Наверх
Хантер Киллер Пришелец Оверлорд Фантастические твари: Преступления Грин-де-Вальда Ральф против Интернета Апгрейд Вдовы Робин Гуд: Начало Проводник Все или ничего

Любимое кино. Большой Лебовски

Мировое кино, от «Чапаева» до «Матрицы», подарило нам множество ярких цитат, ставших поговорками. В этой рубрике мы вспоминаем знаменитые кинофразы и рассказываем о картинах, в которых они были произнесены.

После долгого и мутного приключения безработный житель Лос-Анджелеса по прозвищу Чувак наконец-то возвращается к любимому занятию – игре в боулинг. Идя к своей дорожке в боулинг-клубе, он проходит мимо барной стойки и перебрасывается любезностями с сидящим там пожилым мужчиной в ковбойской шляпе. Когда тот говорит ему: «Ты, главное, не напрягайся, Чувак. Хотя ты и так не напрягаешься», Чувак с иронией отвечает: «Да. Чувак смиряется». «Чувак смиряется, – с умилением повторяет ковбой, обращаясь к камере. – Не знаю, как вас, а меня это утешает. Приятно знать, что живет на свете Чувак, который не напрягается за наши грехи».

«Культовое кино» – это выражение, которое не стоит понимать буквально. Лишь немногие «культовые» картины в самом деле стали для своих поклонников культом. Те же ленты, которые породили полноценную религию – пусть даже ироническую и пародийную, – и вовсе можно пересчитать по пальцам. И если вы соберетесь это сделать, то один палец вы загнете в честь артхаусной трагикомедии, которая вышла в 1998 году и у которой ныне сотни тысяч поклонников-«священников», имеющих официальное право отправлять обряды в ее честь. Картину эту придумали и поставили братья Итан и Джоэл Коэны, а называлась она «Большой Лебовски».

Промо-кадр к фильму "Большой Лебовски!

Промо-кадр к фильму "Большой Лебовски!

Америка – не Европа. Особенно с точки зрения создателя артхаусного кино. В Европе немало государственных и неправительственных организаций, которые поддерживают арт-кино и позволяют его создателям не слишком заботиться о бокс-офисе. В Америке же с этим заметно хуже, и потому переживать из-за прокатных сборов приходится даже тем, кто видит коммерческое кино в гробу.

В 1996 году прокатные переживания для братьев Коэн были неожиданно приятными. Почему «приятными»? Потому что после череды любимых критиками финансовых катастроф («Подручный Хадсакера», например, собрал в 1994 году всего 3 миллиона долларов, хотя обошелся в 25 миллионов) очередной фильм Коэнов «Фарго» заработал 60 миллионов при 7-миллионном бюджете. Почему «неожиданно»? Потому что Коэны не могли взять в толк, почему «выстрелил» именно мрачный «Фарго», а не, например, веселый и позитивный «Подручный». Хотя зарабатывание денег не было для них приоритетом, они все же хотели хотя бы примерно представлять, от какого кино чего ждать, чтобы не подводить инвесторов.

Промо-кадр к фильму "Большой Лебовски"

Промо-кадр к фильму "Большой Лебовски"

«Фарго», однако, посрамил их ожидания. И он заставил Коэнов смириться с мыслью, что они могут лишь делать кино, которое им нравится снимать, бросать его в прокат и надеяться, что оно всплывет, а не утонет.

Их новое, смиренное и просветленное настроение, подкрепленное заработанными на «Фарго» миллионами и полученным за сценарий «Оскаром», заметно повлияло на их следующий проект. Хотя лента под названием «Большой Лебовски» была задумана задолго до того, как «Фарго» сорвал банк.

В отличие от проектов, которые, как лесной пожар, разгораются от одной идеи-спички, у «Большого Лебовски» было несколько источников вдохновения. Основным из них, пожалуй, были причудливые голливудские киношники, с которыми Коэны познакомились, когда работали над своей первой полнометражной лентой «Просто кровь», выпущенной в прокат в 1984 году (и, кстати, собравшей почти 4 миллиона долларов).

Кадр из фильма «Большой Лебовски»

Кадр из фильма «Большой Лебовски»

Главный герой фильма, безработный «травокур» Джефф Лебовски по прозвищу Чувак, был отчасти основан на Джеффе Дауде, бывшем политическом активисте, который в 1970 году вместе с шестью товарищами отсидел три месяца в тюрьме за протест против войны во Вьетнаме (Чувак даже говорит в фильме, что был членом «Семерки из Сиэтла»). Когда Коэны подружились с Даудом, он был уже не политиком-любителем, а голливудским промоутером и продюсером (в частности, в 1992 году он спродюсировал известный мультфильм «Долина папоротников»). Как и его будущее экранное альтер эго, Дауд именовал себя «Чуваком», обожал коктейль «Белый русский» (водка с кофейным ликером и сливками), курил марихуану и выглядел как упитанный презентабельный бомж. Что ничуть не мешало ему успешно работать.

Еще одним прототипом Чувака был Питер Экслайн, консультант по сценариям, который одно время жил в убогой квартирке и иронически хвастался ковром, вынесенным из дома переехавших соседей. Также Экслайн стал прототипом Уолтера Собчака, лучшего друга Чувака и ветерана Вьетнама, поскольку он не мог трех слов связать, не помянув свои вьетнамские деньки. Экслайна познакомил с Коэнами его бывший однокашник Барри Зонненфельд, оператор «Просто крови» и будущий постановщик «Семейки Аддамс» и «Людей в черном».

Кадр из фильма «Большой Лебовски»

Кадр из фильма «Большой Лебовски»

Однажды в 1989 году Экслайн за обедом рассказал братьям о том, как он со своим приятелем-«вьетнамцем», частным детективом с актерскими амбициями, разыскал мальчишку, угнавшего его машину. Незадачливый воришка забыл в «тачке» свое домашнее задание, и когда полиция отвезла брошенный автомобиль на штрафстоянку, угонщика легко было вычислить и пристыдить.

Эта дурацкая история запала Коэнам в душу и навела их на мысль сочинить трагикомедию, в которой пара туповатых и эксцентричных мужиков, ушибленных шестидесятыми (один – бывший активист, другой – ветеран войны), втягиваются в запутанную детективную интригу в духе Рэймонда Чандлера.

Кадр из фильма «Большой Лебовски»

Кадр из фильма «Большой Лебовски»

В отличие от классических «детективщиков» вроде Конан Дойла и Агаты Кристи, Чандлер сочинял истории не столько об анализе улик и разгадывании криминальных головоломок, сколько об общении сыщиков с фигурантами дела. Он говорил, что, на его вкус, хорошая детективная книга – та, которую согласятся читать, даже если она выйдет без последней главы, где называется имя преступника. Поэтому он стремился, чтобы каждая сцена и каждый сюжетный поворот его романов были ярки и интересны сами по себе, а не только как ступенька на пути к финальным откровениям. Одним из способов этого добиться было сведение главного героя с колоритными жертвами и подозреваемыми, которые посылают сыщика, что называется, «от Понтия к Пилату», предлагая все новые объяснения того, почему детектив должен обратить внимание на кого-то еще.

Коэнам очень нравилась такая сюжетная структура, поскольку она позволяла постоянно вводить в действие все новых ярких и причудливых героев, представляющих разные грани жизни мегаполиса. Также с ее помощью можно было сделать картину уморительно смешной. Не только потому, что герой натыкается на все более странных людей, но и потому, что сам он – не профессиональный сыщик, а профессиональный лентяй, которому обычно нет дела до чужих жизней и чужих преступлений и который лишь по ходу действия кое-как учится вести расследование.

Кадр из фильма «Большой Лебовски»

Кадр из фильма «Большой Лебовски»

Что отправляет Джеффа в путешествие? Вышеупомянутый ковер, который портят заявившиеся к мужчине домой бандиты, принявшие Лебовски за его тезку-миллионера. По настоянию Уолтера Чувак едет к однофамильцу, чтобы выцыганить у него компенсацию за ковер, и это втягивает его в криминальное приключение. Таким образом, фильм оказывается добродушной пародией на чандлеровские повествования.

Главным источником сюжетного вдохновения для Коэнов стал роман Чандлера «Глубокий сон», экранизированный в 1946 году с Хамфри Богартом и в 1978 году с Робертом Митчумом. У многих персонажей «Лебовски» были прототипы во «Сне», и название ленты также было намеком на книгу. Ведь «Глубокий сон» по-английски называется The Big Sleep, а фильм Коэнов – The Big Lebowski.

Кадр из фильма «Большой Лебовски»

Кадр из фильма «Большой Лебовски»

Возвращаясь к реальным прототипам главных героев, надо отметить, что Собчак был также основан на Джоне Милиусе, режиссере «Конана-варвара» и сценаристе «Апокалипсиса сегодня». Милиус не служил в армии (его забраковали как астматика), но он был фанатом и знатоком всего военного, и Коэны наделили Уолтера его зашкаливающим милитаризмом. В свою очередь, взрослая дочь Лебовски-миллионера, авангардная художница Мод Лебовски, была вдохновлена художницами Йоко Оно и Кароли Шниманн. Последняя была особенно известна обнаженными перформансами.

Коэны приступили к работе над сценарием «Большого Лебовски» в 1989 году, и потому действие картины привязано к началу 1990-х, ко времени «Бури в пустыне». По той же причине ключевые роли в «Лебовски» сыграли Джон Гудман (Уолтер Собчак), Стив Бушеми (приятель Чувака и Уолтера по имени Донни) и Джон Туртурро (соперничающий с героями игрок в боулинг «латинского» происхождения Хесус). Дело в том, что параллельно с первыми набросками «Лебовски» братья работали над трагикомедией «Бартон Финк», где как раз играли Гудман, Бушеми и Туртурро. Последний получил «латинскую» роль, потому что Коэны видели Туртурро в театре в схожем образе, и они сочли, что у них итальянец тоже должен сыграть комичного кубинца.

Кадр из фильма «Большой Лебовски»

Кадр из фильма «Большой Лебовски»

Почему сюжет картины был связан с боулингом? Потому что Экслайн играл с другими голливудцами в любительской лиге по софтболу (разновидность бейсбола), и Коэнам захотелось, чтобы их герой тоже был спортсменом-любителем. Но так как софтбол Чувака слишком бы утрудил, то они остановились на боулинге, любимом спорте американских «лузеров» и толстяков.

Если роли Уолтера и Донни с самого начала писались в расчете на Гудмана и Бушеми, то Чувак придумывался «в пустоту». Братья понятия не имели, кто может сыграть эту роль. Они даже предложили ее Мелу Гибсону, хотя он, пожалуй, был последним, кто мог бы вписаться в этот образ. Естественно, звезда «Смертельного оружия» лишь пожал плечами и не принял предложение Коэнов всерьез.

Кадр из фильма «Большой Лебовски»

Кадр из фильма «Большой Лебовски»

Напротив, Джеффу Бриджесу из «Трона», «Человека со звезды» и «Короля-рыбака» Чувак сразу понравится. «Мужик, который целыми днями ничего не делает, пьет пиво с корешами и курит “травку”? Так это ж я и есть!» – признался актер, имея в виду себя в молодости. У него, правда, в то время уже было три дочери, и Бриджес испугался, что если девочки увидят его в роли Чувака, то они перестанут его уважать. Но интерес к роли все же взял вверх. И Коэны так точно угадали с кастингом, что им даже не пришлось заказывать для Бриджеса наряды Чувака. Актер просто носил то, что было у него в гардеробе. Понятно, в «расслабленной» его части, а не в том шкафу, где хранились смокинги для посещения церемоний.

Кадр из фильма «Большой Лебовски»

Кадр из фильма «Большой Лебовски»

Бриджес согласился играть в «Лебовски» еще в 1994 году, но он в то время был занят на съемках вестерна «Дикий Билл» (1995). Гудман тоже тогда не мог выкроить время для съемок из-за работы над ситкомом «Розанна» (1988-1997). Поэтому Коэны отложили «Лебовски» в стол и занялись «Фарго». В конечном счете это только пошло «Лебовски» на пользу, потому что после триумфа «Фарго» братьям легко было получить на новую, более сложную картину 15 миллионов долларов. Эти средства внесли британские студии PolyGram и Working Title.

Кадр из фильма «Большой Лебовски»

Кадр из фильма «Большой Лебовски»

К тому времени когда «Розанна» наконец завершилась, Коэнам оставалось лишь отшлифовать сценарий, закончить кастинг и приступить к съемкам. Роль Лебовски-миллионера получил характерный актер Дэвид Хаддлстон , известный по заглавной роли в картине 1986 года «Санта-Клаус. Феминистку-авангардистку Мод Лебовски изобразила Джулианна Мур, номинантка «Оскара» за «Ночи в стиле буги» и будущая звезда «Ганнибала». Тара Рид, будущая звезда «Американского пирога», изобразила Банни Лебовски, жену миллионера с порнографическим прошлым (ее партнершу в порнофильме сыграла реальная порнозвезда Азия Каррера). Филип Сеймур Хоффман из «Ночей в стиле буги» перевоплотился в Брандта, секретаря Лебовски-миллионера.

Кадр из фильма «Большой Лебовски»

Кадр из фильма «Большой Лебовски»

Наконец, Сэм Эллиотт, будущий генерал Росс из «Халка», сыграл безымянного ковбоя, который рассказывает историю Чувака и напрямую обращается к зрителям. Коэны включили в сюжет такого героя, поскольку в детективах вроде «Глубокого сна» повествование почти всегда ведется от первого лица. Чувак же показался им не слишком подходящим на роль рассказчика – в такой запутанной истории полезнее был взгляд со стороны.

Кадр из фильма «Большой Лебовски»

Кадр из фильма «Большой Лебовски»

Также в «Лебовски» сыграли ветеран независимого кино Бен Газзара (порнограф Джеки Трихорн), швед Петер Стормаре из «Фарго» (немецкий нигилист Ули), басист рок-группы Red Hot Chili Peppers Фли (нигилист Дитер) и будущий злодей телесериалов «Быть человеком» и «Сверхъестественное» Марк Пеллегрино (бандит, издевающийся над Чуваком в зачине фильма).

Еще в самом начале своей карьеры братья Коэн определили, что лучший способ совместной работы – спорить дома, без свидетелей, и предлагать актерам и съемочной группе уже тщательно продуманный и проработанный проект. Причем не только на уровне мизансцен и диалогов, но и на уровне операторских раскадровок, определяющих, как будет сниматься каждая сцена. Таким образом, когда Коэны начинают снимать, им уже не о чем спорить, и они действуют как единое целое, легко подменяя друг друга и давая одинаковые ответы на самые заковыристые вопросы.

На съемочной площадке фильма "Большой Лебовски"

На съемочной площадке фильма "Большой Лебовски"

В результате столь тщательной подготовки диалоги картины были расписаны вплоть до пауз и нерешительных «э-э-э…». Почти всякий раз, когда актеры пытались импровизировать, они обнаруживали, что не могут ничего изменить в реплике, не ухудшив ее. В итоге лишь несколько фраз в окончательном монтаже картины были не точно такими, как в режиссерском сценарии.

Формально во время работы над «Большим Лебовски» Итан Коэн считался продюсером, а Джоэл – режиссером. Но это была лишь уступка голливудской Гильдии кинорежиссеров, настаивающей, чтобы режиссером числился лишь один человек. На деле оба Коэна были и продюсерами, и режиссерами, и еще соавторами сценария. И за все время съемок «Лебовски» они лишь однажды не согласились друг с другом (братья поспорили, каким должно быть лицо Чувака, когда в сцене галлюцинации он летит в сторону кеглей для боулинга)! Неудивительно, что подчиненные всегда ими восхищались.

На съемочной площадке фильма "Большой Лебовски"

На съемочной площадке фильма "Большой Лебовски"

Съемки «Лебовски» начались в конце января 1997 года, и они заняли три месяца. Проходили они в Лос-Анджелесе и его окрестностях. Сцены боулинга, например, снимались в заведении под названием Hollywood Star Lanes, построенном в 1960-х и закрытом в 2002 году к вящему ужасу поклонников фильма. Для нужд картины внутреннее убранство боулинга было слегка изменено. В частности, декораторы наклеили на стены большие аляповатые звезды с подсветкой.

На съемочной площадке фильма "Большой Лебовски"

На съемочной площадке фильма "Большой Лебовски"

Звездный мотив также был использован в двух сценах галлюцинаций Чувака. Эти фрагменты были самыми дорогими в картине, и для их создания применялись компьютерные спецэффекты. Так, сцена, в которой Чувак пролетает между ног танцовщиц, была создана с помощью компьютерного монтажа, поскольку Джефф Бриджес, специально располневший для роли, был слишком упитан, чтобы свободно протиснуться между ног танцующих девушек. Поэтому Бриджеса сняли отдельно, а затем слегка уменьшили и вмонтировали в съемки танцовщиц. Для сцен, показывающих боулинг «глазами» катящегося шара, применялся маленький самодвижущийся робот с установленной на нем камерой.

Чтобы случайно не подвести коллег, Бриджес на всем протяжении съемок не выкурил ни одной марихуановой самокрутки. Однако он постоянно спрашивал режиссеров, «накуренный» ли его герой в той или другой сцене. Когда Коэны отвечали положительно (а делали они это почти всегда), Бриджес тер себе глаза, чтобы они в кадре были чуть красноватыми, как будто он в самом деле забил косячок.

«Большой Лебовски» был впервые представлен публике на фестивале «Сандэнс» 18 января 1998 года. Прокат ленты начался 6 марта того же года, и он был заметно менее успешен, чем прокат «Фарго». Если предыдущая картина Коэнов собрала в США 25 миллионов долларов, то Лебовски заработал в Америке лишь 17 миллионов (при, напомним, 15-миллионном бюджете). Мировые сборы дотянули бокс-офис до 46 миллионов, но это все равно был худший результат, чем у «Фарго» с его 60 миллионами.

Кадр из фильма «Большой Лебовски»

Кадр из фильма «Большой Лебовски»

Критики также были не в восторге, хотя мало кто откровенно ругал «Лебовски». После «Фарго» от Коэнов ждали новую глубокую и изящную трагикомедию, а не пародию на классические детективы с уймой ругательств (слово из четырех букв в картине произнесено 292 раза) и суетой вокруг дрянного ковра. Поэтому картину сочли полуудачей (никто не отрицал, что в «Лебовски» есть уморительно смешные сцены и колоритнейшие персонажи), и все приготовились ее забыть.

Кадр из фильма «Большой Лебовски»

Кадр из фильма «Большой Лебовски»

Однако «Лебовски» не ушел в фильмографическое небытие. Вместо этого он стал набирать обороты. Первый раунд продажи на DVD принес 40 миллионов долларов – впечатляющий результат по меркам индустрии и вдвойне впечатляющий, если картина на видео в США зарабатывает больше, чем в прокате. Оказалось, что вместо кинохита Коэны создали культовое кино. Причем культовое в самом буквальном смысле слова. В 2002 году в Луисвилле, штат Кентукки, прошел первый ежегодный Лебовски-фестиваль, а в 2005-м была учреждена официальная религия под названием «чувачизм» (Dudeism), предлагающая ее последователям не напрягаться, плыть по течению, сохранять спокойствие и ставить простые радости жизни вроде игры в боулинг и попоек с друзьями выше зарабатывания и траты «бешеных денег». Ныне каждый желающий может зарегистрироваться на сайте чувачизма и получить сертификат священника, который в Америке дает право, например, проводить официальные свадьбы.

Кадр из фильма «Большой Лебовски»

Кадр из фильма «Большой Лебовски»

Почему «Лебовски» стал культом с сотнями тысяч, а то и миллионами последователей? Потому что зрители разглядели за шутками, гэгами и абсурдностями ленты вполне серьезное кино о столкновении жизненных философий. Каждый из ключевых персонажей фильма представляет ту или другую систему ценностей, от нигилизма до радикального феминизма, и победителем в этом противостоянии оказывается Чувак – простодушный, ничуть не героический, но все же несгибаемый, который принимает жизнь такой, какая она есть, и не требует большего. Во времена, когда единственным мерилом всего является успех, равнодушный к погоне за славой и деньгами чувачизм оказался мощным контркультурным «месседжем». Пусть даже ироническим.

Понятно, такое кино не могло не разойтись на цитаты, и самой популярной из них стала одна из последних фраз картины – The Dude abides. Точно перевести эти слова невозможно (наш вариант – «Чувак смиряется», но как только эту фразу не переводили!). Об их смысле даже среди американцев часто идут споры, поскольку глагол abide имеет несколько значений, и он настолько редко применяется в современном языке, что трудно сказать, какое из этих значений Коэны имели в виду. Но в этом и прелесть «Лебовски», как и многих других замечательных лент, – каждый просмотр открывает зрителям что-то новое, и обсуждать нюансы картины можно до бесконечности. Неудивительно, что Лебовски-фестиваль всякий раз собирает толпы фанатов!

Оставайтесь с нами на связи и получайте свежие рецензии, подборки и новости о кино первыми!

Яндекс ДзенЯндекс Дзен | InstagramInstagram | TelegramTelegram | ТвиттерТвиттер


Комментарии  99

Читайте также

показать еще


Нравится материал?

Может быть, вас это заинтересует?


Подпишись на нас и будь всегда в курсе!

Не хочу больше это видеть