Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

«Кориандр, милый кориандр, спаси Харона от беды», «Видишь, корица, что мы с тобой наделали, каких друзей нашли Джагджиту», «Красные перцы – да, вы опасны», «Специи, я с вами навсегда» – этот и подобный идиотизм в изобилии втиснут во вполне реальный сегодняшний Сан-Франциско между мостом Золотые ворота и кварталами «самимынеместных» в совершенно беспомощном индоголливудском кинопроизведении «Принцесса специй» /Mistress of Spices/ (2006). Самое парадоксальное, что в реальности красные перцы могут быть действительно опасны. Самое обидное, что за каждым поворотом кинопроизведения чувствуется вполне сносный, может быть, даже приличный роман некой Читры Банерджи Дивакаруни. Но такое впечатление, что его экранизировал слепоглухонемой, закончивший три класса церковно-приходской школы со справкой. То есть, читать не учили.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Принцесса специй"

Этот бесстыжий дебютант Пол Майеда Бергес, зацепившийся за юбку жены-соавтора Гуриндер Чадха («Играй, как Бекхем» /Bend It Like Beckham/ (2002), «Невеста и предрассудки» /Bride & Prejudice/ (2005)), еще смеет делать сравнения своей беспомощной поделки с забавным «Шоколадом» /Chocolat/ (2000) Лассе Хальстрема. Мол, там – про конфеты, тут – про приправы, все одно, а меня вылечат, и тебя вылечат. Но такое фуфло не лечится. Он приделал к приправам Айшварию Рай, как еще один перец, даже не въехав, что Хальстром ничего ни к чему не приделывал, а просто (в присутствии Жюльет Бинош, Джонни Деппа, Альфреда Молина) искал формальные приемы для современной сказки. Полное отсутствие каких-либо приемов в «Принцессе специй» взяло да и, наоборот, раздело бесспорную красавицу Айшварию. Не надо ей шоколада с корицей. На вопрос «что будем делать, писать или глазки строить» девушка, как оказалось, отвечает однозначно. А уж как на красношелковом фоне, усыпанном красными перцами, ее раздел партнер Дилан МакДермотт – будет писаться уже публика.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Принцесса специй"

Девушка Дивакаруни (если это девичья фамилия) на словах и, может быть, со вкусом, поведала о старой ведьме, учившей в далекой Индии ценной профессии для беспризорниц – смешиванию трав. Беспризорницы вырастали и сквозь мистический огонь проходили к месту работы – кто в Рим, кто в Париж, а кто и в Сан-Франциско. Там они тут же оказывались в преуспевающих магазинчиках по продаже индийских специй и налаживали торговлю еще больше, поскольку травяной сбор чувствовали волшебно: каждому – свое. «Дай передышку храброму, трусливому дай коня» – по песенному канону индийские иммигранты выживали в любом Майкопе, если нюхали лапки сушеных лягушат. Волшебство не кончалось, пока беспризорницы выдерживали три источника и три составные части траволечения: никогда не выходить из магазинчика, никогда не думать о себе в присутствии клиента, никогда ни к кому не прикасаться руками. Улетные, конечно, три источника, но, как все это работает, можно было снять смешно. Вы бы сами смешно это сняли.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Принцесса специй"

Что делает Майеда Бергес? Всю «общеобразовательную часть» он рассказывает так же последовательно-занудно, как и дальнейший дамский роман. Роман о сан-францисской продавщице, которая влюбилась в архитектора. Архитектор проезжал мимо, мотоцикл споткнулся, и он поцарапал руку. Тут-то Она и подумала о себе больше, чем о клиенте. Она ему специально какую-то гадость на царапины намазала. Тут-то Он к ней и прикоснулся, чтобы в конце концов Ей пришлось выйти из магазинчика. Ах, чем кончится, ах, чем кончится. Все каноны нарушены, специи взбунтовались, да еще и землетрясение… Но страсти взбурлят лишь в последние полчаса, поскольку весь первый час сказку нам выдавали за ползучее бытописательство. Реалистично по самое не могу. Это, видимо, «тайна индийской души». Айшвария Рай на полном серьезе хлопает огромными глазами, перемалывая куркуму, и «провидит», нюхнув корицы, как у одного постреляли всех родственников, а другого третируют в школе. Все «видения» – в том же регистре, что и дамский роман. Майеда Бергес на голубом глазу иллюстрирует Дивакаруни «пословесно». Ему бы по слогам до конца предложения дотянуть, а на то, что предложений много, и из них бывают абзацы, а из абзацев – главы, а из глав – целая структура, и все это автором как бы должно быть заранее переварено, ему в церковно-приходской школе даже не намекали.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Принцесса специй"

«Принцесса специй» понравится однозначно всем бывшим советским специалистам в Индии, до сих пор покупающим специи в индийских магазинах, одевающим сари на 7 ноября и семь дней в неделю потребляющим рис (шафрановый). Кроме того, это редкое удовольствие для фетишистов, любящих легкий пушок над идеально пухлой верхней губкой Айшварии Рай. Но, чем бы ни кончилось, интересно в финале только выйти и выяснить, что мы не в Индии, где нет не только чувства юмора, но и того самого чувства, чего у тебя нет.

Комментарии  60


Главное

 

Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть