нам о роковой любви успешного немолодого мужчины и шкалика. Причем проблема даже не в том, что взрослый человек не может как следует просохнуть перед судьбоносными событиями, а в том, что он не способен себе в этом признаться.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Экипаж"

Вашингтон со всем свойственным ему академическим размахом блистательно играет человеческую трагедию в духе «Рестлера» или «Покидая Лас-Вегас». Вот только в отличие от пропойц-неудачников в исполнении Мики Рурка и Николаса Кейджа, его персонаж кажется слишком уж крутым. Если спиртное и наркотики не мешают выполнять фигуры высшего пилотажа на неповоротливых пассажирских громадинах и заваливать симпатичных стюардесс, то что, собственно говоря, в них такого плохого? Промучившись над этим вопросом почти до самого финала, сентименталист Земекис загадочно отвечает: семья – и предъявляет зрителю довольно противного сына и еще более противную бывшую жену, которые с отцом-алкоголиком не разговаривают. Верить в неотразимость такого аргумента или нет, каждый решит, что называется, в меру своей испорченности. Но на то, что режиссер и сам похоже не до конца определился, намекает потрясающая как с исполнительской, так и с познавательной точки зрения сцена, где нализавшегося в хлам Вашингтона за полчаса ставят на ноги с помощью кокаина. Хантер С. Томпсон бы плакал.

Комментарии  188

Читайте также

показать еще



Главное

 

Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть