Наверх
Фильмы 2018 Гоголь. Страшная месть Мамма Миа 2 Кристофер Робин Мег: Монстр глубины 22 мили Отель «Артемида» Шпион, который меня кинул Альфа Между рядами

Если у нас даже «Войну» Балабанова ругали за разжигание национальной розни, что ж теперь скажут про супербоевик Флорана-Эмилио Сири «Осиное гнездо»? После него каждый божий одуванчик способен здорово врезать любому албанскому террористу, встреченному на пути. Люди албанской национальности вышли в «Осином гнезде» страшней войны, чумы и привидений. Эти смуглые небритые брюнеты по ходу превращаются в уже абстрактное абсолютное зло, без лица и числа, что выглядит крайне неполиткорректно с голливудской точки зрения. Впрочем, у нас как раз ничего не скажут, поскольку фильм французский, а какая-то дохлая Франция нам совершенно до дверцы.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Осиное гнездо"

С другой стороны, более-менее голливудской, то есть подведомственной политкорректности, является только сюжетная схема, а именно попытка освобождения мафиозного босса группой его сообщников из охраняемого полицейского броневика, случайно заехавшего на ночной пригородный склад, где в это время орудовала банда мелких воришек. Это стандарт, конечно, но все остальное иначе. Первые полчаса не понимаешь ничего, потом вот какое-то время ждешь предсказуемых поворотов, а потом все акценты смещаются, и начинаешь нервничать. Постановщик - не только бывший клипмейкер, а хорошо образованный европеец, с налета называющий в интервью более тридцати имен классиков мирового кино, оказавших на фильм влияние. Работает не для того, чтобы каждой твари по паре, черные и белые, дети и родители, женщины-мужчины (да трансвеститов не забыть), вышло из зала подкормленными в своих функциях, а чтобы функции рассосались в европейскую, окультуренную, живую индивидуальность.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Осиное гнездо"

Сегодняшним французским кинозвездам Флоран-Эмилио Сири дал необычные для них роли, так что знакомые лица Паскаля Грегори (вохр, «Королева Марго»), Сами Насери (честный вор, «Такси», «Такси-2») и Бенуа Мажимеля (еще более честный вор, «Пианистка») тут же высвечивают мельчайшие детали, типа скрипочки вохра, которая нужна, чтобы успокаивать его разгавкавшуюся любимую собаку. В массе людей на экране виден каждый характер, и характеры на сегодня, как ни странно, вдруг вспомнили старую истину Л.Н.Толстого: «Мы виноваты перед нашими детьми только в одном - что совершали слишком мало подвигов». Они все вышли героические.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Осиное гнездо"

Но чтобы подвиг был настоящим, угроза тоже должна быть реальной, потому террористы в «Осином гнезде» и вынуждены иметь реальную национальную принадлежность. Видимо, как раз албанская мафия держит сегодня в Европе большую часть проституции и торговли людьми. Зато благодаря подобному обоснованию Флорану-Эмилио Сири становится можно все. Не только трюки-спецэффекты, компьютеры, ракеты, бульдозеры-машины-мотоциклы, приборы ночного видения, пожары-взрывы, погони-опоздания, но во всей этой вполне стильной и ритмичной протоплазме - тончайшие психологические нюансы. Как действительно современные, весьма разнокалиберные и далеко не пафосные ребята вынуждены один за другим сознательно идти на секир-башка, коль угроза нарисовалась.
Она нарисовалась во всей красе. Фильм обвиняют в чрезмерной жестокости, и детям, бесспорно, его вовсе не надо смотреть. Но если б не эти гадкие насекомые в телевизоре поначалу да не присланная отрубленная рука потом, да не продавливание шеи голыми руками вплоть до сонной артерии, когда ее видно в кровавой каше, не сложилось бы это самое очевидное зло, не сложилась бы совершенная определенность случая, когда и героизм возможен без дураков. Так что Сири сработал коммерчески, традиционно, но во многом круче Бессона.

Комментарии  152


Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть