Наверх
Шазам! Кладбище домашних животных Потерянное звено Хеллбой Домовой После Миллиард Проклятие плачущей Варавва Синонимы Мстители: Финал

Потрясения не испытаете, но и денег не пожалеете, если посмотрите версию Ренни Харлина «Изгоняющий дьявола: начало». Строго говоря, судить о ней лучше всего в сравнении с версией Пола Шредера, из которой Харлин не взял ни кадра, однако, пока нет такой возможности, можно заметить следующее. Горячий финский парень по крайней мере не попортил голливудскую историю экзорцизма, а также харизму Стеллана Скарсгарда и операторский гений Витторио Стораро.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Изгоняющий дьявола: Начало"

Экзорцизм приобрел глобальные масштабы. Одна африканская деревушка конца 40-х годов XX века, в которую рухнул дьявол, когда бог сбросил его с небес, приводит в V век нашей эры и в конец XIX, и в Европу Второй мировой. И любители дьявольщины во всех местах и временах насмотрятся на массовые убийства, ритуальные убийства, самоубийства, новорожденных в опарышах и бабочек во ртах. Разумеется, мистики с подземельями, метаморфозами и кровавыми мальчиками тоже вдоволь, но мистика преобладает, скорей, ближе к финалу. Начало и середина – скорей, детектив с вкраплениями ужастика.

Чтобы все это соединить, без Скарсгарда не обойдешься. Когда в самом начале этот, по-нашему говоря, поп-расстрига только возникает в грязной забегаловке с очередным стопарем под носом, трехдневной небритостью и недельным похмельем, сам факт его присутствия задает уровень доверия, который никакой мистикой не разрушается до самого конца. В Африке на раскопках древнего храма, в окружении экзотических негров, в отношениях с детьми, врачихой (Изабелла Скорупко) и отцом-иезуитом (Джеймс Д'Арси), в эпицентре крови и дьявольщины его изверившийся отец Меррин сохраняет ровно то спокойствие, чтобы перевести фильм из разряда пустых-скучных приквелов в нечто осмысленное.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Изгоняющий дьявола: Начало"

К тому же операторская манера Стораро придает фильму некий налет Бертолуччи, с которым тот много работал, а Бертолуччи дешевку не снимает. Видны следы «Под покровом небес» /Sheltering Sky, The/ (1990) и «Конформиста» /Conformist, Тhe/ (1970), «Стратегии паука» /Spider's Stratagem, The/ (1970), и «Маленького будды» /Little Buddha/ (1993). Весомость и достоверность изображения – в хитроумных глубинно-мизансценных движениях камеры. От колеса проезжающего по песку студебеккера – в голубое небо и через стену, окружающую деревню, к взволнованному племени – это реальный взгляд, а создает впечатление спецэффекта. Чистые спецэффекты поэтому не так заметны. Получается нечто, визуально впечатляющее и в то же время натуральное. К тому же со звуком Харлин хорошо поработал. Скрежеты и вихри, крик и хлопанье дверей бьют по голове с отдельным удовольствием.

Харлин еще неплохо поработал с введенной им лично ролью Скорупко. Врачиха сулит неожиданности и в принципе не обманывает. Детективный сюжет об очередных грязных происках дьявола, к сожалению, рассказывать нельзя, но темы в нем затронуты интересные. Африка как самостоятельная героиня, как в принципе абсолютная загадка, тайна. Вторая мировая война с концлагерями и расстрелами как образ нравственного выбора, человеческой разгадки тайн. Экзорцизм как вечное посредничество, нерешенность вопроса о загадках и разгадках, напоминающий о постоянной необходимости быть начеку. Темы четко заявлены, все это интересно, особенно, что касается решения, как выбрать жертв, если их все равно убьют. Проглядывает Достоевский. Но вот это, пожалуй, и все положительное, что можно сказать о фильме.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Изгоняющий дьявола: Начало"

Как целое «Изгоняющий дьявола: начало» все-таки не сложился. Он именно составлен из «тем», «красот», «артистов» и «эффектов». Этакий объем материала, над которым сесть, подумать, выстроить и склеить с умом и силой. По-настоящему связать все темы и все изображения Ренни Харлин («Скалолаз» /Cliffhanger/ (1993), «Остров головорезов» /Cutthroat Island/ (1995), «Глубокое синее море» /Deep Blue Sea/ (1999)) неспособен за отсутствием личного человеческого мировоззрения и собственного стиля. Возвращение отца Меррина к вере неизбежно с самого начала как святая обязанность приквела, задолго до которого были «сиквелы», где Меррин – именно отец («Изгоняющий дьявола» /Exorcist, The/ (1973) Фридкина и его продолжения). Но именно неизбежность делает возвращение формальным, а не органичным, не искренним, и смысла нет. А без смысла «красоты» немедля становятся утомительными, утомляющими своей неоригинальностью. Харлин умеет тратить деньги, ему их дали (бюджет 50 миллионов), и он сумел их честно истратить. О сборах данные пока на 40 миллионов, но мир велик, и все окупится, хотя без особенных взлетов.

Оставайтесь с нами на связи и получайте свежие рецензии, подборки и новости о кино первыми!

Яндекс ДзенЯндекс Дзен | InstagramInstagram | TelegramTelegram | ТвиттерТвиттер


 133



Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть